Хью Джекману — 53 года: почему его любит весь Голливуд

Караван

Сегодня, 12 октября, день рождения отмечает Хью Джекман. Актеру, певцу и продюсеру исполняется 53 года.

историй» рассказывает о жизни настоящего супергероя. Не экранного Росомахи — а реального хорошего парня с добрым серцем, верного мужа и преданного отца. Хоть в его судьбе было детство без матери и тяжелая болезнь. – Энн, почему ты так долго возишься? – промычал Хью Джекман, стараясь не двигать челюстью, чтобы не мешать визажистке. Актер работал с ней давно, привык к ее внимательным и бережным рукам. Энн гримировала его для роли Логана, наверное, уже не одну сотню раз.

Сейчас Хью снимался в «Днях минувшего будущего» – очередном сиквеле «Людей Икс». Через четверть часа он должен появиться на площадке. В большом кино все расписано до минуты, и каждая секунда промедления обходится в тысячи долларов, почти как простой самолетов в аэропорту.

Но сейчас Энн склонилась над носом Хью и что-то там внимательно рассматривала.

– Слушай, у тебя тут какое-то кровавое пятнышко, мне оно не нравится, – сказала она, и голос звучал почему-то встревоженно.

– Господи, Энн, ну замажь его чем-то, и дело с концом. Это наверняка результат вчерашней драки с охраной Пентагона. Да-да, моя дорогая, вчера я раскидал с десяток здоровенных американцев. Австралийцу это раз плюнуть, – Хью лихо подмигнул симпатичной собеседнице.

Перед съемками он неизменно входил в состояние легкой взвинченности, как будто его герой Росомаха впрыскивал актеру в кровь немного своих бешеных гормонов. – О’кей, Хью, сейчас я, конечно, загримирую тебя и спрячу пятнышко, но ты должен сходить к врачу.

– К какому? А главное, зачем? – он недоуменно вскинул бровь.

– Ох, доктор, вот видите, у меня тут небольшой кровоподтек, мне дали по носу, я умираю! Или нет, лучше так: доктор, вы видите этот синяк? В 2009 году меня признали самым сексуальным мужчиной мира, вы сами понимаете, я никак не могу расхаживать по Монреалю с пятном на носу!

Энн улыбнулась, но сдержанно.

– Хью, ты должен нанести визит дерматологу. Мы не знаем точно, что это за пятнышко, но на обычный кровоподтек оно не похоже. Пообещай, что запишешься на прием.

– Хорошо, Энн, я подумаю об этом.

Отнестись серьезно к словам визажистки Джекману мешала бурлящая в крови веселая ярость. Росомаха Логан уже овладел им, вселился в его тело. Энн наложила последний слой пудры, обмахнула его лицо большой кистью и кивнула, мол, все, готово.

«Мутант» пружинисто поднялся, рванул дверь комфортабельного фургона, где находилась его гримерка и комната для отдыха, спрыгнул со ступенек на хрустнувший под тяжелыми ботинками гравий. Площадка была полностью готова для съемок.

Брутальный красавец в обтягивающих джинсах и майке пошел туда, уже готовый к предстоящей сцене, слегка набычившись и глядя исподлобья. Вдалеке загалдели фанаты, их отделяли от съемочной площадки веревочная ограда и полицейский кордон. Но шум тут же стих: прозвучала команда «Мотор!», колдовство началось, Монреаль исчез, сменившись волшебной реальностью «Людей Икс». …После окончания съемок актер, как всегда, отправился в зал на вечернюю тренировку. С тех пор как тринадцать лет назад, в 2000 году, на экраны вышел фильм «Люди Икс», его жизнь в кино (и не только) полностью переменилась.

Во-первых, из известного австралийского актера, специализирующегося на мюзиклах, Хью мгновенно превратился в сверхновую международную звезду, успех фильма обеспечил ему вполне надежное будущее в Голливуде.

Во-вторых, пришлось многое поменять в ежедневной рутине. Росомаха Логан оказался весьма требовательным к своему «двойнику»: обаятельный Хью, добряк и любимец женщин, должен был научиться взращивать в себе гнев и ярость. Однажды, еще во время работы над первыми «Людьми Икс», случай помог актеру понять состояние своего героя. Фильм снимался в Торонто, зимой. Хью встал в 5:30, чтобы ехать на площадку, зашел в душ в своем гостиничном номере, открыл кран и обнаружил, что горячей воды нет.

