Две жизни топлива. Как происходят махинации с документами на рынке нефтепродуктов

Этой весной топливный рынок Украины лихорадит от скандалов. Мы уже писали о том как нечистые на руку игроки зарабатывают на продаже нелегального топлива. Но не менее интересными являются схемы связанные не столько с нелегальным товаром, сколько с бумажной работой. Лазейки в законодательстве, коррупция и слабые государственные институции позволяют проворачивать с топливной документацией схемы на миллиарды. Речь тут идет в первую очередь об оптимизации налогообложения и сотрудничестве с конвертационными центрами. Также из-за того, что топливо является товаром с высокой добавочной стоимостью, а также имеет свойство безвозвратно сгорать оно является вполне привлекательным товаром для махинаций с фиктивным НДС. По данным Нефтегазовой ассоциации Украины 40% АЗС продают топливо без регистрации через РРО (регистраторы расчетных операций, фактически — кассовые аппараты, — Delo.ua), накапливают большие суммы неучтенной наличности, за которые закупают нелегальное топливо у мини-НПЗ или «продают» документы на топливо реальному сектору экономики с целью минимизации НДС. Ассоциация оценивает потери госбюджета от схем от 10,9 до 14,6 млрд. грн. Консалтинговая группа «А-95» оценивает потери бюджета в сумму до 20 млрд гривен. При этом провернуть такое без ведома не попав в поле зрения проверяющих и правоохранителей в принципе невозможно. Поэтому такие операции часто становятся источником дохода не только участников этого рынка, но и правоохранителей. И пока комитет Верховной рады по вопросам налоговой и таможенной политикой ищет возможность наполнить казну путем введения новых налогов, амнистии капиталов и детенизацией экономики огромный пласт национальной экономики, в том числе вполне узнаваемые и публичные бренды работают в серой зоне, под прикрытием нечистых на руку налоговиков и других проверяющих. Две жизни топлива По словам аналитика «Консалтинговой группы А-95» Артема Куюна махинации с документацией на топливо в Украине представляют собой целую систему. «Суть в том, что у топлива две жизни. Физическая жизнь, оно где-то потребляется, сгорает. На заводе в поле в бензобаке, в двигателе. Но есть и жизнь документарная. Она заключается в том, что кто-то купил на это топливо документы и поставил себе на баланс, показал, что он его потребил. Тем самым он увеличил свои затраты и сократил прибыль, а во-вторых НДС с этого топлива он также оформил как налоговый кредит», — говорит эксперт. Если предприятие продает товары с НДС, то оно должно уплатить в бюджет, а когда покупает с НДС ему должно государство вернуть. В конечном итоге в финансовых показателях предприятия образуется баланс НДС. И в том случае если товары с НДС были закуплены в крупном объеме то сам объем налога может быть мизерным. А в том случае если предприятие экспортирует товары оно вообще может быть отрицательным и в этом случае НДС возмещается государством. И в этом плане топливо является очень привлекательным для таких операций продуктом. «Топливо — самый ликвидный материал для налоговой оптимизации. Его сожгли и доказать факт его «не существования» трудно. Даже стройматериалы как удобный инструмент налоговых скруток можно примерно посчитать, а тут просто сожгли нефтепродукт и нет его», — говорит эксперт. По его словам, одна из наиболее распространенных схем работает следующим образом: компания продает по документам топливо на какого-нибудь крупного потребителя, например транспортную компанию (у которой никакого транспорта может и не быть, но потребление очень высокое). Транспортная компания, центр прибыли схемы, это топливо якобы потребляет. Документы ушли туда, а фактически топливо ушло на заправку и позже было реализовано там за наличные. «На заправку приезжает обычный потребитель, но ему дают чек, как если бы он был представителем той компании, которая ранее купила топливо. Ты берешь чек, а там написано — предварительная оплата. Таким образом топливо продается фактически за наличку. Позже эти наличные могут быть проданы в конвертационные центры за 4-5% номинала», — говорит Куюн. По словам эксперта такие схемы вымывают из государственного бюджета более 13 млрд гривен в год. В 2021 году сумма составит около 16 млрд гривен, с учетом того что цены растут, а с ними растет и украденный НДС. Из-за этого и появляется крупный разлет в ценах у разных операторов. «Многие заправки продают топливо очень дешево, в ноль или даже в минус для себя. Однако это только если считать «в белую», основной же заработок там сидит в продаже документов