Налог на доходы физических лиц: накануне фискальной атаки

ZN,ua

Угрозы некоторых налоговых чиновников начать вскоре тотальные проверки неамнистированных доходов вызвали беспокойство у состоятельных слоев украинского общества. Но если налоговики действительно решатся атаковать, они должны быть готовы к отчаянному сопротивлению. Одним из эффективных инструментов такого сопротивления, вероятнее всего, будут жалобы граждан на несовершенство налогового законодательства.

Предыдущие 30 лет налоговые органы всерьез занимались преимущественно налогообложением предприятий и предпринимателей, не обращая особого внимания на проблемы налогообложения обычных физических лиц. Для некоторых ловких налоговиков может стать сюрпризом тот факт, что сейчас система налогообложения доходов граждан, не являющихся ФЛП, стоит на очень шатком фундаменте. Точнее, фундамента этого практически нет. Ведь до сих пор государство так и не смогло установить четкие и понятные правила расчета налога на доходы обычных граждан.

Мы напомним только о самых важных пробелах Налогового кодекса Украины (НКУ).

Что такое доход?

Налоговый кодекс вообще не определяет категорию «доход» в контексте налогообложения физических лиц. При этом в НКУ можно увидеть юридически бессодержательные самозацикленные дефиниции наподобие «доход — это любой доход». Заметим, что для юридических лиц этой проблемы нет. Ведь в их распоряжении есть четкое понятие дохода, определенное бухгалтерскими стандартами. Но физлица не могут воспользоваться этим определением, поскольку они не составляют финансовую отчетность по бухстандартам.

Например, если гражданин получил долгосрочный беспроцентный заем, то можно ли сумму полученной им выгоды (от неуплаты процентов) считать его доходом? Для справки: большинство предприятий в этой ситуации отобразит в финотчете доход уже в периоде получения займа.

Есть ли границы для «других»?

В НКУ определена база налогообложения физлица с помощью длинного перечня тех сумм, которые должны включаться в состав его дохода. Но этот перечень открыт, потому что в его конце мы видим волшебное словосочетание «другие доходы». И никакой конкретизации. Как следствие, у налогового инспектора всегда будет соблазн загнать под налог любую «непонятную» или даже эфемерную сумму. А поскольку общего определения понятия «доход» для физлиц в НКУ нет (см. пункт 1), то, например, виртуальная сумма неначисленных процентов за пользование беспроцентным займом имеет все шансы оказаться в составе общего налогооблагаемого дохода налогоплательщика.

Что такое систематичность?

До сих пор остается открытым концептуальный вопрос определения предпринимательской деятельности. Среди признаков предпринимательства Хозяйственный кодекс Украины упоминает «систематичность» соответствующей деятельности. Но конкретных параметров систематичности наше законодательство не содержит. Многолетняя судебная практика в этой сфере может подтвердить разве что наличие сплошного хаоса в головах украинских судей. Никакой последовательности. Не помогают даже разъяснения высших судебных институтов. Иногда судьи на местах их грубо игнорируют.

Если, например, художник продал в течение года одну картину, то считать его предпринимателем оснований нет. А если две? А три? С какого количества проданных картин должна начинаться ФЛП-идентификация художника? Четкого ответа на этот очень простой вопрос в нашем законодательстве до сих пор нет.

Таким образом, поскольку для предпринимателей в НКУ установлен отдельный режим налогообложения, обычные граждане, осуществившие более одной хозяйственной операции, теоретически рискуют быть обвиненными в систематичности, уклонении от госрегистрации ФЛП, а вместе с этим и в уклонении от спецправил налогообложения, определенных для предпринимателей. Кроме того, под угрозой конфискации окажется изготовленная гражданином продукция.

Чем «подобны» самозанятые?