Накануне он упал в постель прямо после позднего возвращения с работы и даже не смыл с волос лак. Теперь помыться было необходимо. В состоянии звериной ненависти он встал под холодную воду, просто ледяную. Ему хотелось заорать от злости, но приходилось давить крик, чтобы не напугать спящую в номере жену. И тогда его осенило: вот в таком состоянии и живет Росомаха.

«Гнев – это одно дело, это довольно знакомая всем нам эмоция, – делился он позже с журналистами. – Другое дело – злость, которая постоянно кипит в тебе и не может вырваться наружу. Такое состояние опасно для всех, кто рядом».

Со временем Хью научился возвращаться в это состояние сознательно. Лучше всего получалось в спортзале. Перед очередным этапом съемок «Людей Икс» он усиленно накачивал мышечную массу, потреблял не менее шести тысяч калорий в день в строгом соответствии с рекомендациями тренера, проводил в качалке несколько часов ежедневно (силовые тренировки дважды в день плюс кардио, ведь супергерой бегает гораздо быстрее, чем обычные люди).

Забавно, но ради съемок в «Людях Икс» ему даже пришлось обзавестись специальным гардеробом. В шкафу у актера поселились вещи трех размеров. Посмеиваясь, он рассказывал репортерам:

«Ту одежду, что самого маленького размера, я ношу, пока снимаюсь в ромкомах. Одежду из второго набора надеваю, когда у меня отпуск и я могу чуть расслабиться, побаловать себя бургером. А в остальном хожу, пока играю Росомаху. У него самый большой размер, такие плечи помещаются только в ХL». Хью отлично понимал, что физическая форма – это его козырь, зрителей нельзя разочаровать. Приходя в кинотеатр, они ждут встречи с обожаемыми героями, которые должны выглядеть абсолютно непобедимыми и уж точно не состарившимися. Впечатляющие бицепсы, кубики пресса и прочая «экипировка» Росомахе необходимы так же, как и его знаменитые бакенбарды и стальные когти.

Однако тренировки помогали актеру «накачивать» еще и психику. Хью использовал их как своеобразное занятие по методике Станиславского. Чтобы выжать двухсот­килограммовую штангу положенное число раз, он твердил себе: «Я Росомаха!» Иногда позволял себе прокричать это вслух. Ярость помогала достичь желаемого. И плевать, как смотрели на него другие посетители спортзала. Актеры – сумасшедшие, это аксиома.

Были и более тонкие, вполне человеческие основания для энтузиазма Хью. Однажды он признался: «Причина, по которой я тренируюсь, – это страх. Мне потребовалось два года, чтобы дойти до веса двести десять килограмм в становой тяге и ста пятидесяти в приседе. И я не хочу потерять эти результаты. Даже если я больше никогда не буду сниматься, все равно буду выполнять приседания, становую тягу и жим лежа». …В тот вечер, отработав очередную тренировку, он поехал домой, точнее, в апартаменты, которые арендовала для него студия, совершенно расслабленный, начисто забыв об утреннем разговоре с визажисткой.

Деборра-Ли ждала его дома: она приехала в Монреаль на неделю, чтобы повидаться с мужем и затем вернуться в Нью-Йорк к детям. У супругов существовало негласное правило – не расставаться больше чем на две недели.

В последние годы Деборра стала заметно более ревнивой, чем раньше, старалась сопровождать Хью во всех поездках, ядовито подшучивала над другими женщинами, если они проявляли интерес к Джекману. Однажды она рискованно пошутила в интервью, объявив, что запрещает мужу сниматься с Анджелиной Джоли. Позже она написала в «Твиттере», что это была, конечно, шутка. Но осадок у всех остался. Чтобы успокоить жену, Хью практически в любом интервью говорил о том, как любит ее и как признателен ей за то счастье, которое обрел в браке.

Деборра-Ли была в прекрасном настроении. За ужином и бокалом сухого вина (исключение в меню активно тренирующегося Хью, которое он позволил себе ради жены) супруги обсуждали дела в их общей продюсерской компании Seed Production, созданной в 2006 году в основном для реализации австралийских проектов и поддержки кино на Зеленом континенте.