на топливо и схемах с наличными», — считает эксперт. При этом он отмечает, что даже в украинских реалиях такие схемы нельзя было бы провернуть без ведома проверяющих, однако выгода, от таких схем позволяет давать взятки правоохранителям. «Зачастую это крышуется на местах. Крышевание на центральных уровнях было дорогим. Так, при предыдущей власти это можно такие схемы можно было делать только очень крупным игрокам, потому что это стоило дорого. Однако сейчас ситуация изменилась и вопросы закрываются проверяющими на местах», — говорит Куюн. Раздолье для махинаций С Куюном согласен и директор специальных программ НТЦ «Психея» Геннадий Рябцев. По его мнению, если проанализировать работу рынка нефтепродуктов можно выделить большую долю трейдеров, которые реализуют топливо по ценам близким к себестоимости производства этих видов топлива. Поскольку на оптовом рынке цены формируются достаточно понятно и существенно не отличаются, столь странное нежелание заработать т.е. малая маржа заставляет думать о том что эти компании зарабатывают другим способом. Например, продают топливо, которое не соответствуют техрегламенту, оформляют продажи в розницу как оптовые продажи, продают топливо в обход кассовых регистраторов или продают топливо без уплаты в полном объеме налогов и сборов. «Если обобщить все названые злоупотребления, то можно выйти на объем нефтепродуктов в 15% рынка. В основном это бензиновый рынок потому что на бензине можно больше заработать. Но в принципе всевозможные схемы возможны по целому ряду вариантов», — рассказывает Рябцев. По его словам одна из распространенных на рынке схем, когда импортер завозит топливо, при этом оно растамаживается и продается за наличку, при этом остаются документы, что этот товар в наличии, а потом эти документы продаются компании которой нужно платить НДС в Украине. Также по словам эксперта распространенной является схема, когда при импорте оформляется ввоз одной цистерны бензина, а по факту ввозится десять. При этом очень много АЗС работают в обход кассовых аппаратов. «Есть сети, которые фактически печатают чеки, которые нельзя проверить. Если поступает объем топлива, которое произведено на мини-НПЗ, это топливо не оформлено, с него не уплачены налоги, но его нужно реализовать. Это топливо поступает на заправку и реализуется просто за наличку, причем без надлежащего учета. Если клиент хочет чек, то ему печатают бумажку, которая похожа, но не проходит по единой системе торговых операций», — рассказывает Рябцев. В итоге такое топливо произведенное выводится из-под налогообложения в полном объеме. Таким образом возникает «черных нал», который делится по цепочке от производителей до правоохранителей, которые это крышуют. Также сети АЗС также сотрудничают с конвертационными центрами и это схемы на десятки миллиардов десять. Примечательно, что 28 апреля произошло заседание налогового и таможенного комитета именно по указанному вопросу. В ходе заседания Гетьманцев и глава єнергетического комитета Андрей Герус поставили налоговикам ряд вопросов о результатах борьбы с скруточними схемами и нелегальным производством некондиционного горючего на мини-НПЗ. К сожалению, ни на один из вопросов не было получено исчерпывающего ответа. Гетманцев также напомнил налоговой, что у них есть две системы СЕА НДС и СЕАРП, с помощью которых можно эффективно выявлять махинации с горючим, применять санкции, признавать неосуществленными операции, доначислить НДС и налог на прибыль. В сухом остатке Таким образом махинации на топливном рынке не ограничиваются одним лишь суррогатным топливом, контрабандой и бочками. Махинации с топливными документами сфера не менее интересная чем изготовление «бодяги». Казалось бы прикрыв эту дыру правительство и тот же глава налогового комитета Гетьманцев смогут хотя бы частично закрыть дыру в дефицитном из-за кризиса бюджете. Однако объемы махинаций позволяют отвести глаза правоохранителям и проверяющим, а послабление контроля в силовых структурах еще и снижают цену такого откупа. При этом нельзя сказать, что власти не знают о таких схемах. Знают и даже объявили нелегальному рынку крестовый поход. Однако пока что это вылилось в закрытие одной крупной сети АЗС и уход одного поставщика, в чем рынок видит исключительно политический подтекст. А еще некоторые игроки рынка говорят, что кампания по борьбе с нелегальными нефтепродуктами вылилась в то, что оголодавшие после карантина проверяющие и силовики собирают дань со всех без исключения игроков рынка. Степан Крьока, специально для Delo.ua Источник фото: Depositphotos