«Результат манипуляции данными»: Почему в России уменьшается число заболевших COVID-19, но не снижается смертность

В России смертность от коронавируса одна из самых высоких в мире, даже согласно официальной статистике. В июне умерли более 20 тысяч человек. Это на 14% больше, чем в июне 2020 года.

Уровень смертности в России стабильно высокий. Последний месяц число умерших от коронавируса за сутки колеблется в диапазоне от 715 до 798 человек, разброс не очень большой. При этом количество заболевших в стране, по официальной статистике, идет вниз: за месяц оно снизилось на 30% – с 25 300 заболевших в сутки до 17 673.

Кандидат биологических наук Алексей Куприянов рассказал в эфире Настоящего Времени (совместный проект RFE/RL и Голоса Америки), как можно объяснить эту аномалию и почему официальная статистика не отражает реальные масштабы заболеваемости.

– Почему если мы смотрим на график умерших, то в России он выглядит скорее как стабильная прямая, чем кривая?

– Я думаю, объяснение напрашивается само собой: потому что, судя по всему, график, который сообщает нам Россия в целом, является результатом манипуляции данными. Скорее всего, там применяются какие-то методики искусственного сглаживания; возможно, это связано с необходимостью не превысить определенные значения, чтобы не пугать людей.

Потому что, я вас уверяю, в тех регионах России, где смертность сообщается честно, там мы видим точно такие же скачки день ото дня и точно такие же провалы по выходным, как и на графиках во всех остальных странах.

– Есть понимание, что сейчас в стране происходит с коронавирусом в целом?

– В целом, судя по всему, сейчас во всех регионах наблюдается спад третьей волны коронавируса. Где-то, скажем, в центральных регионах, спад уже достиг практически своего дна, это Москва и Петербург. Скажем, в более удаленных регионах, в Сибири, там скорее они недавно перевалили через пик. Но в целом сейчас везде идет снижение заболеваемости. И теоретически должно идти снижение смертности.

Проблема России в том, что у нас очень мало регионов, в которых мы можем полагаться на оперативную статистику, потому что во многих случаях она, в общем, как минимум сильно сглажена дополнительно или как-то слегка занижена, слегка сдвинута во времени. Поэтому очень трудно что-то оценивать оперативно. У нас считаные регионы сообщают данные относительно добросовестно.

– А понять правду по смертности можно? Только ждать данных по избыточной смертности?

– Да, надо ждать данных по избыточной смертности Росстата, потому что, по сути дела, у нас, по моим впечатлениям, есть примерно один регион в России, в котором можно полагаться на оперативные данные смертности – это Петербург, в котором учет смертных случаев поставлен совершенно образцово, по крайней мере, с осени прошлого года, 2020 года.

Но и то, при том, что они успевают учесть оперативно всех умерших на спадах волны, на пиках они просто не успевают. Скажем, пик смертности, который мы видели в июне-июле, был настолько значительным, что городские патологоанатомические службы просто не справлялись. И есть на этот счет инсайдерская информация. И мы видим, что если сравнить данные оперативного учета с данными Росстата, то оперативный учет отражал в этой ситуации примерно две трети – три четверти случаев, не больше.