Но с тех пор компания стала транс­континентальной, с главным офисом в Лос-Анджелесе. Джекман и его компания продюсировали съемки спин-­офф-проекта о Росомахе, отдельной сюжетной линии, развивавшейся параллельно основной линии «Людей Икс». В этих фильмах не было дорогих звезд вроде Майкла Фассбендера и Джеймса Макэвоя, помимо самого Джекмана. Но Росомаха и в одиночку приносит неплохой доход.

…Деборра обратила внимание на кровавое пятнышко на носу у Хью и напомнила ему об этом, когда он уже начисто забыл об утреннем разговоре с визажисткой. «Да это пустяк», – отмахнулся он, однако Деборра всерьез озаботилась. Как и все австралийцы, она была особенно чувствительна к появлению таких вот пятнышек: солнце Зеленого континента палит нещадно, случаи рака кожи встречаются сплошь и рядом.

Именно Деборра настояла на том, чтобы Хью записался к хорошему онкологу, специалисту по раку кожи.

Явившись на прием, Хью держался бодрячком, тем более что доктор тоже был профессионально спокоен. Но актер не учел, что для онкологов рак всего лишь заболевание, которое они видят каждый день, потому относятся к нему как к данности: здоровые люди к онкологам обращаются не так уж часто.

Хью обследовали, сделали биопсию, и, когда результат был получен, доктор снова пригласил супругов на беседу. Они сели рядом, как испуганные дети. Деборра взяла Хью за руку.

Доктор Марк Элбом поднял лысую голову от бумаг и задумчиво потер ладони. Наконец, заговорил: – Мистер Джекман, я должен сказать вам следующее: результаты анализов показали, что у вас злокачественная карцинома. То есть рак. Хорошая новость в том, что этот вид рака поддается терапии: нужно будет удалить новообразование и пройти поддерживающее лечение. Однако, вероятнее всего, опухоли будут появляться снова и каждый раз будет необходимо оперативное удаление, – врач улыбнулся с точно выверенной профессиональной приветливостью, понимая, что радостная усмешка оскорбит чувства больного, а мрачный вид просто напугает.

Хью окаменел. Его рука в руке Деборры лежала вяло, как дохлая рыбина. Обычные шуточки совершенно не лезли в голову. Он вдруг вспомнил, что никогда не пользовался солнцезащитными кремами, сбегая из дома поплавать в океане и позагорать. Он рос в Сиднее, к его услугам всегда были роскошные, бесконечно длинные пляжи с белым песком, отражающим солнечные лучи так, что смотреть больно. Но ведь никто из его братьев, да и отец тоже, не пользовались никакими средствами защиты, считая это девчоночьим делом.

Хью погружался в воспоминания все глубже. Пугающий приговор как будто превратил его снова в маленького беспомощного мальчика, каким он себя почувствовал, когда мама навсегда ушла из дома.

Хью родился в Сиднее, в семье английских эмигрантов. Грейс и Крис Джекман переехали в Австралию за восемь лет до его рождения. Хью – младший из пяти детей, у него двое старших братьев и две сестры. View this post on Instagram

A post shared by Hugh Jackman (@thehughjackman) on Oct 29, 2015 at 6:44am PDT Однако Грейс не смогла приспособиться к огромным просторам, жаркому климату и простецким нравам местных. Она скучала по Британии, а может быть, еще по кому-то, кто был ей даже дороже собственных детей. View this post on Instagram

A post shared by Hugh Jackman (@thehughjackman) on Aug 24, 2017 at 6:17am PDT Когда Хью исполнилось восемь, Крис и Грейс развелись. Он прекрасно помнил тот день, когда видел мать в последний раз перед долгой разлукой. Утром она, как всегда, приготовила детям завтрак и как-то особенно ласково попрощалась с ними. View this post on Instagram

A post shared by Hugh Jackman (@thehughjackman) on Feb 4, 2016 at 5:37am PST На голове у нее была чалма из полотенца – утром она вымыла волосы. Эту чалму Хью вспоминает до сих пор. Вернувшись из школы, он не застал маму дома: она уехала, уплыла на большом корабле в Британию. «Но она очень любит тебя, Хью, и остальных детей», – объяснил им отец, человек религиозный, истовый христианин, хотя, к счастью, не слишком суровых взглядов. View this post on Instagram

A post shared by Hugh Jackman (@thehughjackman) on Nov 12, 2017 at 4:37am PST View this post on Instagram

A post shared by Hugh Jackman (@thehughjackman) on May 10, 2015 at 3:41am PDT Долгие дни и месяцы маленький Хью ждал, что мать вернется. Ему казалось, что она уехала из-за его шалостей или плохих оценок. Он проклинал себя за какие-то выдуманные провинности, а по вечерам горячо молился, умоляя Господа вернуть маму обратно.

