Тарас Голуб: Мы хотим перейти к проектам, которые интересны не только Китаю, но и Украине

Uaprom.info

На днях вице-премьер-министр Украины по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Ольга Стефанишина рассказала о том, что Киев ведет переговоры об инвестиционном сотрудничестве с Китаем. В рамках работы Комиссии по сотрудничеству между правительствами Украины и Китайской Народной Республики украинская сторона уже отобрала около 50 инвестиционных проектов в сфере инфраструктуры, энергетики и сельского хозяйства, которые представят китайским партнерам для дальнейшего обсуждения. Silk Bridge узнал у советника вице-премьерки Тараса Голуба, о каких проектах идет речь и насколько заинтересована в них китайская сторона. Есть информация о 50 инвестиционных проектах. Расскажите о них подробнее?

Центральный процесс переговоров происходит в украинско-китайской межправкомиссии.

Во-первых, с 2017 года в рамках комиссии функционирует рабочая группа по инвестициям, через которую уже прошло 13 инвестпроектов. Они заявлены и находятся в режиме межправительственного диалога. В основном это государственные и муниципальные проекты. Лишь один из них связан с частной компанией и получил наибольшую динамику проработки. Это проект реконструкции энергоблока №6 Славянской ТЭЦ ЧАО «Донбасенерго». Он прошел основные стадии подготовки и согласования с китайской стороны, но, к сожалению, на сегодня заблокирован в связи с неблагоприятным финансовым положением компании.

Остальные проекты оказались недостаточно подготовлены заявителями проектов. Сегодня некоторые из их уже мало актуальны, некоторые требуют полноценной подготовки и согласования. Например, проект «Обновление флота ПАО «Украинское дунайское пароходство» так и не был подготовлен и подан китайской стороне, хотя его актуальность только выросла на фоне интеграции Украины в ЕС и реализации ряда трансграничных проектов в рамках стратегий ЕС в Дунайском макрорегионе.

Во-вторых, 23 декабря 2020 года, на 4 заседании межправкомиссии Украина-КНР подписана «Программа сотрудничества между правительством Украины и правительством КНР в рамках совместного строительства Экономического пояса шелкового пути и Морского шелкового пути 21 века» (Программа «Пояс и Путь»). С украинской стороны подписант Министерство экономики, с китайской стороны Государственный Комитет Развития и Реформ (ГКРР) – в прошлом Госплан КНР. Именно это ведомство принимает решения о распределение ресурсов для реализации проектов в рамках Инициативы «Пояс и Путь». Или «Один Пояс Один Путь», принятое в русскоязычной практике название, что, кстати, является ошибкой перевода.

Эта «Программа…» как раз задекларировала приоритетные направления по сотрудничеству с Украиной.

Как отбираются инвестиционные проекты, которые потом выносят на межправительственный диалог?

Реализация проектов в рамках Инициативы «Пояс и Путь» предполагает такой механизм:

1) иностранные владельцы находят себе партнеров в Китае для реализации проектов;

2) китайский партнер заявляет проект в центральные или региональные органы ГКРР;

3) ГКРР проводит экспертизу проекта, в т.ч. на соответствие проекта генеральной стратегии Инициативы «Пояс и Путь» и стратегии межправительственных соглашений со странами-партерами.

Сейчас с украинской стороны Минэкономики разрабатывает дорожную карту к «Программе…». В ней должны быть механизмы отбора и согласования проектов с китайской стороной. Идея заключается в том, что украинские профильные министерства собирают проекты, изучают их и направляют в центральные органы межправкомиссии. Центральная комиссия поводит отбор, а потом отсеянные проекты направляются в диалог с китайской стороной. Но пока этот процесс двигается довольно медленно.

Видится, что благодаря реализации дорожной карты у нас появится возможность продвигать украинские инвестиционные проекты – не только государственные, как было ранее, но и частные, – среди китайских компаний, пользуясь механизмом государственной поддержки в Китае.

Вы пока упомянули о 13 проектах, которые уже есть в работе межправкомиссии, хотя вице-премьер говорила о 50. Какова судьба остальных?

Пока Минэкономики готовит дорожную карту, мы попытались в режиме консультаций с украинским бизнесом, профильными ассоциациями, экспертами сформировать лонглист проектов и выделить из них наиболее привлекательные для обеих сторон проекты. Из 130 заявленных мы выделили 50 в 20 приоритетных направлениях.

Мы получили много заявок в аграрной сфере. Из 50 проектов порядка 60% связаны с разными секторами сельского хозяйства. Например, две компании направили предложения по выращиванию крупного рогатого скота. Кроме этого, популярными оказались проекты в производстве и переработке сои, аграрные индустриальные парки, и т.д.

