Отменит ли Конституционный Суд автофиксацию: какие шансы?

Все 138 спидкамов, которые установило МВД на украинских дорогах, скоро могут потерять актуальность. Конституционный Суд имеет все основания для отмены сомнительного механизма наложения штрафов. Конституционный суд взялся за рассмотрение жалоб украинцев, которые уверены, что сам принцип автоматической фиксации прямо нарушает Основной закон страны. Так как часто отвечать за несоблюдение правил вынужден не нарушитель, а юридический владелец авто, который вообще мог находиться за сотни километров от места нарушения. В случае с юридическими лицами, когда за все отвечает директор предприятия – ситуация еще более запутанная. Читайте также: 14 миллионов долларов заплатили украинцы за камеры автофиксации Индивидуальная ответственность Открытое заседание Конституционного суда состоялось 9 сентября. Судьи Конституционного Суда разбирали жалобы луцкого адвоката Артура Мартиросяна и его коллеги из Днепра Елены Забары. Суть претензий истцов сводится к тому, что статьи Кодекса Украины об административных правонарушениях 14-2 и 279-1 не соответствуют Конституции и должны быть отменены судом. Что это за нормы и в чем именно, они противоречат Основному закону? Дело в том, статья 14-2 устанавливает, что административную ответственность за нарушения правил дорожного движения, зафиксированные в автоматическом режиме (с помощью камер), несет физическое лицо или руководитель юрлица, за которым зарегистрировано транспортное средство, или «надлежащий пользователь транспортного средства», зарегистрированный в Едином реестре транспортных средств. Таким образом, если, например, вполне законно передать свое авто в пользование третьему лицу, а это третье лицо нарушит правила дорожного движения, и это зафиксируют камеры, то отвечать придется владельцу транспортного средства, а не водителю, который был за рулем и нарушил правила. Или, например, представим ситуацию, когда есть юрлицо, у которого в автопарке десятки, а то и сотни транспортных средств. Если водители, которые сотрудничают с юрлицом, например, как наемные работники, нарушают правила, то «письма счастья» со штрафами придут руководителю юрлица, у которого может даже никогда и прав не было. По мнению истцов, такая юридическая конструкция вступает в прямой конфликт с 61 статьей Конституции Украины, где сказано, что «юридическая ответственность лица имеет индивидуальный характер». Без надлежащих доказательств В свою очередь, статья КУоАП 279-1 накладывает обязательства на Нацполицию или инспекторов по парковке в случае фиксации правонарушения только установить «ответственное лицо», которое нужно оштрафовать. «Статья 268 КУоАП дает мне право представлять доказательства, собирать доказательства, отрицать доводы других участников. Но никакие доказательства, никакие обстоятельства совершения правонарушения ни судом первой инстанции, ни судом апелляционной инстанции не были установлены. Единственное, что было установлено, это кто является руководителем юрлица, которому принадлежит транспортное средство. Не устанавливался даже факт того, была ли я на месте совершения правонарушения», – рассказала в зале Конституционного Суда Елена Забара. «Почему-то к другим нормам Кодекса есть требования относительно доказательства вины, кто совершил правонарушение. То есть, все элементы состава правонарушения, – добавил Артур Мартиросян. – Вообще никаких стандартов доказывания нет. Все, что нужно инспектору по парковке, это сфотографировать авто, что оно находится, по его мнению, с нарушением. И этого уже достаточно, чтобы вынести постановление. Но что это доказывает? Только факт нарушения, а кто совершил это нарушение – доказательств нет». Такой упрощенный механизм рассмотрения дела, когда для доказательства вины достаточно всего лишь установить владельца авто, по мнению истцов противоречит 62 статье Конституции: «Никто не обязан доказывать свою невиновность в совершении преступления». Да и сами судьи Конституционного суда в своих вопросах к участникам заседания высказывали сомнения относительно необходимости упрощенной модели рассмотрения дел с автоматической фиксацией. «Лицо нарушило правила в условиях крайней необходимости. Например, человек теряет сознание в транспортном средстве и останавливается на пешеходном переходе. Есть необходимость выяснять состав административного проступка?», – задавался вопросом судья Виктор Кривенко. Аргументы полиции Впрочем, представители парламента, президента и МВД, которые принимали участие в заседании суда, не согласны с доводами истцов и уверяют, что нарушений Конституции нет. Во-первых, по мнению директора департамента юридического обеспечения МВД Дениса Горбася, оспариваемые статьи КУоАП не