Пограничная углеродная корректировка не будет применяться к Украине

Мы имеем уникальную возможность собственными решениями, действиями влиять на экономику будущего. Экономика будущего – это те изменения, которые можно начать уже завтра или через год, считает вице-премьер-министр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Украины Ольга Стефанишина. Об этом она заявила на Всеукраинском форуме «Украина 30». GMK Center публикует тезисы ее выступления:

– Изменение климата – это вопрос, который определяет повестку дня не только каждой отдельной страны, а целых континентов. Сегодня Европейский Союз и Соединенные Штаты определяют климатическую политику как одну из приоритетных политик – на уровне с восстановлением геополитической шахматной игры в мире. И сегодня мы понимаем, что экологическая и экономическая политики абсолютно неразделимы. В условиях четвертой индустриальной революции климатическая нейтральность станет фактором, который позволит обеспечить прогресс и не разрушить нашу планету. Это планирование на десятилетия.

В 2019 году Европейский Союз установил конкретную цель – достичь климатической нейтральности к 2050 году, когда чистые выбросы парниковых газов должны достигнуть нуля. Даже для Европейского Союза, который раньше всех других стран взял курс на декарбонизацию и зеленый переход, такая цель означает глубинную трансформацию всей экономики. Отказ не только от экономических, индустриальных, но и от правовых рамок, которые ранее действовали и нарабатывались Европейским Союзом. С учетом постсоветского промышленного наследия Украина установила себе другие сроки для такой же цели. Это 2060-е или даже 2070-е годы. Конечно, если будут соответствующие ресурсы, технологии, возможно, и раньше.

Некоторые говорят, что планирование на 30-40 лет вперед – это слишком надолго. Особенно когда Украина каждое десятилетие преодолевает глубокий экономический кризис. Сегодня все страны восстанавливают свои экономики после пандемии. Но на самом деле неправильно думать, что можно жить по обычному сценарию. Даже в таких динамичных условиях. Мы не можем субсидировать ископаемые источники энергии, направлять инвестиции на углеродное производство, строить низкоэнергоефективные здания, когда весь мир инвестирует в новые климатически дружественные проекты.

Сегодня мы можем говорить, что Украина находится в уникальных условиях. Но, Украина также является амбициозной страной, и сегодня государство задекларировало курс на то, чтобы присоединиться к семье европейских стран не только политически, но и экономически. Это означает, что наша страна разделяет амбициозную повестку дня, в том числе климатическую. Имея возможность прогнозировать, каким будет мир через 50 лет, разве не логично уже сейчас начать подготовку? Когда мы говорим об амбициозном планировании, речь идет не только о планировании в контексте наших международных амбиций. Речь идет об амбициозных целях, направленных на трансформацию страны изнутри, трансформацию условий игры, конкуренцию и объединение даже самых влиятельных игроков ради бо́льших целей, чем те, что измеряются определенными политическими циклами.

Чтобы достичь климатической нейтральности в 2060 году, мы должны пройти часть этого пути уже к 2030 году. Уже сегодня можно начать инвестировать в дешевые способы снижения выбросов. Например, в энергоэффективность. А те, что являются более дорогостоящими, оставить на более поздний этап. Этот процесс должен начаться и перейти в активную фазу в ближайшее время.

Мы действительно имеем уникальную возможность собственными решениями, действиями влиять на экономику будущего. Экономика будущего – это те изменения, которые мы можем начать уже завтра или через год. Даже сегодня многие объекты инфраструктуры нуждаются в обновлении, заводы – в модернизации, а кое-что еще только предстоит создать. Например, сеть зарядных станций для электромобилей. Сегодня это и тренд, и бизнес, и целый рынок, который пока только развивается.

Сегодня мы говорим также о большом количестве экологических инициатив, которые в действительности являются экономикой. Парламент готовит к принятию закон «Об управлении отходами». Мы все согласны, что это важный экологический закон. Так и есть. Он действительно строится на основах и политиках, заложенных именно Европейским Союзом. Но это также большой закон о создании рынка, который будет конкурентным, – о рынке мусора. И это опять-таки свидетельствует о том, что зеленая трансформация – это новые возможности. То есть не только вызовы для тех компаний, которые должны будут пройти путь трансформации, но и создание новых рынков, новых игроков и вообще новых принципов функционирования нашей экономики.

Многие международные партнеры Украины, в том числе международные финансовые институты, которые принимают решения о финансировании проектов, кредитовании или вообще формирования бюджетного процесса на 5-7 летний период, руководствуются в своих решениях условиями зеленой трансформации. Только при таких условиях финансирование будет доступно для нашей страны.

Немало Украина может делать и с помощью собственных ресурсов, через инструменты государственной помощи, разработку более правильных инициатив и планов, а также формирование регулирования.

Уже этим летом Европейская комиссия представит пакет новых регламентов, новых решений, которые создадут принципиально новые условия деятельности на рынке Европейского Союза. По этим вопросам Украина уже начала диалог с Европейской комиссией. И является одной из немногих стран, которая отслеживает эти процессы и с которой ведется прямой диалог уже на этапе разработки конкретных решений, что позволяет учитывать наш интерес.

В то же время надо внедрять реформы и внутри страны. Есть определенные неотъемлемые и необратимые реформы. В частности, создание системы торговли выбросами, реформирование налоговых инструментов относительно углерода, отказ от субсидирования отраслей ископаемого топлива. Конечно, это довольно амбициозные цели. Но это реальность, к которой мы движемся сегодня, потому что в Украине до этого не была внедрена система торговли выбросами.

Мы потратили почти семь месяцев на переговоры с Европейской комиссией, чтобы система пограничной корректировки углеродного следа (Carbon Вorder Аdjustment Мechanism – СВАМ) не применялась к Украине, а зависела от реформ.

Мы не были в равных условиях с таким странами, как, например, Норвегия, которая не является членом Европейского Союза, но где уже 30 лет действует торговля выбросами. И, соответственно, эта страна имеет абсолютно привилегированные условия в переговорах с крупными игроками.

Поэтому Зеленый курс неизбежен для Украины, поскольку является частью нашей европейской интеграции и вообще движения в одном направлении с развитыми странами и западными демократиями. Даже страны НАТО уже на саммите 14 июня обсудят вопросы климатических вызовов и вызовов в сфере безопасности, связанные с изменением климата. Если мы совместно будем своевременно реагировать на изменения климата и воспользуемся возможностями, которые создает зеленый переход, мы сможем разорвать губительную зависимость между выбросами и экономическим ростом. Я предлагаю не тянуть, объединять усилия. И с целью создания в Украине международных климатических инициатив привлекать сюда инвестиции и работать с международными финансовыми организациями.