Свои подрядчики: как манипулируют с тендерами «Укрзализныци», финансируемыми ЕБРР

Заместитель руководителя офиса Европейского банка реконструкции и развития в Киеве Марк Магалецкий может быть причастен к манипуляциям как минимум с несколькими тендерами «Укрзализныци», которые проводятся по правилам ЕБРР. Ранее Магалецкого уже уличили в возможном участии в коррупционной схеме с подрядчиками дорожного строительства. Теперь речь идет о потенциальной подтасовке результатов торгов на крупных проектах украинского железнодорожного монополиста. Один из эпизодов даже закончился отменой тендера через украинский суд. Южная игра в наперстки В 2019 году «Укрзализныця», ЕБРР и Европейский инвестиционный банк объявили о готовности решить одну из главных логистических проблем юга Украины: электрифицировать два участка железной дороги до Николаева — от станций Долинская со стороны Кропивницкого (148 км) и Колосовка со стороны Одессы (105 км). Кроме ускорения пассажирских перевозок за счет запуска полноценного поезда «Интерсити+» до Николаева и Херсона, электрификация позволит повысить эффективность логистики на подъездах к морским портам «Большой Одессы», увеличив скорость перевозок на 20-25%. Пропускная способность порта Николаев и вовсе может вырасти в 2 раза. На эти цели ЕБРР и ЕИБ суммарно выделили «УЗ» кредит на 366 млн евро. Это значит, что все закупки должны проводиться по правилам и на тендерной площадке европейцев. Тендер по отбору подрядчика для первой фазы проекта (Долинская) объявили в январе 2020 года. Открытие тендерных предложений произошло 4 декабря 2020 года: на тендер были получены 5 заявок от консорциумов и 1 — от самостоятельной компании. Тендерный комитет «УЗ» провел оценку на соответствие квалификационным условиям. Первой датой завершения такой оценки было определено 4 апреля 2021 года. В конце марта тендерный комитет «УЗ» отправил свои предложения относительно оценок претендентов банкам. Однако по предложению банкиров, сроки оценки тендерных заявок продлили. Что происходило в кулуарах? По данным нашего источника в «УЗ», две компании, которые подали самые низкие предложения — китайская компания и азербайджанский концерн Atef — не соответствовали ряду квалификационных критериев оценки и Комитет по оценке тендерных предложений запросил подтверждение Европейского банка реконструкции и развития для присуждения контракта третьему участнику тендера с самой низкой ценой предложения — казахско-турецкому консорциуму компаний Integra Construction KZ и TasYapi, которые всем критериям оценки соответствовали. После обмена сообщениями между банком и комитетом, в мае 2021 года ЕБРР подтвердил своё согласие по присуждению контракта Integra-TasYapi. В июне 2021 года комитет отправил своё решение банку для присуждения контракта консорциуму. В публичном пространстве финальные даты и победители не озвучивались, поскольку award nomination — номинацию победителя и проведение с ним финальных предконтрактных переговоров официально запланировали на сентябрь. Однако, как утверждает источник, в начале июля комитет по оценке тендерных предложений «УЗ» резко изменил свою точку зрения на победителя и принял все невыполненные критерии азербайджанской Atef, признав ее победителем. В результате в ЕБРР ушло решение отозвать победу Integra-TasYapi и присудить ее Atef. Что произошло? Наш собеседник в «УЗ» утверждает, что указание сменить победителя и принять «непроходные» критерии дал куратор кредитов ЕБРР украинскому правительству, бывший старший экономист, ответственный за развитие инфраструктуры, а сегодня замглавы представительства ЕБРР в Украине Марк Магалецкий. Ранее уже сообщалось о его причастности к коррупционной схеме лоббирования интересов подрядчиков на дорожном строительстве, в частности, на проблемной окружной вокруг Житомира. Тогда Магалецкий был зафиксирован на видео, где видно, как он встречается в одном из ресторанов с представителем подрядчика и получает от него подарок. Однако, в отличие от истории с ремонтом житомирской окружной, где Магалецкий оказался по разные стороны баррикад с «Укравтодором» и Службой автомобильный дорог Житомирской области (они даже писали в СБУ жалобы на ненадлежащее качество работы «протеже» Магалецкого, итальянской компании IRD Engineering), в ситуации с «УЗ» история немного другая, и чиновник ЕБРР и руководство железнодорожной госкомпании, похоже, нашли общий язык, так как «переназначение» победителя тендера по «николаевскому» проекту произошло даже без формального согласования с офисом ЕБРР, что по идее было бы невозможно без личных гарантий Магалецкого. До окончательного объявления результатов тендера еще чуть более месяца. И ситуация может поменяться, если центральный офис ЕБРР в Лондоне включится в расследование таких манипуляций — как он сделал (пускай и формально) с эпизодом на Житомирской окружной. Либо же оглашение результатов с заведомо нелегитимным победителем может привести к большому скандалу. Поляки пошли через суд Именно к такому скандалу привела другая история с возможным участием Марка Магалецкого, которая доступна широкой общественности благодаря открытости Единого реестра судебных решений. В 2019 году ЕБРР выделил «Укрзализныце» 100 млн долларов США на проект «Модернизация приоритетных железнодорожных линий». 