После обстрелов электричества боялись сюда ехать, мы месяцами сидели без света — жительницы Новогригорьевки

Село Новогригорьевка Донецкой области фактически на линии разграничения. В 2014 году здесь шли ожесточенные бои. У местных жителей обостряются хронические болезни. И, несмотря на то, что село не обстреливают, люди до сих пор слышат взрывы и за десятки километров ездят на лечение. За сорок минут до приезда журналистов, говорит местная жительница Елена, в селе слышали выстрелы. Сама она не работает, ведь работы в селе нет. Пенсии получают ее муж и свекровь. Поехать на заработки она не может: и муж, и свекровь нуждаются в уходе. Немного выручает огород. Но в первые годы войны на месте, куда падали снаряды, ничего не росло. «У соседа один возле дома упал, а один — у нас на холме. Там года два трава была выжжена. А сейчас уже и трава растет, и все растет», — говорит Елена. Елена говорит, что у нее обострились болезни. В селе на 25 дворов и около 70 жителей врача нет. Был ФАП, но его закрыли. Поэтому, к семейным врачам ездят в Гранитное или Старогнатовку, а те помогают сельчанам получить бесплатные лекарства, рассказывает другая жительница села Анна Лебедева. «У меня тоже от этих обстрелов, видимо, на нервной почве произошло воспаление щитовидной железы. Была серьезная операция. Полностью удалили «щитовидку». Теперь только на таблетках разных — гормональных. Употребляю много препаратов. Постоянно под контролем, потому что после этих стрессов была такая духота. Страх был. У нас во дворе убило двух коров. Прилетели снаряды туда, где были привязаны коровы. Это ж мы жили с этого хозяйства». Когда обстрелы были интенсивными, Анна с мужем ездили ночевать к отцу в Старогнатовку. Говорит, если ночевали дома, то даже не раздевались, чтобы можно было сразу бежать в безопасное место. Но потом все равно вернулись, чтобы заботиться о доме и огороде. У них так же трудно с деньгами. Ее муж не получает пенсию, ведь он предпенсионного возраста, а доработать до пенсии негде. Очень дорого, говорят женщины, выходят поездки на базар. Для этого нужно снимать машину или ехать автобусом, который ходит во вторник и пятницу. И было время, когда и его не было. «Автобусом стоит 55 гривен на человека в Волноваху. Чтобы нанять машину, мне нужно 600 гривен. 150 гривен мне нужно, чтобы поехать в магазин в Старогнатовку или Гранитное. Такие цены», — рассказывает Анна. Каждые полгода муж Елены должен проходить лечение в Волновахе. У него болезнь мозга, тоже следствие стресса. Он страдает сильной головной болью. В этом году поехать на лечение мужчина не смог — денег в семье нет. «И он не может автобусом, там большое скопление людей. Туда мы едем нормально, а обратно очень много людей, потому что Андреевка. Он не может автобусом. У него сразу головная боль», — добавляет Елена. Когда кто-то из сельчан едет на базар, то принимает заказы от других. Люди не отказывают друг другу — война сблизила, говорит Анна Лебедева. «После обстрела сразу звоним, спрашиваем: «Как вы?». Только обстреляли — сразу начинаем обзванивать. Всегда спрашивала: «Кума, как сын?». Он у нее гипертоником стал после этих обстрелов». Гуманитарную помощь сельчане получают от Международного комитета Красного Креста и гуманитарной миссии «Пролиска», говорит Анна. «Спасибо миссии «Пролиска». Они сделали нам общественный колодец: почистили, поставили сруб. После дождя мы не можем пользоваться своими колодцами. Там вода рыжая и вкус меняется. А здесь выше и вода лучше. Приходим и берем воду». Впрочем, одна из больших проблем Новогригорьевки — постоянные перебои электроснабжения. За годы войны провода были неоднократно повреждены обстрелами, во время ожесточенных боев специалисты отказывались ехать в Новогригорьевку для ремонта. Местные эту проблему решали самостоятельно, говорит Елена. «Свои ребята привыкли сами устранять (проблему — ред.), хотя нельзя. Были обстрелы, электрики боялись ехать сюда. Месяцами сидели без света». Школы в Новогригорьевке нет, двое школьников ездят учиться в Старогнатовку. В школу их возит классный руководитель. Валентина Троян, Новогригорьевка, Громадське радио