Через некоторое время сестры уехали к матери, а Крис остался с тремя мальчиками. Еще через несколько лет Бог как будто услышал молитвы Хью: Крис и Грейс попытались воссоединиться, но безрезультатно, они уже совершенно не понимали друг друга. Теперь Грейс стала приезжать к сыновьям раз в год на три недели, а Хью, уже тинейджер, наносил ей ответные регулярные визиты в Лондон. Но Грейс перестала быть для него самым главным человеком в жизни: ее место прочно занял отец. Джекман-старший вскоре после неудачной попытки воссоединения с Грейс женился во второй раз, и его супруга Фэй довольно успешно заменяла мальчикам родную мать. О своем отце актер всегда говорил с трепетом и благодарностью, называя его лучшим человеком во всем мире. Мачеху тоже очень любил, она была милой и доброй, хотя немножко бестолковой и забывчивой. Впрочем, с заботливым и ответственным Крисом они составляли отличную пару. Хью всегда был убежден, что свои отцовские таланты унаследовал от папы, и признавался журналистам: «Отец взял на себя все заботы о подрастающих детях. Он показал нам, что значит преданность и надежность, он делал для нас все, что мог!» View this post on Instagram

A post shared by Hugh Jackman (@thehughjackman) on Feb 2, 2017 at 5:16am PST Хью был активным и веселым мальчиком, обожал походы с отцом и братьями, отлично играл в баскетбол и стал капитаном школьной команды, любил плавание (что естественно для сиднейского мальчишки), серфинг и прочие спортивные развлечения. Кроме того, он прекрасно пел и танцевал и чувствовал себя как рыба в воде, участвуя в школьных театральных постановках. Девочки его обожали – не только и не столько за милый нрав, сколько за обложечную красоту, которой Хью до поры до времени не пользовался и даже немного стеснялся своего вроде бы великоватого рта и чуть длинноватого острого носа. После школы Хью провел «отпускной год» за границей – в Лондоне, натусовался до одурения и затем поступил в технологический университет Сиднея на факультет журналистики, где специализировался в радиожурналистике. Тогда ему казалось, что интерес к людям можно реализовать именно таким способом, тем более что голос у него приятный, так что на радиостанциях ему, скорее всего, будут рады. View this post on Instagram

A post shared by Hugh Jackman (@thehughjackman) on Dec 29, 2016 at 2:12am PST Однако, получив степень бакалавра, Джекман осознал, что профессия журналиста его не очень привлекает, писать ему не так уж и нравится, а изучать людей можно и по-другому – изнутри, вживаясь в их образы. Что может быть увлекательнее, чем на время «выходить из себя» и превращаться в кого-то другого?

В двадцать три года Хью поступил на годичные театральные курсы в актерском центре в Сиднее. После обучения ему – вот удача! – предложили роль в долгоиграющем австралийском сериале «Соседи», но тут случилось событие, которое, предопределило его судьбу.

Хью мог бы надолго застрять где-то на заднем плане в сериалах, и, бог знает, как развивалась бы его карьера дальше, но незадолго до этого умерла бабушка, оставив младшему внуку небольшое наследство – примерно три с половиной тысячи австралийских долларов, что как раз равнялось плате за обучение в Западноавстралийской академии исполнительских искусств.

И Хью решил, что это знак: он отказался от роли и пошел совершенствовать актерские навыки. View this post on Instagram

A post shared by Hugh Jackman (@thehughjackman) on Sep 15, 2016 at 4:49am PDT Похоже, фортуна этот его жест оценила. Еще через два года Джекману предложили главную роль в многообещающем сериале «Корелли» – о женщине-психологе, которая работает в тюрьме с самыми сложными заключенными, пытаясь социализировать их и наставить на путь истинный. На роль миссис Корелли пригласили звезду австралийского кино Деборру-Ли Фернесс. Роль самого яркого из ее пациентов – упрямого, жесткого, но на самом деле очень ранимого, к тому же неотразимого красавчика Кевина Джонса – досталась Хью Джекману.

