Правозащитники заявили, что жителям ОРДЛО приходится ехать в Россию на заработки: причина

В украинском обществе существует две основные позиции по отношению к людям с оккупированных территорий. Первая: под оккупацией живут люди, которые определились со своей пророссийской позицией и донесения до них украинских месседжей лишено смысла. Вторая: продолжение общения с людьми с оккупированных территорий — прямой путь к реинтеграции. «Информация в организме общества выполняет функцию крови — участки, где кровообращение нарушено, теряют функциональность. И сейчас из-за искусственно замедленного информобращения мы теряем ощущение единства с захваченными россиянами территориями, и уже почти готовы от него отказаться. Именно этого хотят в Кремле», — написал в своем блоге основатель организации «Восток-Sos» Константин Реуцкий. Он обратил внимание на искусственно созданный кризис желания общаться с людьми в оккупации и подчеркнул: необходимо продолжать общаться даже с теми, кто декларирует враждебность к нашим ценностям. По мнению Реуцкого, часто такая враждебность является маской для собственной безопасности. «Восточный вариант» пообщался с украинскими лидерами мнений — активистами, правозащитниками и политологами, которые регулярно поднимают вопрос коммуникации с людьми, проживающими на оккупированной территории. Мы собрали не только аргументы в пользу коммуникации с людьми с ОРДЛО, но и механизмы и примеры, как это правильно делать. «Около трети людей под оккупацией не имеют пророссийских взглядов» «В первую очередь, это граждане Украины». Этой фразой начинали свой ответ почти все лидеры мнений, с которыми общался журналист. По их мнению, это важно доносить людям в оккупации, чтобы они четко идентифицировали себя как украинцы и не поддавались нарративам РФ. Второй тезис, на который обращают внимание эксперты — это то, что тотальное большинство пророссийских взглядов на неподконтрольной Украине территории является вымыслом и не соответствует действительности. «Согласно исследованиям, которые проводились в 2020 году, доля пророссийски настроенного населения под оккупацией составляет примерно треть. Подавляющее большинство жителей — это люди, с которыми можно коммуницировать и которые ждут этой коммуникации», — отметила экспертка Национального института стратегических исследований Юлия Каплан. С ней соглашается политолог Олег Саакян: «Если посмотреть детально, то можно понять, что пророссийские настроения на оккупированной территории являются маргинальным меньшинством». Политолог убежден, что коммуницировать с людьми в оккупации необходимо, однако в этой коммуникации не нужно ожидать лояльности населения. Поскольку такая лояльность и приверженность Украине как следствие будет иметь повышение уровня репрессий на оккупированной территории. И многие в таких условиях могут попасть «на подвал». Наша задача, считает Саакян, не в том, чтобы стимулировать активизацию репрессий, а в том, чтобы регулярно доносить объективную информацию до людей, которые ее почти не имеют. Коммуникация Украины и ОРДЛО — ком в горле Российской Федерации Поддержание контактов оккупированных территорий с Украиной очень не нравится Российской Федерации — и это еще один сигнал для продолжения такой коммуникации. Основатель «Восточной правозащитной группы» Павел Лисянский почувствовал это недовольство на себе. Недавно его автомобиль повредили неизвестные — разбили стекло, облили колеса клейким веществом и оставили на капоте мертвую летучую мышь. Фото: facebook.com/pavllis Об этом подробнее читайте в материале «Восточного варианта». Правозащитник отметил, что летучая мышь является символом российских спецслужб, а сам инцидент связывает с тем, что активно поддерживает связи с оккупированными территориями и помогает людям из ОРДЛО. «Как минимум Россия интегрирует людей в свои предприятия. Люди, которые остались в ОРДЛО и хотят работать — это огромный потенциал России. Для любого работодателя подготовка работника требует не только средств, но и времени. А там уже есть готовые специалисты, квалифицированные кадры. И