Украинское экономическое чудо. Почему цены на газ растут, а внутренняя добыча падает

BIN.ua

Алексей Гавриленко / Деловая столицаГлавным виновником падения добычи является государственная «Укргаздобыча», а частные компании понемногу наращивают показатели.Оперативные данные "Укргаздобычи" (УГД) свидетельствуют: добыча газа компанией падает на протяжении последних трех лет. В 2019 г. было добыто на 4% меньше газа, чем в 2018 г. В 2020 г. падение составило 5%. В 2021 г. объем валовой добычи газа составил 13,7 млрд куб. м, что на 4% меньше, чем год назад. Такие показатели не радуют, особенно на фоне постоянных заявлений, что УГД увеличит добычу собственного газа. Такие заявления звучат от власти до сих пор. Удастся ли это сделать, большой вопрос.Клубок проблемСамое низкое значение за 10 лет показала и общая добыча газа в Украине государством и частными компаниями - 19,79 млрд куб. м, что на 2,2% меньше, чем в 2020 г. Об этом свидетельствуют расчеты ExPro Consulting. В агентстве отмечают, что падение добычи наблюдается именно в государственном секторе. Доля УГД, крупнейшей компании, составила 69%, за год упав на 1%. Стабильность год к году показала "Укрнафта" - 1,1 млрд куб. м и 6% всей добычи. А вот добыча частных компаний показала рост - с 4,9 до 5 млрд куб. м, это 25% всей добычи. По данным Ассоциации газодобывающих компаний Украины, частные компании за последние 5 лет нарастили добычу на 20%, а 5 млрд куб. м, добытых в 2021 г., - абсолютный рекорд.В этом сравнении частной и государственной добычи прослеживается одна из главных причин неэффективности последней. "Это неэффективность и неспособность государства управлять своей собственностью, - говорит директор энергетических программ Центра Разумкова Владимир Омельченко. - А также высокий уровень коррумпированности, более низкая квалификация менеджмента по сравнению с частным бизнесом и постоянное стремление государства использовать государственные компании не только в коммерческих интересах отдельных чиновников, но и в политических. То есть поддерживать цены на низком уровне, перенаправлять деньги на инфраструктурные проекты".Газ, который добывает УГД, идет как раз на нужды населения, для которого установлена льготная цена на энергоресурс. Она существенно ниже, чем биржевая, поэтому частные компании могут получать больше прибыли, а значит, лучше планировать инвестиции и свою будущую работу."Укргаздобыча" сейчас частично находится в этом конкурентном поле, потому что получает от "Нафтогаза" большие деньги. По-хорошему, ее надо выводить на биржу", - говорит сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич.С мая 2022 г., согласно договоренностям с МВФ, "Укргаздобыча" будет продавать до 50% своего газа на бирже, то есть 6-7 млрд куб. м. Планируется, что 100% своего газа компания сможет реализовать на бирже с 2024 г.Впрочем, если у УГД падает добыча, это не значит, что у нее плачевное финансовое положение. Как показывает финансовая отчетность, 9 месяцев 2021 г. компания закончила с прибылью 21,9 млрд грн, в 2020 г. прибыль составила 4,95 млрд грн, а в 2019 - 19 млрд грн. Это значит, что УГД может развивать свою деятельность.Правда, таких денег может быть недостаточно. В феврале 2019 г. "Нафтогаз" жаловался, что для наращивания добычи газа ему нужно около 29 млрд грн капиталовложений ежегодно."Было разработано две программы по увеличению добычи, было закуплено буровое оборудование. По крайней мере, это декларировали. Говорилось, что проблема истощаемых месторождений, которые были открыты еще при Советском Союзе, будет решена таким вот образом. Но прорыва не произошло, - говорит эксперт в сфере энергетики Валентин Землянский. - Еще один фактор, на который жаловались, - это противодействие местных властей, которые хотят денег на социалку от "Нафтогаза" и вставляют палки в колеса. Но в 2017 г. у "Нафтогаза" Полтавский облсовет через суд забрал три месторождения по причине их неразработки. Поэтому кивать на местные власти как основной источник проблем тоже не приходится".Еще одной проблемой "Укргаздобычи" эксперты называют низкую ресурсную базу и непродуктивность скважин. "В целом в Украине коэффициент успешности бурения три года тому назад - 30%. У "Укргаздобычи" еще ниже. То есть продуктивна только каждая третья скважина. Я не думаю, что что-то принципиально изменилось", - говорит Дмитрий Марунич.