нарушают презумпцию невиновности. «Если мы внимательно проанализируем положения статьи 62 Конституции Украины, то придем к выводу, что нормы права, которые там закреплены, в первую очередь, касаются привлечения лица к уголовной ответственности за совершение преступления. Этой статьей не закреплена императивная норма, что этот принцип применяется в административном праве», – высказал предположение Горбась. Во-вторых, представители власти акцентировали внимание на том, что если существует высшая цель, а фотовидеофиксация нарушений ПДД преследует именно такую цель, (они считают что автофиксация уменьшает смертность и травматизм на дорогах, хотя статистика и свидетельствует об обратном), то государство может использовать не классические подходы к административному праву, а пропорциональные цели. Читайте также: Камеры не помогают: в Киевской области аварийность выросла на 45% «Статья 2 Конституции Украины признает человека, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность – высшей социальной ценностью, а часть 2 обязывает государство делать все, чтобы достичь этой цели. Соответственно, целью автоматической фиксации является обеспечение безопасности, жизни и здоровья граждан Украины», – заявил представитель президента в Конституционном суде Федор Вениславский. В подтверждение своих слов чиновники неоднократно упоминали о решении ЕСПЧ по делу «Фальк против Нидерландов», когда суд признал правомерной ответственность именно владельцев транспортных средств. Однако какое именно отношение имеют решения ЕСПЧ к суверенной и независимой Украине и нашей Конституции – не всем понятно. Кому принадлежит пользователь Но самая ожесточенная дискуссия в зале суда разгорелась вокруг понятия о «надлежащем пользователе транспортного средства». Это что такое? Если владелец авто или руководитель юрлица действительно не хочет платить штраф вместо реального нарушителя, которому был передан в пользование автомобиль, то согласно постановлению Кабмина №1197, в Едином реестре транспортных средств есть опция прописать «надлежащего пользователя транспортного средства». То есть, другого водителя, который и будет получать «письма счастья», если нарушит ПДД. «Этим постановлением обеспечен бесплатный и очень упрощенный порядок внесения сведений о надлежащем пользователе в реестр. Таким образом, владелец может сообщить соответствующим органам кто будет нести ответственность в случае нарушения правил дорожного движения», – отметила в зале суда постоянная представительница ВР в Конституционном суде Ольга Совгиря. Но! Зафиксировать в реестре надлежащего пользователя – право, но никак не обязанность владельца авто. В таком случае, можно ли нести ответственность за неиспользование права? Чиновники, очевидно, считают, что не просто можно, а нужно. «Статья 13 Конституции Украины предусматривает, что собственность обязывает и не может использоваться в ущерб человеку и обществу. Таким образом, человек, покупающий автомобиль, который является источником повышенной опасности для окружающих, несет ответственность перед обществом за свою собственность и ее использование. Владелец транспортного средства должен быть ответственным за нанесение вреда обществу. Если гражданин передает и не регистрирует передачу, значит берет на себя риски ненадлежащего использования транспортного средства», – считает Ольга Совгиря. Стоит отметить, что автомобиль сам по себе не является источником повышенной опасности. Как сказано в части первой статьи 1187 ГК Украины, “Источником повышенной опасности является деятельность, связанная с использованием, хранением или содержанием транспортных средств, механизмов и оборудования, использованием, хранением химических, радиоактивных, взрыво- и огнеопасных и других веществ, содержанием диких зверей, служебных собак и собак бойцовских пород и т. п., что создает повышенную опасность для лица, которое эту деятельность осуществляет, и других лиц”. «Да, собственность обязывает. Но где написано, что собственность обязывает? Где расшифрованы эти обязательства? Я понимаю «собственность обязывает», это использовать собственность так, как это предусмотрено законом. Но где я использовал авто так, как это не предусмотрено законом?», – парировал Артур Мартиросян. Впрочем, внести в реестр можно только одного надлежащего пользователя. А ведь нередко бывает и так, что одним авто пользуется вся семья. И как в таком случае реализовать индивидуальную юридическую ответственность, которая закреплена в Конституции? Владельцы должны? Чиновники уверяют, что владельцы транспортных средств сами должны смотреть, кому передают свои авто. «Владельцы средств повышенной опасности должны нести ответственность за то, кому они дают пользоваться такими вещами», – уверял