Также большой блок проектов связан со строительством инфраструктуры. В этой сфере есть и государственные проекты, и примеры государственно-частного партнерства – например платные дороги и мосты. Есть энергетические проекты. В частности, мы видим интерес к расширению энергосетей в рамках интеграции Украины в европейское энергетическое пространство. Есть проекты по гидроэнергетике, тепловым электростанциям, коммунальной энергетике и даже водородной энергетике.

Мы попытались переформатировать наше сотрудничество, уйти от проектов, которые интересны исключительно Китаю, таких как строительство зерновых терминалов для вывоза зерна в КНР или электростанций, чтобы китайских подрядчиков подкормить. Мы стараемся перейти к таким проектам, которые интересны Украине, и в которых также будет поддерживаться взаимодействие с Европейским Союзом. Эта идея нашла активную поддержку с китайской стороны – ведь китайским компаниям интереснее работать с Украиной, как частью общеевропейского сообщества, а не с локальным украинским рынком.

Будут ли эти проекты надлежащим образом подготовлены и представлены в Китае во многом зависит от усилий их владельцев, мы же, через механизмы комиссии, готовы активно поддерживать проекты и выполнять свою часть работы.

Практика показывает, что в Украине взаимодействие происходит в основном между нашими государственными компаниями и гопредприятиями КНР. Может ли частный бизнес рассчитывать на участие в межправительственных проектах?

Раньше участвовали только государственные компании. Именно благодоря Инициативе Пояс и Путь мы получили механизм привлечения частных проектов и проектов государственно-частного партнерства. По частным динамика переговоров всегда лучше. Они лучше подготовлены.

Кое-что нам удалось собрать не через механизм министерств, а через персональную работу. Очень популярным направлением оказались индустриальные парки, особенно после принятия нового закона. Понятно, что Китай это страна №1, которая имеет опыт реализации таких проектов. Поэтому много заявок. И, как правило, это частные инициативы, например, «Экополис ХТЗ» от DCH, «Парк Новаль» от Смарт-Холдинга, это и ТИС и их индустриальным парком в припортовой зоне, это ряд небольших парков, расположенных на западе Украины, в том числе проект, который поддерживается Dragon Capital. Это и Индустриальный парк «Белая Церковь» UFuture, хотя идеи развития этого парка ориентированы на небольшой частный бизнес.

Но у наших компаний, к сожалению, нет долгосрочных стратегий развития парков. Часто они хотят только получить деньги, а разрабатывать стратегии парков, продвигать парки среди потенциальных инвесторов в КНР не хотят. Говорят: «Мы уже много работали и много вложили, пусть китайцы прейдут и дадут денег». Надеюсь, что принятие нового закона об индустриальных парках создаст импульс для повышения профессионализма украинских компаний в этой сфере.

В чем инвестиционная составляющая этих проектов для Китая?

Базовая – это девелоперский проект, это строительство инфраструктуры и она должна быть ориентирована на определенный экономический сегмент. Например, «Экополис ХТЗ» базируется на Харьковском тракторном заводе. Сейчас завод условно занимает 150 га, но для его работы достаточно и 30 га, а остальная земля пустует. Компании Ярославского пытались сами вести переговоры в Китае. Но у них не было стратегии. После этого мы много поработали с «Экополисом ХТЗ», создали несколько версий стратегии, одна из них – производство сельхозтехники. Таким образом вышли на корпорацию Sinomach и ее дочернее предприятие, Первый тракторный завод в Лояне, который продвигает свою продукцию под маркой YTO. В том числе у них есть производство в белорусском парке «Великий камень». Изначально они хотели трактора белорусского производства продавать в Украине. Просили помочь им с доступом на наш рынок и наладить диалог с крупными холдингами. Мы на это сказали, что поддержку будем осуществлять только в том случае, если они сделают локализацию у нас. И компания начала поиск вариантов для локализации, так они вступили в переговоры с Южмаш и ХТЗ.

В проекте «Экополис» смотрели и на альтернативные варианты стратегий: например, энергетическое машиностроение, в частности атомное машиностроение. В Харькове компетенции в этой отрасли: Турбоатом, Харьковский физико-технический институт и другие предприятия. К этой теме есть интерес со стороны China National Nuclear Corporation (CNNC). Они были готовы участвовать в создании инфраструктуры с тем, чтобы потом открыть блок в технопарке, который будет заниматься совместными программами, например, в области машиностроения и материаловедения. Эта работа уже проводится, но на уровне покупки наших специалистов. Если мы официально поддержим этот процесс, то почему бы совместно не заниматься материаловедением, разработкой композитных материалов – того, что у нас уже наработано, а с китайской стороны представляет интерес. И это превратится не просто в продажу специалистов, а в создание проектов, которые будут выгодны украинской экономике.

Формирование таких стратегий – это задача управляющих компаний, как и функция девелопмента инфраструктуры парка, а так же работа по привлечению резидентов. Пока же управляющие компании, как правило, сводят свою работу к оформлению земли и хотят всего лишь выгодно разместить этот актив.

