Р. Соболь: «Бизнес должен быть готовым к следующим локдаунам»

Регионы Украины постепенно выходят из «красной» зоны карантина, но все равно весенний локдаун оставил свой отпечаток на деятельности бизнеса. Как он повлияет на деятельность предпринимателей, в интервью ГолосUA рассказывает глава Ассоциации собственников малого и среднего бизнеса Руслан Соболь.

– Руслан, в Украине действует региональный локдаун, и, очевидно, он ощутим для предпринимателей. Как бизнес сейчас переносит нынешний локдаун и какие настроения у предпринимателей?

– Бизнес, как и человек, привыкает ко всему. К этому тоже люди привыкают. Бизнес потихонечку адаптируется. Но нужно осознавать, что, безусловно, фиксируются убытки. Мы фиксируем часть закрывающегося бизнеса. Наверное, это неотъемлемая часть от той цены, которую мы все платим, находясь в этом локдауне. Настроения, чтобы этого не повторилось, конечно. Объективно, бизнес как явление уничтожить невозможно. Наблюдается ниспадающий тренд, но и в нем есть место для развития. Сказать, что бизнес утратил оптимизм, наверное, нельзя. Оптимизм есть, мы все ожидаем окончания ограничительных мер в Киеве, чтобы с новой силой восстановить позиции, которые, к сожалению, утрачены.

– Есть ли какие-то новые данные, сколько предприятий разорилось, обанкротилось, закрылось?

– Справедливо было бы эту статистику собирать и публиковать в конце года. Как говорится, цыплят по осени считают. Справедливо говорить об этом будет в начале 2022 года, что мы потеряли или приобрели за 2021-й. Статистика прошлого 2020 года оправдала прогнозы. 20 % хозяйствующих субъектов тем или иным образом прекратили свое существование. Мне хочется верить, что статистика 2021 года будет меньше, чем 20 %.

– Действительно, была информация, что, согласно данным Youcontrol, по итогам 2020 года на 20 % сократилась регистрация компаний и на 5 % ФОПов. Бизнес сократился, но какое решение приняли люди, занятые в нем? Они поменяли вид своей деятельности, просто закрылись и стали безработными или уехали из страны, если это, конечно, позволяют правила карантина?

– Кто как. Да, есть большие настроения поменять локацию. Кто-то переформатируется, уйдет в другую деятельность. В большей части хозяйствующих субъектов, особенно это связано с услугами, все уходят в интернет. Уходят с офлайновых площадок в онлайновые площадки. Сейчас это тренд. От этого мы фиксируем, конечно, огромный прирост в IT-секторе, работы очень много, все пытаются оцифровать свои процессы и застраховать свою деятельность от влияния этих всех ограничительных мер. Потому что в онлайне ограничений нет. Доставка работает, работала и будет работать. Как выяснилось, доставлять можно все – от продуктов питания до электроники, автомобилей и в частности услуг. Так что многие переформатируются, уходят в интернет. Кто не справился, кто не смог вывести в интернет свои услуги и продукцию или меняют локацию, или вынуждены закрыться и зафиксировать убыток.

– Да, очевидно, есть рост количества айтишников, но нельзя сказать, что человек, который держал кафе или ресторан сразу начнет работать в IT-сфере. Вот в чем проблема.

– Они не смогут сделаться айтишниками, но они смогут оцифровать свои процессы. И это уже происходит. Это веяние времени. Они вынуждены отчасти сокращать персонал, отдавая на аутсорс какие-то свои процессы. Например, доставку. Не обязательно формировать свою службу. Можно воспользоваться операторами, которых, благо, много в Украине, и количество их будет только расти. Это тот рынок, куда многие смотрят. Например, если в туристической компании, которая несет большие убытки, учитывая существующие ограничения, есть определенный ресурс, сгенерированный за время работы в туристическом бизнесе, то почему бы не открыть доставку. А это то, что будет точно генерировать доход.

– То есть доставку открывают даже те компании, которые с ней ранее не были связаны?

– Конечно. Люди меняют назначение, меняют свои привычные рынки на другие виды деятельности.

– А какие-то налоговые послабления работают сейчас или нет? Есть какая-то помощь в этом направлении?

– Не работают, но в этом нельзя упрекать государство. Ну нет такого количества денежного ресурса, чтобы компенсировать те убытки, которые мы несем и понесем в будущем. Ну не существует. Объективно, их не хватает и в Америке. Страна, которая печатает денежную массу, к концу 2021 года напечатает четыре триллиона долларов. Два триллиона уже роздано, сейчас Байден напечатает еще два и раздаст это все. И часть на фондовый рынок, а часть пойдет в реальный сектор. Но их все равно не хватает. Мы получим ощутимый финансовый удар. Из хорошего есть то, что это сделает нас сильнее. Кто-то, к сожалению, вынужден будет пропасть с рынка, имеется в виду операторы, а кто-то станет намного эффективнее. Потому что обстоятельства вынудят быть эффективным, вынудят выживать, придумывать некие механизмы взаимодействия с клиентами, контрагентами, поставщиками. Мы перейдем на качественно новый уровень взаимодействия с контрагентами в бизнесе. Мы уже проходим этот путь. После этого кризиса мы будем сильнее.

– А компенсация в 8 тысяч гривен по-прежнему не спасает или все-таки приятна для бизнеса?

– В большей степени это моральная компенсация. Не более того.

– А тезис про тенезицию бизнеса из-за карантинов еще актуален или нет?

– Это трансформационный элемент, без которого никуда не деться. Прежде чем закрыться, бизнес сначала уйдет в тень. Это еще один способ оптимизироваться на рынке. Это временная мера. Так что если там уже не срастется, то всё, тогда оттуда выход или только в белую, или пропасть с рынка.

– За последний год бизнес пережил непростые времена, тяжелые формы локдаунов. Теперь мы можем надеяться на его восстановление?

– Мы можем надеяться на то, что бизнес будет абсолютно по-другому сейчас реагировать на всякого рода локдауны и на ограничительные меры. Надо быть готовым к тому, что ограничения, объявление новых локдаунов не последние в этом году. И бизнес уже к этому старается как-то подготовиться. Конечно же, к этому быть готовым нельзя, но стараться подготовиться, оптимизировать свои процессы можно, нужно, и это происходит.