Впоследствии он не раз вспоминал тот день, когда впервые увидел будущую жену не на обложках журналов и не на экране. Да он и не видел ее на экране, если честно. Просто пропустил ее звездный фильм – драму «Позор». Мисс Фернесс играла эмансипированную женщину-адвоката, которая пытается уговорить изнасилованную девушку подать в суд на обидчика. View this post on Instagram

A post shared by Hugh Jackman (@thehughjackman) on Oct 22, 2015 at 1:36am PDT За эту роль Деборра-Ли, окончившая Американскую академию театральных искусств в Нью-Йорке, получила Премию кинокритиков Австралии и в свои тридцать восемь была настоящей звездой континента. View this post on Instagram

A post shared by Hugh Jackman (@thehughjackman) on Feb 11, 2016 at 4:21am PST Однажды ранним утром Хью вышел из квартиры, поеживаясь на холодке и проклиная необходимость вставать в пять утра, пусть даже и затем, чтобы отправиться на съемочную площадку первого в его жизни сериала. Накануне он крепко выпил с друзьями в баре, голова раскалывалась, он чуть не проспал. У дверей уже нетерпеливо сигналила машина, присланная студией.

Джекман плюхнулся на сиденье рядом с водителем, хмуро пробормотал приветствие и тут же заснул. Его разбудила женская болтовня. Приоткрыв глаза, парень сонно подумал: «Убил бы эту говорливую девицу», оглянулся, чтобы рассмотреть ее получше, и обомлел: это была Деборра, для которой в то утро не нашлось отдельного автомобиля. View this post on Instagram

A post shared by Hugh Jackman (@thehughjackman) on Sep 17, 2015 at 4:01am PDT Его будущая партнерша по фильму сияла свежестью и излучала уверенность в себе. Яркая блондинка с высокими скулами и узким подбородком. В лице – что-то хищное, лисье. Красивые губы и яркие глаза, смотревшие на него вполне приветливо. Хью почувствовал, как ни с того ни с сего сердце ударилось в ребра, словно узник в ненавистную решетку.

«Так, значит, вот оно, это чувство, когда немеют руки и отказывает всегдашняя способность легко болтать, очаровывая ровесниц… Вот это все называется, видимо, любовью с первого взгляда», – подумал Хью, погибнув окончательно и бесповоротно.

Деборра-Ли, конечно, заметила жадный взгляд, ее полные губы чуть дрогнули в улыбке, но она только кивнула новичку. Мисс Фернесс привыкла нравиться мужчинам, и внимание юноши не так уж ей льстило: слишком смазлив и наверняка ничего не смыслит в любви. Где уж такому красавчику…

Хью же в это время лихорадочно размышлял, как привлечь внимание роскошной женщины. К счастью, сам сюжет сериала был на руку: между брутальным Кевином и волевой Луизой Корелли постепенно начали завязываться совершенно не одобряемые законом и профессиональной этикой отношения. Причем окружающие чувствовали, что «химия» между исполнителями главных ролей неподдельна.

Каждый день после съемок Хью присоединялся к парт­нерше за чашкой кофе и каждый раз убеждался, что его мечты беспочвенны. Ну чем? Чем он может покорить эту успешную, знаменитую, уверенную в себе блондинку?

Признание в любви уже готово было сорваться с губ, но Хью, чье сердце еще не совсем зажило после долгого, мучительного романа с однокурсницей по театральному факультету, слишком боялся отказа. Страдать он больше не желал.

Однажды ему показалось, что решение найдено: надо искоренить свои чувства, пока это еще возможно. И он перестал разговаривать с Деборрой вне площадки. «Она и не заметила», – думал юный австралийский Байрон, растравляя душу жалостью к себе. Но однажды вечером она вдруг позвонила ему сама. «Что случилось?» – без предисловий спросила Деб, решительная, как и ее героиня. Хью брякнул, не успев даже подумать о последствиях, до того взволновал его этот неожиданный звонок: «Деб, я в тебя по-идиотски втрескался. Не хочу смотреть на тебя несчастными глазами, как побитый пес. Но ты не переживай, я справлюсь, и мы опять будем друзьями!»