У Налогового кодекса особое отношение к так называемым самозанятым лицам. Согласно определению, к самозанятым, кроме ФЛП, относятся и лица, «ведущие независимую профессиональную деятельность». Также в НКУ приведено специальное определение «независимой профессиональной деятельности». Определение это, опять же, основывается не на общих критериях, а на перечне занятий человека. Перечень этот достаточно длинный и чрезвычайно пестрый, и в конце видим в нем «другую подобную деятельность». Но как рядовой гражданин может определить эту «подобность»?

Что подобного, например, между учеными и религиозными миссионерами? Между врачами и нотариусами? Между артистами и инженерами? Все указанные профессии НКУ упоминает в перечне «независимых». Как может, например, сантехник, меняющий вам унитаз, понять, подобна ли его профессиональная деятельность и деятельность литераторов? А деятельность санаториев? Эти вопросы нешуточные. Ведь если инспектор решит, что такая подобность есть, то сантехнику придется как можно быстрее бежать в налоговую инспекцию и становиться там на учет.

В чем «необходимость» затрат?

В НКУ четко не определен состав затрат, которые могут уменьшить сумму налогооблагаемого дохода физлица.

Если, например, сантехника (из предыдущего примера) государство признает «независимым», то база налогообложения будет определяться по формуле «доход минус затраты». Но минусоваться будут только те затраты, которые являются «необходимыми для проведения определенного вида независимой профессиональной деятельности».

Сможет ли «независимый» сантехник уменьшить свой налогооблагаемый доход, например, на стоимость хот-догов, которые он систематически поглощает в перерывах между ремонтами унитазов? Нет? А если сантехник искренне считает, что потребление этих хот-догов является необходимым условием ремонта, и без них он не сможет вести свою независимо-профессионально-сантехническую деятельность?

Налоговый кодекс не содержит четких и понятных гражданам признаков «необходимости» затрат. Поэтому всегда сохраняются риски злоупотреблений. Как со стороны налоговых инспекторов, так и со стороны налогоплательщиков.

Когда возникает доход?

В НКУ не установлены дата или период признания дохода физического лица.

Скажем, архитектор получил аванс от заказчика в декабре 2021 года, а срок выполнения работ — июль 2022-го. Должен ли архитектор признать получение дохода и начислить налог уже по итогам 2021 года? Или доход должен быть признан только после выполнения работы, то есть в 2022-м? Для справки: юридическое лицо в таких обстоятельствах по правилам бухучета признает доход не раньше июля.

Если архитектор все же признает получение дохода в 2021 году, то сможет ли он уменьшить доход в 2022 году в случае возврата заказчику аванса? А если в 2022 году у архитектора других доходов не будет, то сможет ли он вернуть себе из бюджета сумму налога, уплаченного по итогам 2021-го?

В противоположной ситуации также возникает проблема. Предположим, аванса не было, а работа была выполнена в 2021 году. Заказчик, являющийся юридическим лицом, работу в 2021-м принял и начислил в своем бухучете сумму, которую надо заплатить архитектору. Но по состоянию на конец года заказчик еще не успел заплатить эту сумму исполнителю. Надо ли архитектору признавать получение дохода уже по итогам 2021 года, не ожидая поступления «живых» денег?

Запутанные определения НКУ о том, что доход должен быть то «начисленным (выплаченным, выданным)», то «полученным (начисленным)», порождают вопрос: считается ли начисление собственно получением дохода? А это особенно важно при получении иностранных доходов, когда вообще непонятно, в какой момент считать доходы «начисленными»/«полученными».

На все эти вопросы вы не найдете прозрачных ответов в НКУ. По факту все проблемы регулируются подзаконными (и часто весьма сомнительными) разъяснениями налоговой службы, базирующимися на субъективных представлениях разных должностных лиц ГНС.

Подытожим. Начинать надо с наведения порядка в базовой фискальной регламентации. Гражданам нужны простые определения, прозрачные правила и понятная нормативная лексика. Пока этого не будет, атаки налоговиков рискуют захлебнуться в судах, как крылатые гусары в болоте под Желтыми Водами.

Все статья Ивана Чалого читайте по ссылке