Отдельные истории связаны с инвестиционной составляющей компаний резидентов парков. Очевидно, что наличие общей инфраструктуры и доступных сервисов на территории парка будет стимулировать формирование условного кампуса резидентов. К примеру, один из проектов, который обсуждается в рамках комиссии – это аграрный индустриальный парк. Основная его идея – создать зону возможностей для украинских производителей продуктов питания и создать предпосылки для увеличения глубины переработки украинских продуктов, а, следовательно, создания дополнительной добавленной стоимости.

Но работа на китайском рынке связана со множеством сложностей. Поэтому в результате диалога с Минкоммерции Китая родилась идея запустить подобный парк, который в первую очередь смог бы обеспечить получение разрешений на специальный режим экспортно-импортных операций при поставках продовольствия в Китай, основываясь на практике работы специальных парков и зон в КНР. А так же сформировать при парке предоставление всего комплекса услуг, связанного с поставками.

Почему украинским агропроизводителям нужен отдельный специализированный парк и как он поможет выйти на китайский рынок?

Выход на рынок продуктов питания в Китае – это всегда многозадачный проект, лишь не многие крупные украинские компании успешно там присутствуют.

Первая задача – государственная «открыть» рынок Китая – то есть договориться со службами, контролирующими безопасность продуктов питания, ввозимых на территорию Китая о подписании межгосударственного протокола контроля качества и безопасности продуктов. Украинская курятина, например, уже 7 лет остается без подобного протокола, несмотря на усилия таких гигантов как МХП, а российская рыбная отрасль после экстренного аннулирования протокола в связи с эпидемией Covid-19 понесла убытки исчисляемые 3-4 млрд. долларов США.

Следующая задача – получить аккредитацию отдельно взятого предприятия на соответствие норм протокола. Затем пройти все процедуры контроля при ввозе партии товара в Китай. И это только задача, связанная с безопасностью товара.

За ними следует множество маркетинговых, коммерческих, финансовых и других задач: найти клиента, обеспечить требования по объемам партии и минимальному присутствию товаров локально, разработать и утвердить упаковку отвечающую локальны потребительским предпочтениям в Китае, список таких задач не только велик, он еще и требует специфических знаний от понимания традиций, до знания регулятивных процедур в Китае.

Напрасно многие наши поставщики надеются на то, что найдут локального партнера в Китае, который решит все эти задачи – без работы на месте в Китае не обойтись.

Какая роль государства? Что предлагает украинское правительство китайским инвесторам?

Во-первых, пользуясь практикой регулирования рынка в Китае и обеспечивая соответствие процедурам с китайской стороны, Украина в лице исполнительной власти, должна взять на себя общий процесс координации взаимоотношений в рамках программы.

Во-вторых: государство предоставляет определенные льготы, которые прописаны на уровне законодательства об индустриальных парках и закона о поддержке инвестиционных проектов со значительным объемом инвестиций. Мы как межправкомиссия можем оказывать какое-то давление и возбуждать интерес с китайской стороны, потому что в Китае есть центральное влияние на экономические процессы. Если мы в программу заявляем, что мы заинтересованы работать, например, по железнодорожному транспорту, то это открывает больше возможностей для украинских компаний. Но наша деятельность может быть лишь поддержкой системной работы компаний – владельцев проектов.

То есть межправкомиссия это единственный вариант попасть на радар китайским инвесторам?

Нет, не единственный. Но нужно понимать структуру китайского рынка. Там работают и частные, и госкомпании. В Украине, как правило, появляются государственные. Часто они появляются в рамках своих программ - для галочки. Дальнейшее сотрудничество практически никогда не следует за такими визитами. С другой стороны, есть частные компании, которые настроены на заработок. И они здесь тоже работают, но не присутствуют громко в публичном пространстве. Именно комбинация сотрудничества с государственными и частными компаниями может давать хороший результат для украинских проектов.

Далеко не все в Украине понимают эти механизмы. Многие воспринимают сотрудничество с Китаем очень примитивно: «Дайте нам китайцев, которые принесут нам инвестиции»; «Китайцы очень долгие, мы хотим быстрых инвестиций», «Ми и так много денег вложили в проект, мы не готовы тратиться на продвижение в Китае» — это наиболее частые реакции украинских компаний на возможности работы с Программой «Пояс и Путь».

Между тем, нужно понимать, что Программа открывает путь для фондирования в Китае, но для получения фондов нужно успешно «продать» свой проект и этим точно не может заниматься государство. В рамках работы комиссии мы создали первые предпосылки для украинского бизнеса, системно взаимодействовать с китайским бизнесом, через принятые у них процедуры. Но впереди еще много самостоятельной и командной работы. Компаниям нужно научиться качественно готовить, подавать и продвигать проекты, и всем нам вместе «распаковывать» возможности фондирования из КНР. Мы приглашаем украинские компании и профильные ассоциации к такому взаимодействию.