«Дурачок, – рассмеялась Деборра, и смех ее звучал так, что сердце Хью заколотилось в приливе безумной надежды. – Я же тоже влюблена в тебя! Просто понимала, что ты младше, и пыталась держать дистанцию. Но теперь не хочу». View this post on Instagram

A post shared by Hugh Jackman (@thehughjackman) on Feb 14, 2015 at 2:25am PST …У Деборры, как и у Хью, было непростое детство: отец погиб в автокатастрофе, когда она была еще маленькой. Казалось бы, она должна искать в возлюбленном отца – человека надежного, заботливого и уж точно старше и солиднее, чем двадцатипятилетний начинающий актер. Но Деб – человек очень энергичный, сама о ком хочешь позаботится. А кроме того, Хью оказался не по годам взрослым и ответственным. «Я готов был сделать ей предложение через две недели после знакомства, но получилось только через полгода. Помогла убедить Деборру ее мама. Однажды я пришел к ним на ужин и по привычке бросился мыть посуду после еды. У нас в детстве было так заведено: кто готовит обед, тарелки не трогает. И мама убедила Деборру, что такого парня упустить нельзя», – вспоминал Хью в беседах с журналистами.

Они поженились через два года после знакомства, в апреле 1996 года. Хью сам придумал дизайн обручальных колец – с сапфирами и бриллиантами, с гравировкой на санскрите: «Мы посвящаем наш союз чему-то более высокому».

Следующие четыре года Хью быстро продвигался по карьерной лестнице, в основном благодаря мюзиклам. Он сыграл в австралийской постановке «Бульвара Сансет» роль циничного Джо Гиллиса, любовника стареющей истеричной актрисы (и не побоялся ассоциаций). За эту роль Джекману дважды вручили премию «Мо» – австралийский аналог театральной премии «Тони».

Затем последовал мерзкий Гастон из «Красавицы и чудовища», а в 1998 году Хью начал играть на сцене Национального королевского театра в Лондоне и за роль в мюзикле «Оклахома!» был номинирован на престижнейшую театральную премию Лоуренса Оливье.

«Не нужно отказываться: на репетициях мюзикла «Красавица и чудовище» мне приходилось брать такую высокую ноту, что я слегка мочил штаны, – иронизировал Хью годы спустя. – Отказаться от ноты значило отказаться от профессионального достоинства. Я оставил ноту. Присоединив к ней подгузник».

Правда, когда спустя несколько лет ему предложили роль в голливудской постановке «Чикаго», Хью все же отказался – решил, что для адвоката слишком молод. Ведь герой говорит в фильме: «Я повидал на свете все», а Хью тогда было слегка за тридцать. В итоге роль досталась Ричарду Гиру, и, когда фильм получил несколько «Оскаров», Джекман со смехом сказал жене: «Эх, надо было просто дать себя загримировать!» В 1999 году австралийцы выбрали своего любимца «Человеком года». К сожалению, головокружительные успехи на актерском поприще не компенсировали несчастий в семье. Они с Деборрой четыре года пытались родить ребенка: дважды случались выкидыши, дважды Деб проходила процедуру искусственного оплодотворения – безрезультатно.

Томительное ожидание и бесконечные неудачи могли бы их поссорить, но супруги очень держались за свой брак, как будто действительно обрели друг в друге то, что потеряли в детстве.

«В любой семье бывают хорошие, тяжелые и плохие времена. Что бы ни случилось, я знаю: мы будем решать проблемы вместе. Поистине она величайшая женщина, которую я когда-либо встречал!»– твердил Джекман репортерам. 2000-й оказался для Хью одним из самых удачных и счастливых в жизни. Он получил роль Логана в «Людях Икс» – и тогда же они с Деб стали счастливыми родителями, усыновив новорожденного мальчика Оскара. А еще через пять лет удочерили девочку, дав ей имя Ава.

Хью прослыл сумасшедшим папашей, – собственно, он и сам так себя называл. Он возил детей в школу и встречал после занятий, учил плавать, совершал с ним долгие прогулки по сиднейской набережной. Папарацци фотографировали Хью Джекмана в спортивных трусах и панаме, сидящего рядом с детьми – Оскаром в одних шортах и Авой в простеньком платьице.

Дети с упоением облизывали мороженое на палочках, и, что характерно, их отец делал то же самое. Рядом сидела собака – любимый французский бульдог по кличке Дали – и жадно смотрела на эскимо.

«Усыновление – это не просто взять ребенка в свой дом, но и пустить его в свое сердце. Это лучшее, что мы могли когда-либо сделать», – как-то признался журналистам Хью.

Его карьера в Голливуде шла по нарастающей, пусть даже в его фильмографии нельзя найти однозначных шедевров. Роль Росомахи Логана немного мешала, как и любой ярлык супергероя, но случились и философский «Фонтан», и волнующая драма Кристофера Нолана «Престиж», и романтическая история «Кейт и Лео».