в суде советник министра МВД Антон Геращенко. Иными словами, власти предлагают владельцу авто по своему усмотрению определять «благонадежность» реального водителя. «Но каким образом руководитель юрлица может предусмотреть, что лицо, которому он предоставил право управления транспортным средством, совершит правонарушение?», – задавалась вопросом истец Алена Забара. Ответ представителя ВР смутил. «Руководитель юрлица должен понимать, что в транспортном средстве есть тормоза, и если нажать на эту педаль очень сильно, то могут быть большие потери для жизни и здоровья лица. Поэтому если руководитель юрлица этого не понимает, то у меня вопрос – как он стал руководителем юрлица», – отвечала Ольга Совгиря. Сырой закон По словам Федора Вениславского, нормы Конституции в случае с «надлежащим пользователем» действительно требуют анализа. «Статья 62 должна быть объектом отдельного исследования Конституционного суда, поскольку действительно достаточно сложно дискутировать в чем именно индивидуальность юридической ответственности: в том, что лицо, которое является владельцем источника повышенной опасности, передало его и не совершило тех действий, которые ему разрешает закон, или субъективной стороной и его индивидуальной ответственностью является ответственность за то, что другое лицо, которое управляло транспортным средством, нарушив правила дорожного движения. Этот вопрос достаточно неоднозначный», – подчеркнул Вениславский. Можно, конечно, сделать так, чтобы в реестре можно было фиксировать сразу несколько надлежащих пользователей. «Но эта ситуация приведет к тому, что невозможно будет установить конкретного субъекта и тогда в этой процедуре не будет абсолютно никакого смысла», — отметил Денис Горбась. Чтобы решить эту проблему, государство могло бы сделать обязанностью, а не правом регистрацию надлежащего пользователя. Тогда и жаловаться не было бы смысла. Но по словам Федора Вениславского, от этого будет только хуже. «Наше законодательство, которое позволяет либеральным способом, отдав техпаспорт и ключи от автомобиля, пользоваться этим автомобилем другому лицу, направлено на то, чтобы максимально облегчить жизнь обычным гражданам. Если граждане этого не хотят, государство может обязать каждый раз вносить сведения о лице, которое будет фактическим владельцем автомобиля даже на 15 минут», – отметил Федор Вениславский, разделяя государство и граждан. Поле для мошенничества Для владельца авто, который в реальности не совершал административное нарушение, остается опция освобождения от ответственности. Согласно статье КУоАП 279-3, если реальный нарушитель обратится в полицию и даст свое согласие на привлечение к административной ответственности, да еще и предоставит квитанцию об оплате штрафа, то все обвинения с владельца авто будут сняты. В МВД думают, что этот механизм работает, так как владелец авто знает, кому он передает в пользование свое транспортное средство, а значит, владелец и заставит реального нарушителя сообщить о своей вине копам и заплатить штраф. Но и эта норма вызывает много вопросов у судей и экспертов. «Что такое это сообщение? Почему не обжалование? Потому что от обжалования совсем другие правовые последствия. А что такое сообщить? Как? По интернету или как-то иначе? Это и есть элементы правовой неопределенности», – уверял заведующий кафедрой административного и хозяйственного права Запорожского Национального университета Валерий Колпаков. «Получается, что есть постановление в отношении одного лица, а другое лицо как-то так в инициативном порядке, заплатило штраф», – отмечал судья Конституционного суда Виктор Колесник. С другой стороны, вымысел надлежащего пользователя создает широкие возможности для злоупотреблений и уклонения от ответственности. «А если будет такая ситуация, когда публичный человек, даже политик, во избежание привлечения себя к административной ответственности, сознательно, оставаясь собственником, вносит данные в реестр о каком-то физлице, которое заранее назначает ответственным. Это публичное лицо систематически нарушает правила дорожного движения, но к ответственности привлекается совсем другой человек», – отмечал судья КС Олег Первомайский. Отменят или нет? Решение об отмене статьи КУоАП 14-2, а вместе с ней и всего механизма фотовидеофиксации нарушений ПДД, пока еще не принято. Этот вопрос будет решаться в закрытой части заседания 14 сентября. Но в целом, исходя из общей тональности вопросов и реплик судей, данная схема от МВД, которая чуть больше чем за год принесла министерству 376 646 829 гривен (более 14 миллионов долларов) в виде штрафов, вполне может быть признана неконституционной. Тем более, что похожую норму закона КСУ уже отменял в декабре 2010 года.