Украинская защитница рассказала о службе в ООС: фото

Восточный вариант

Количество военнослужащих и гражданских работниц составляет 20,1% от общей численности Вооруженных сил Украины. Это снайперки, пулемётчицы, гранатомётчицы, санитарки, кухарки, водительницы и еще много представительниц военного дела. В июле 2021 года государственный праздник День защитника переименовали в День защитников и защитниц, чтобы подчеркнуть важную роль, которую женщины выполняют на службе. «Восточный вариант» поговорил с военнослужащей из Донецкой области Еленой Абдулаевой, которая пошла служить в ВСУ в 2017 году, о том, каково это — работать в армии, о воспитании патриотизма у детей и о гражданской жизни. Греческие корни Елена — румейка, представительница одной из двух этнических групп приазовских греков. В 1778 году ее предки переселились из Крыма в Приазовье по решению императрицы Екатерины II, которая стремилась ослабить крымское ханство и усилить южные границы Российской империи. Греки формировали вблизи Азовского моря поселки. Многие из них до сих пор носят похожие или идентичные населенным пунктам Крыма названия — Урзуф, Ялта и так далее. Сама Елена — из поселка Большая Новоселка, до 1946 года он назывался Большой Янисоль. Елена в традиционном костюме приазовских греков / Фото: со страницы Елены в Фейсбук Бабушка женщины, в честь которой ее и назвали, Елена Бурла, хорошо знала румейский язык и очень гордилась тем, что является гречанкой по происхождению. Она рассказывала Елене о том, как во времена советской власти греков репрессировали, и люди были вынуждены менять фамилии с греческих на российские, чтобы избежать преследования. А чтобы сохранить хоть часть своей культуры, закапывали вышитые традиционными греческими орнаментами вышивки, чтобы их не нашли НКВДшники. Несмотря на все усилия приазовских греков, в истории Украины советского периода существует черная страница под названием «Греческая операция» НКВД. Это массовые репрессии против греческого этноса в различных республиках СССР, которые продолжались почти год. В ходе репрессий в контрреволюционной деятельности были обвинены более 20 тысяч греков. Почти все были расстреляны. А позже были реабилитированы. Любовь к языку и гордость за свое происхождение передалась от бабушки к маме Елены, а затем и к ней самой. «Я с детства слышала греческий язык. Мне очень нравилось, и когда в школе начались курсы новогреческого языка, я с удовольствием их посещала», — вспоминает женщина. Увлечение языком привело ее в Мариупольский государственный университет, где Елена изучала новогреческий язык, а позже работала в Федерации греческих обществ Украины. После этого — в Мариупольской таможне (ныне — Донецкая таможня). Так сбылась мечта Елены — она стала переводчицей. Но на этом женщина не остановилась и решила получить еще одно образование по желанной специальности — юридическое. Тем более все это довелось пережить в ее любимом городе — в Мариуполе. «Я когда впервые приехала в Мариуполь в далеком детстве, сразу влюбилась. Я всегда мечтала в городе жить, мне нравились его улицы и, особенно, море. Со временем к морю уже привыкла, а в детстве была от него в восторге, как сейчас мой сын», — говорит Елена. «В нашей семье все женщины — пробивные» Когда в Украине весной 2014 начались пророссийские митинги, которые позже превратились в вооруженные беспорядки и захват администраций, сыну Елены было три года. Мариуполя это тоже коснулось. Тогда Елена впервые задумалась о службе, но ее сын Сергей был еще слишком мал, поэтому она решила подождать. «То, что происходило, было ненормальным. Люди разделились на два лагеря — за и против. Для меня даже речи не шло о том, чтобы выбирать. Было понятно, что если мы живем в Украине, следовательно, и должны поддерживать Украину», — вспоминает Елена. Для себя она решила, что если на тот момент, когда сын немного подрастет, все еще будет