Россия их забирает», — отметил Павел Лисянский. Как правильно строить коммуникацию Руководитель Института интеграции Донбасса Сергей Стуканов выделил три основных этапа правильного построения коммуникации. Первое — информационная политика. По мнению эксперта, сначала Украина должна четко определиться с информационной политикой и тем, какие тезисы и нарративы мы должны использовать сами и направлять людям с оккупированных территорий. «После прихода президента Зеленского мы называли врага и оккупантов “та сторона”. Конечно, такие определения не дают возможности доносить правильные месседжи, чтобы люди понимали, кого Украина считает виновным в оккупации. Мы должны четко проговаривать, что оккупант уже 7 лет как захватил территорию. Именно из-за оккупанта эти территории изолированы от мира и не признаны в мире. Люди не имеют возможности выезжать за границу именно из-за оккупанта — Российской Федерации», — подчеркнул Сергей Стуканов. Второе — целевая аудитория. По мнению Юлии Каплан, чтобы производить максимально полезный контент для людей на оккупированных территориях, нужно разделять целевые аудитории. Условно это могут быть проукраинская, нейтральная и пророссийская аудитории. Отдельной целевой аудиторией Юлия называет молодежь и детей. «Это перспективная категория населения, с которой Украине придется вместе жить. С ней нужно контактировать и делать это регулярно и качественно», — уверяет экспертка. Третье — каналы коммуникации. Сергей Стуканов советует подходить индивидуально и подбирать каналы коммуникации по каждой целевой аудитории. «Например, если мы хотим ориентироваться на молодежь, мы должны думать, какие средства коммуникации они используют — Instagram, Tik-Tok. Возможно нам стоит иметь инстаграм-блоггеров и тиктокеров, которые будут доносить политические вещи молодым людям на оккупированной территории», — предположил Сергей Стуканов. Некоторые из каналов коммуникации недоступны для людей в оккупации. Например, телевидение. Украинское вещание запрещено на оккупированных территориях. Доступ к нему в основном можно получить только через интернет с помощью VPN. «Мне кажется, что это политический вопрос и его надо актуализировать в частности в минских переговорах. Люди на оккупированной территории имеют право на доступ к украинским СМИ. Украина должна давить с помощью международных партнеров и добиться, чтобы российская оккупационная власть на этих территориях разрешила украинское вещание», — отметила Юлия Каплан. Контент Олег Саакян предлагает создавать контент по формуле: «проинформировать, помочь, утешить». «Информировать» — рассказывать о том, что происходит в Украине и на оккупированных территориях. Максимально объективно и доступно. «Помочь» — давать людям информацию, которая поможет решить их насущные проблемы. Как уехать с оккупированной территории, как оформить документы, как оформить социальные выплаты, как уберечься от мин и тому подобное. «Утешение» — давать возможность людям потреблять нейтральный развлекательный контент из украинских источников информации. Это могут быть истории успеха, или обычные жизненные истории, в которых люди с оккупированных территорий могут увидеть самих себя. Юлия Каплан подробно остановилась на темах, которые нужно доносить людям в оккупации. В частности, выделила следующие категории: получение социальных выплат;

оформление документов различного вида;

вопрос ответственности по возвращении Украиной территорий. По словам Юлии, даже несмотря на то, что украинские СМИ часто освещают вопросы социальных выплат и законодательных изменений, люди на оккупированной территории не всегда получают даже самую важную информацию. «Когда начался карантин, КПВВ были закрыты с обеих сторон и Украина приняла решение, что жителям ОРДЛО не нужно делать физическую верификацию в Сбербанке, чтобы получить пенсии и другие социальные выплаты на карточку. Так вот люди этого не знали и были уверены, что они не получают от Украины выплат. Они даже не проверяли свои карточки», — отметила Юлия Каплан. Также, по мнению экспертов, большим пластом