В. Гайдай: «Наука в Украине финансируется на 30-35% от необходимого»

Коронакризис, несомненно, так или иначе, повлиял на все отрасли экономики Украины. Усугубил ли он кризис в научной сфере, есть ли реальные перспективы сейчас для украинских ученых в Украине, есть ли смысл рисковать и жертвовать, выезжаю на работу за рубеж и если возможность у украинских ученых здесь изобрести собственную вакцину или совершить технологический прорыв – ГолосUA выяснял у политического эксперта Валентина Гайдая.

– Валентин, как коронакризис повлиял на украинскую науку и как сейчас обстоят дела с учеными в нашей стране?

– Карантин, пожалуй, внес свои коррективы во все сферы. Что касается ученых, то многие и так работали дистанционно до карантина, поскольку, к примеру, гуманитарная работа больше касается архивов, документов и так далее, потому ограничения, связанные с транспортом и в принципе с удаленкой их не коснулись. Но есть такие, кто должны работать непосредственно на своем рабочем месте. Это в большей мере касается ученых точных, биологических наук. В биологии и медицине их работа стала особенно ощутимой.

Есть, конечно, и свои трудности, например, ограничен доступ к архивам и библиотекам, в том числе и зарубежным. А за границу выехать трудно для этого. Это же касается проведения конференций, круглых столов и семинаров. Особенно эта проблема была острой в прошлом году, когда еще люди не приобщились к новым условиям и просто просиживали время. Многие мероприятия сейчас на паузе и это негативно влияет на научную среду. Это при том, что еще до пандемии у нас были слабые контакты с западными коллегами, а сейчас ситуация обстоит еще хуже.

– Что в данный момент и в последнее время происходило с зарплатами ученых?

– Бедственное положение ученых в Украине было и до пандемии, поскольку после Майдана постепенно ученые начали лишаться некоторых выплат и надбавок в связи с дефицитом финансирования. По этой причине карантин не сильно внес свои коррективы. Ученых отправляли на удаленку, и не во всех научных сферах специалистам было чем заняться. Все ситуативно. Но зарплаты продолжает выплачиваться, и даже в этом году была индексация, хоть и малая.

По НАН и по академическим заведениям (ВУЗам) есть некие промедления по выплатам, хоть и не острые. Пока они носят локальный характер. Конечно, их уровень продолжает желать лучшего. Это также касается и научных пенсий. Это вопрос к дефициту денег на науку и образование.

Здесь даже больше вопрос касается преподавателей. Поскольку некоторые из них были вынуждены перейти на меньшую ставку, а также при дистанционном обучении. И сейчас складывается ситуация, когда преподавателей отправляют на карантин, они не могут подавать запрос на помощь в 8 тысяч гривен. Но в приложении «Дия» такой функции для преподавателей нет, что довольно странно.

– Носит ли сокращение ученых массовый характер?

– Пока что нет. Но здесь не стоит делать привязку строго к карантину. Их количество сокращается, но это не носит масштабный характер. Стоит различать ученых из НАН и из ВУЗов. В последних в 2015 году начался процесс их ликвидации и объединения. Конечно, это влияет на количество научных сотрудников.

Из-за низкой популярности ученых в Украине получается, что многие уходят на пенсию, а новых  становится все меньше. Одни за рубеж выезжают, а другие не хотят идти в эту сферу, даже вопреки своему интересу к этому. Из-за того, что идет перманентный отток научных кадров и рабочей силы за рубеж и из-за того, что профессия ученых нивелировала и низкооплачиваемая, то конечно, у нас количество ученых сокращается.

Но с другой стороны, штат некоторых институций стоило бы укомплектовать и сократить, поскольку в некоторых институциях НАН коэффициент КПД довольно низок. Это касается в перую очередь гуманитарной сферы. В технической отрасли дела обстоят лучше – техническая и биологическая школы у нас неплохие.

– Как много ученых уезжает на заработки за рубеж?

– Гуманитарии не сильно выезжают, поскольку на них низкий спрос, хоть и есть исключения. В основном есть спрос на представителей точных наук. Более массовый отток был в 90-х, а сейчас он стал меньше. Но перманентно он происходит. Мы понимаем, что ученые не поедут на низкоквалифицированные работы. Они хотят работать согласно специализации.

Китай является популярным вектором, а даже Турция и ОАЭ. Так что отток идет не только на Запад.

– Насколько высокая конкуренция за границей для наших ученых и стоит ли выезд из страны всех рисков?

– Это также зависит от профессии. В приоритете это медицина, биология, IT-сфера, точные науки, строительство. Мы конкуренты для научных кадров на Западе. Но в Китае больший спрос на наших кадров, чем на Западе. Последний больше заинтересован в низкооплачиваемой наемной работе, например – в сфере обслуживания. Украинских ученых могут взять на работу. Но в приоритете будут все же местные научные кадры, а не украинцы.

– Почему такая разница между западными странами и Китаем в этом вопросе?

– Китай динамично развивается и понимает, что своих еще кадров у него не достаточно, и он учится и у нас тоже. Они понимают, что сейчас им не стоит перебирать кадры, и они заинтересованы во всех. Также в Китае есть устойчивая мысль, что в наших университетах еще советского времени была хорошая школа. Потому они не переборчевы, тем более, что к примеру с Оксфорда туда не особо спешат ехать.

Китай очень грамотно и динамично работает и переманивает наши «мозги» к себе.

– Как обстоит ситуация в Украине с госзаказами на научные разработки, в частности, в вопросе вакцин от коронавируса?

– Понятно, что в бюджете выделяется финансирование на науку и различные проекты. Но на самом деле это, в большей мере, традиционные проекты – написание научных работ и проведение конференций. То есть все стандартно, и мы не можем выйти за эти рамки.

В технической отрасли, медицине и биологии их можно развивать, но снова-таки, они финансируются от силы на 30-35% от необходимого уровня. При таком финансировании и отдача соответствующая. А у нас научная школа хорошая и многие ученые остались еще в Украине, и есть до сих пор молодые кадры.

Что касается вакцины, то это маркер того, в каком состоянии находится наша наука и образование. Мы можем разработать свою вакцину – кадры и мощности для этого есть, но нет финансирования. Возможно, мы отстаем по технологиям, но например, россияне не на много впереди, но тем не менее, они смогли разработать свою вакцину.

Научные сферы. Которые могли бы дать рывок в техническом прогрессе, сейчас их финансирование на довольном низком уровне. Складывается дефицит в 60-70%.

– Доминируют ли государственные над частными заказами на научные разработки?

– Есть и частные заказы. Присутствуют здесь грантовые организации, и в гуманитарной, и в точной сферах. Есть заказы из за рубежа, а также наши ученые сами ищут какие-то гранты или стипендии на Западе или в мире.

Это один из вариантов выживания для наших ученых. Что касается соотношений между государственными и частными заказами, то здесь все ситуативно.