продолжаться война, она пойдет на службу. К сожалению, война не закончилась и продолжается до сих пор. Елена присоединилась к вооруженным силам Украины в 2017 году. Женщина уверяет: семья одобрительно приняла ее решение. «Мама меня поддерживала в первую очередь. У нас в семье женщины пробивные и энергичные. Мама бы сама пошла служить. Даже бабушка бы пошла, если бы была жива», — уверена Елена. Хотя муж Елены Сергей переживал за нее, но тоже полностью понял ее выбор. Но так было не со всеми. «Знакомая, проживающая в другой стране, увидела мои фотографии в форме и очень негативно высказалась. Сказала, что я променяла домашнюю жизнь, пироги и вышивку на грех. Как-то так это прозвучало. Мне это было неприятно слышать. Человек находится неизвестно где, не знает реального положения дел и обвиняет меня. Я ее заблокировала и подумала, что дальше говорить не о чем», — говорит военнослужащая. «Никогда чужак не сделает лучше» Сейчас Елена имеет звание старшего солдата, работает с документооборотом в Районном территориальном центре комплектования и социальной поддержки. В прошлом году была в командировке в боевой части в Авдеевке. Говорит, что тогда очень хорошо поняла разницу между армией и гражданской жизнью. «Человек, надевший форму, уже ответственен за себя и других, в том числе и за гражданских. И после этой ответственности люди могут нуждаться в психологической поддержке. Более того, после возвращения в гражданскую жизнь людям нужна помощь. Ведь военная жизнь и гражданская — это две совершенно разные вещи. Люди там не прячутся, выступают такими, какие есть на самом деле», — отмечает женщина. Елена положительно относится к тому, что в армии растет число женщин-военнослужащих. «Хотелось бы, чтобы у каждого был выбор. И чтобы не было разделения на мужские и женские профессии. Это выбор каждого: служить или нет. И тут уже неважно, мужчина ты или женщина», — говорит военнослужащая. Впрочем, далеко не всем близок взгляд Елены на службу. Она отмечает, что некоторые могут даже обвинять женщин, имеющих детей, в том, что они пошли служить вместо того, чтобы растить ребенка. «Но для меня ребенок на первом месте. И для меня важно, в первую очередь, защитить свою семью. Вот сыну сейчас 10 лет, и для него Украина на первом месте. У него везде символика украинская. Он меня очень поддерживает и гордится мной. Я его, десятилетнего ставлю в пример взрослым, которые надеются на приход России», — рассказывает Елена. «Не хочу, чтобы наши дети видели войну» Елена ни секунды не пожалела, что пошла служить. Говорит, что студенческие годы и служба в армии подарили ей настоящих друзей, которым можно позвонить в любую секунду, и они всегда поддержат. Ее любовь к Украине проявляется во всем. Женщина с удовольствием исполняет греческие и украинские песни в составе инструментального ансамбля «Сувенир». Очень любит вышивку — вышивает одежду, картины и аксессуары. Фото: со страницы Елены в Фейсбук «Я очень люблю Львов — он в моем сердце навсегда. И я даже не могу передать, как мне нравится все украинское. Я горжусь тем, что я гречанка. Но мы живем в Украине, поэтому люблю все, что с ней связано», — говорит Елена. В будущем она планирует получить третье образование, уже психологическое, чтобы помогать собратьям переживать травматические события. Не исключает, что поедет в боевую часть или в реабилитационный центр, чтобы работать там с людьми и прилагать все усилия, чтобы война для военных оставалась на войне, а в мирной жизни они чувствовали себя счастливыми. Ранее Елена работала в таможенной службе, сейчас мечтает вернуть себе спецзвание и стать офицером. Говорит, что, возможно, и будущее психологическое образование не будет последним. «В жизни ничего нельзя предсказать. Кто же знал, что будет война. Но я бы не хотела, чтобы наши дети видели ее», — резюмирует женщина. Читайте также: “Сова” на войне: история гранатометчицы-старобельчанки