Коэффициент успешности бурения также зависит от технологии. Как раз это помогло достичь роста добычи газа в 2017-м (на 5%) и 2018-м (на 2%), однако затем проявился негативный эффект. "Этот скачок был получен за счет технологии зажима существующих скважин, путем гидроразрыва пласта, - говорит Валентин Землянский. - Это финансово наиболее капиталоемкая операция, но при этом считается варварским, технологически неверным подходом для получения устойчивого роста добычи. В результате мы получили совершенно обратный эффект. Добыча продолжила свое снижение, не было заложено предпосылок для ее стабильного роста".Добыча газа наращивается именно современными технологиями, что и показывают частные компании, которые, по всей видимости, активно реагируют на рыночный стимул в виде повышения цен на газ и неплохих перспектив для отрасли в будущем. Один только "ДТЭК Нафтогаз" за три квартала 2021 г. добыл 1,5 млрд куб. м, что на 11% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Очевидно, частные компании больше, чем государство, осознают, что газ будет востребован в ближайшие годы и это будет хороший бизнес.Но в госсекторе работает другая логика. "Менеджмент не заинтересован в конечном результате, - говорит Владимир Омельченко. - Если частные компании направляют свою деятельность на увеличение добычи, то государственные компании это мало интересует. Они больше заинтересованы каким-то образом заработать деньги на поставках оборудования, откатах и т. д.".Последний шанс для внутренней добычиРазвитие добычи собственного газа стало особенно актуальным для Украины после 2014 г. Для этого разрабатывались соответствующие правительственные программы. Одной из них при Кабмине Владимира Гройсмана стала "Стратегия 20/20". Она предполагала увеличение добычи УГВ собственного газа до 20 млрд куб. м к 2020 г. Этот показатель не достигнут и сейчас.Причинами провала той программы в "Нафтогазе" называли бюрократические барьеры: от получения лицензии до начала добычи проходило 3-5 лет. Также компанию не устраивало налогообложение (в НАКе посчитали, что из 8,55 грн/куб. м на инвестиции шло всего 34 коп.).Ученые называли "Стратегию 20/20" сырым документом с крайне завышенными показателями. Действительно, освоение капитальных инвестиций, бурение и строительство скважин никак не достигало плановых показателей.Впрочем, провалы прошлых лет не охладили пыл высших должностных лиц. И марте 2021 г. уже правительство Дениса Шмыгаля утвердило Национальную экономическую стратегию до 2030 г. Там есть задание обеспечить на 100% население Украины газом собственной добычи. Во время утверждения программы Шмыгаль отметил, что для увеличения добычи "Нафтогазу" передали площадь "Юзовская" и шельф Черного моря для проведения разведки месторождений. В ближайшие 2-3 года инвестиции должны составить 10 млрд грн.В октябре 2021 г. глава правления "Нафтогаза" Юрий Витренко поведал о намерении "нарастить добычу до 24 млрд куб. м в ближайшие 10 лет". Хотя чем будет руководить сам Витренко к тому времени - вопрос без ответа. Так что это всего лишь очередное обещание, за выполнение которого отвечать будет некому. Наконец, в декабре прошлого года заместитель руководителя Офиса президента Ростислав Шурма заявил, что в Украине в ближайшие 3-4 года показатели добычи собственного природного газа должны вырасти с 18-19 млрд куб. м до 23-25 млрд куб. м. При это, для выхода страны на полное самообеспечение газом власть рассчитывает, что удастся сократить и его потребление на 30-40% при помощи термомодернизации.По мнению экспертов, рост, который назвали в ОП, более-менее реалистичен, но, как показывает практика, не всегда достижим. Например, есть вариант отдать "Укргаздобычу" в частные руки. "Если мы хотим спасти украинскую добычу, то нам нужно срочно задуматься над тем, каким образом эту компанию приватизировать, - говорит Владимир Омельченко. - На первом этапе это должна быть стратегия приватизации этой компании. За государством необходимо оставить контрольный пакет акций, а потом она должна быть приватизирована стратегическим инвестором".