информации, которая остается дефицитной в ОРДЛО, является видение Украины ответственности за сотрудничество с оккупационными властями. Другими словами, людям важно понимать, что с позиции Украины является преступлением, а что нет. Например, работа в так называемых «правоохранительных органах», или «городских администрациях» на не руководящих должностях. Однако, здесь проблема не столько в коммуникации, сколько в отсутствии такой позиции украинской власти, а соответствующий законопроект только недавно опубликован и еще не принят Верховной Радой. Поэтому четко ответить на эти вопросы не могут ни СМИ, ни другие люди, которые поддерживают связь с людьми в оккупации. «Этот вопрос интересует не только “чиновников” и бюджетников, но и малый и средний бизнес. Поскольку они продолжают работать, платя налоги российской оккупационной власти», — добавила Юлия Каплан. Фото: Reuters Жительница оккупированного Антрацита, с которой удалось пообщаться журналисту «Восточного варианта», не захотела называть свое имя, однако отметила, что видит проблему коммуникации не в СМИ, а в отсутствии четких месседжей от власти. «Поверьте, мы при желании находим доступ к украинским новостям, ведущим украинским телеканалам и интернет-ресурсам. И все, что там публикуется, мы видим. Все, что говорит украинская власть, мы слышим. Но нам мало ответов именно от власти. Нет четкого определения, что будет с нашими территориями — или нас оставляют как есть, или будут происходить силовые меры, или какие-то другие способы возвращения территорий Украины», — отметила жительница оккупированного Антрацита. Главный редактор интернет-издания «ОстроВ», участник ТКГ Сергей Гармаш также считает вопрос отсутствия коммуникации с людьми в ОРДЛО надуманным и манипулятивным, поскольку на человеческом уровне такая коммуникация продолжается. «У нас полтора миллиона переселенцев. На оккупированной территории остается около трех миллионов жителей. Каждый переселенец минимум с тремя жителями общается, там наши родственники, друзья. Разве это не диалог? Я думаю, что диалог идет, по крайней мере с теми, кто хочет этого диалога. Конечно, если это адепт “русского мира”, то я с ним не общаюсь, и он со мной не общается. Потому что у нас разные ценности. А с теми, с кем у меня совпадают ценности, я общаюсь. Стоит помнить, что там люди не служат “русскому миру”, там люди просто живут», — подчеркнул Сергей Гармаш. Он считает, что государство должно чаще «говорить» с людьми, которые остаются под оккупацией. «На мой взгляд, главная проблема людей в оккупации — это не экономическая и даже не военная. Это неопределенность. Люди не понимают, где они живут и как они будут жить завтра. Мы должны рисовать им картинку завтрашнего дня», — подчеркнул Сергей Гармаш. Реальная помощь — лучшая коммуникация Правозащитник Павел Лисянский считает, что самая лучшая коммуникация — это решение насущных проблем людей из ОРДЛО. Его организация «Восточная правозащитная группа» помогает людям в юридических вопросах, в частности сопровождает в суде. По словам Павла, специалисты организации уже «отбили» в судах штрафы для 400 человек за приезд в Украину через территорию РФ. По мнению правозащитника, такие штрафы отнюдь не помогают налаживать контакт между Украиной и людьми в оккупации. Для коммуникации «Восточная правозащитная группа» создала телеграм-канал, где публикует новости и апдейты по законодательным изменениям. «Однажды обратился человек, которого мы бесплатно сопровождали в суде. Суд первой инстанции принял решение не в пользу этого человека и нужно было подавать апелляцию. Средств на апелляцию у человека не было и мы оплатили сами. Именно за такие действенные шаги люди благодарны нам. Они могут у нас взять какую-то информацию, мы у них», — отметил Павел Лисянский. По мнению Павла, Украина должна усиливать украинскую идеологию в ОРДЛО. Например, создавать непубличные центры, которые будут не риторикой, а действиями помогать украинцам в ОРДЛО и распространять позитивные представления об Украине среди других жителей, остающихся в оккупации. «Мы же не называемся «центр любви к Украине» против «ЛНР» и «ДНР». И так всем ясно, что мы за организация. А люди не боятся к нам обращаться, потому что мы предоставляем конкретную пользу», — отметил Павел Лисянский. Бороться за молодежь через компьютерные игры Активист из Славянска Денис Шиленко вместе с коллегами разрабатывает платформу, на которой дети с подконтрольной и неподконтрольной Украине территории вместе смогут играть в популярные компьютерные игры Minekraft и Rotblox. «Моя семья — переселенцы. Мы переехали в Покровск. А в 2019 году вытащили друзей с детьми из Донецка также в Покровск. Двое моих детей и двое их детей общались между собой, но было заметно, что есть какой-то барьер. У них разная история войны. А я знаю, что и мои дети, и дети моих друзей увлекаются майнкрафт. Вот даже сейчас я говорю “майнкрафт”, а они рядом и оживились сразу», — рассказал Денис. Цель платформы — сделать безопасную площадку, где дети с оккупированных и неоккупированных территорий смогут общаться между собой. Финансирование на проект активисты получили от ПРООН. Игры Minecraft та Roblox являются так называемыми песочницами — в них можно создавать собственные игры по собственным сценариям. Следовательно, детям готовят игры, где они будут параллельно проходить определенные образовательные курсы, в том числе об опасности разрыва мин и возможностей ее избежания. Но самое главное, убеждает Денис, это то, что дети смогут уже сейчас без предубеждений и информационных шумов взаимодействовать друг с другом и принимать друг друга на уровне. Игра Minecraft Сейчас над платформой кроме Дениса также работают двое студентов-переселенцев из Донецка. Платформу уже испытали первые пользователи. А для широкой публики ее планируют выпустить уже в октябре. В будущем основатель платформы рассматривает возможность и офлайн встреч тех, кто будет активно пользоваться платформой и общаться с другими. Однако, такая инициатива не может полностью избежать трудностей и угроз. Онлайн-игры — часто становятся площадкой для вербовки, особенно детей, а также для донесения до них своих нарративов, которые пропагандируют насилие, терроризм и другие подобные вещи. Поэтому, чтобы полностью избежать подобных угроз, говорит Денис, им пришлось качественно продумать систему управления будущей платформой. «Когда мы прописывали заявку, мы изучали исследования того, как работают различные радикальные организации, привлекая детей в свои преступные организации. В январе этого года арестовали ребенка 14 или 15 лет, который готовил теракт из-за онлайн-игр. Этот ребенок был «капитаном» крыла из 50-60 человек. Мы это глубоко исследовали. Поэтому оставляем за собой возможность управлять процессом. Например, поставить запрет на определенные слова и отслеживать каждое движение. А также блокировать пользователей, нарушающих правила», — пояснил Денис. Он утверждает, что все процессы на платформе будут под пристальным наблюдением разработчиков, поскольку они понимают ответственность и опасность. Денис резюмировал, что коммуникация детей с оккупированных и неоккупированных территорий может помочь Украине налаживать связь с детьми в оккупации и стимулировать их к поступлению в украинские вузы. Где брать качественную информацию 📌 Издание «Восточный вариант» регулярно публикует материалы на тему реинтеграции оккупированных территорий. Еженедельно вы можете находить новые тексты о жизни в ОРДЛО и действиях власти по их возврату и реинтеграции. 📌 «Восточная правозащитная группа» публикует советы по правам человека. 📌 «Восток-SOS» также пишут полезные советы для людей в ОРДЛО, о проблемах, с которыми обращаются жители Луганской и Донецкой областей. 📌 «Право на захист» — на сайте организации можно найти информацию о пересечении КПВВ, анализ изменений в законодательстве и советы. Проєкт реалізується онлайн-виданням «Східний Варіант» за фінансової підтримки Міністерства закордонних справ Чеської Республіки в рамках Transition Promotion Program. Погляди, викладені у цьому матеріалі, належать авторам і не відображають офіційну позицію МЗС Чеської Республіки.