70 млн должны были пойти на закупку материалов для выполнения капитального ремонта путей, еще 30 млн — на переоснащение средств автоматики и телекоммуникаций. Как и предыдущая закупка, расходование этих денег должно происходить строго по правилам и на площадке ЕБРР. В 2020 году «УЗ» объявила торги по лоту №4 — «Крепление рельсовое упругое с анкером Р65 в комплекте — 569296 комплектов». В тендере приняли участие две украинские компании («Корпорация КРТ» и Роменский завод «Тракторозапчасть») и две иностранные (Plastwil Sp. z o. o. из Польши и Vossloh Fastening Systems GmbH из Германии). По результатам тендера все документы соответствовали тендерному предложению только у иностранцев. Победителем была объявлена немецкая Vossloh, так как у поляков предложение было на 165 тысяч долл. дороже. Однако, польская компания обжаловала результаты тендера в суде, и из судебных документов стало ясно, что на самом деле тендер прошел не так прозрачно. После раскрытия предложений оказалось, что Vossloh вообще не указала в системе ЕБРР размер своего ценового предложения — везде стояли нули. В такой ситуации заказчик может уточнить у участника цифру, однако хитрость состоит в том, что предложения других участников уже известны и «забывчивому» претенденту не составит труда указать сумму ниже, чтобы точно победить по ценовому критерию. Примечательно, что ценовое предложение поляков было отклонено с формулировкой, что оно превышает лимит в 5,7 млн долларов США на эту закупку. В то время как финальный контракт с Vossloh был заключен на 6,55 млн долларов США, то есть никакого лимита по факту не было. Были и другие огрехи: по мнению Plastwil, немцы не доказали наличие у себя достаточного опыта и мощностей для производства необходимых для модернизации путей деталей в достаточном объеме. А результатов испытаний изделий вообще не предоставили, хотя это напрямую влияет на безопасность движения. Ситуация с подачей иска в хозяйственный суд в Украине относительно результатов тендера, который проводит ЕБРР — новшество для отечественной практики. Суд первой, а затем и апелляционной инстанции удовлетворил иск польской Plastwil частично, запретив «УЗ» заключать договор с немецкой Vossloh. Но при этом отказался обязывать госкомпанию подписывать контракт с поляками, поскольку речь идет о деньгах ЕБРР и ему решать. С одной стороны, ЕБРР имеет иммунитет от юрисдикции украинских судов, с другой же «УЗ» — это украинская компания, для которой решение суда является обязательным. Поэтому результаты торгов отменили. Более того, ЕБРР предложил (а «УЗ» согласилась») вовсе отменить торги (поскольку в связи с судами, которые тянутся с прошлого года, прошли все сроки выделения денег), и назначить новые. Но поляки не сдаются и обжалуют и эти новые торги, требуя заключить договор с ними. Наш источник в «УЗ» утверждает, что за «победой» Vossloh стоит никто иной как именно замглавы офиса ЕБРР в Украине Марк Магалецкий. Именно он якобы насоветовал немцам подавать «пустое» предложение, чтобы затем сослаться на «техническую ошибку», но иметь люфт для внесения более выгодного, чем у конкурентов, предложения. По другой версии, которая также циркулирует в кулуарах «УЗ», участники вообще не видели Vossloh в системе в процессе подачи документов и до объявления результатов (то есть документы компании там появились вообще чуть ли не в процессе открытия тендерных предложений уже после всех дедлайнов). Более того, решение Plastwil подавать иск именно в украинский суд связанно якобы с тем, что Магалецкий блокировал все возможные жалобы на результаты тендера в системе ЕБРР (по правилам, обжаловать результаты нужно в отдельный независимый орган банка). Интересно, что как и в ситуации с тендером по электрификации «николаевских веток», «УЗ» сыграла здесь на стороне ЕБРР, полностью поддержав позицию банка по отмене тендера. Что может говорить о достижении определенных понятийных договоренностей между Магалецким, и, вероятно, нынешним и. о. главы правления «УЗ» Иваном Юрыком, которого считают протеже не только предыдущего руководителя компании Евгения Кравцова, но и экс-министра финансов Натальи Яресько. Офис ЕБРР ни в Украине, ни в Лондоне никак публично не реагировали на предыдущие расследования о деятельности Марка Магалецкого и его возможной причастности к коррупционной схеме, связанной с дорожным строительством. Аналогично не давали публичных комментариев и государственные структуры, работающие с ЕБРР, со стороны Украины. Тем не менее, редакция Delo.ua обратилась в пресс-офис представительства ЕБРР в Украине с запросом на получение комментария по вышеописанным фактам, а также по роли в них Марка Магалецкого. Редакция готова предоставить слово сторонам, упомянутым в данном материале, и если получит ответы от ЕБРР, то обязательно их опубликует. Дмитрий Филипенко, специально для Delo.ua