Америка полюбила австралийца, как раньше влюблялась в его соотечественников – Мела Гибсона и Рассела Кроу (кстати, с Кроу они друзья, именно Рассел порекомендовал Джекмана режиссеру «Людей Икс»).

В 2009 году ему доверили важнейшую миссию – вести церемонию «Оскар». Он очень нервничал, но в итоге все оказалось очень весело, как на домашней вечеринке. Хью всегда нравилось развлекать людей, он любил чувство сцены.

Если бы не это, вряд ли смог бы справиться с волнением, ведь ему пришлось развлекать весь голливудский бомонд (в первом ряду сидела сама Мерил Стрип). Как сказала Деборра, «тебе придется развлекать людей, которые сами развлекают весь мир». Деб полностью оставила актерскую профессию и переключилась на благотворительность и работу в продюсерской компании мужа. Брак с человеком, который обошел Брэда Питта в рейтинге самых сексуальных людей мира, принес ей много нежелательного внимания прессы, особенно тогда, когда она начала полнеть и стареть, а Джекман все расцветал и обрастал новыми мускулами.

«Некоторые считают, что я вытянула свой счастливый билет, выйдя за Хью Джекмана. Как по мне, это звучит обидно. Словно я выиграла в лотерею, а не построила собственную судьбу», – как-то сказала она в интервью. View this post on Instagram

A post shared by Hugh Jackman (@thehughjackman) on Dec 31, 2014 at 11:35am PST Особенно неприятны были слухи о нетрадиционной сексуальной ориентации Хью. Получалось, что она играет в браке чисто декоративную роль «прикрытия». «Будь я геем, не скрывал бы этого, – злился Хью. – Для меня это не самая интересная информация о человеке. Так или иначе, но я расстроен из-за Деб, потому что слышу, как она твердит: «Ах, это же безумие!»

Понимая, что лучший способ борьбы с дурацкими слухами – их полное игнорирование плюс чувство юмора, Хью иногда подшучивал над женой: «Она не любит, когда я в хорошей форме, поскольку сама привыкла занимать трон самого красивого человека в семье». Но с годами оставил эти шуточки и сосредоточился на признаниях в любви и благодарности. View this post on Instagram

A post shared by Hugh Jackman (@thehughjackman) on Jan 7, 2018 at 2:59pm PST Тем более что журналисты постоянно пытались подловить его на симпатиях к какой-нибудь женщине – например, к премьер-министру Австралии Джулии Гиллард, которая охотно участвует в официальных мероприятиях, устраиваемых продюсерской компанией Хью.

Что и неудивительно: снимая в Австралии блокбастеры, Джекман приносит стране новые рабочие места. Но все-таки Джулии приятно и просто постоять на сцене рядом с обаятельным красавцем.

Убийственное (и при этом совершенно безопасное, ибо вы имеете дело с джентльменом) очарование Хью приносило и общественную пользу: например, они с Дэниелом Крейгом прямо после спектакля продали с аукциона свои вещи влюбленным фанаткам в зале.

Брюки, правда, снимать отказались, но жилеты и рубашки ушли с молотка. Деньги, собранные таким экзотическим способом, были направлены в бродвейский фонд милосердия для исследований в борьбе со СПИДом.

Друг семьи и партнерша Джекмана по роскошной семейной саге «Австралия» Николь Кидман как-то сказала, что знает секрет обаяния Хью: он умеет любить. «И хотя любит только жену и у других женщин шансов нет, он просто излучает умение любить. А это женщинам очень нравится», – тонко подметила актриса. View this post on Instagram

A post shared by Hugh Jackman (@thehughjackman) on Feb 14, 2017 at 6:00am PST …И вот теперь единственная женщина, которой он был предан всей душой, несмотря на ее лишние килограммы, пузико и морщины, сидела рядом и держала его за руку, как ребенка. Благодаря легкому пожатию ее ладони Хью всплыл из глубин воспоминаний и уставился на врача, произносившего приговор. View this post on Instagram

A post shared by Hugh Jackman (@thehughjackman) on Jan 1, 2018 at 4:08am PST Но ведь на самом деле это не приговор! Болезнь ведь можно контролировать! И если вести себя правильно, как старался с детства поступать хороший парень Хью Джекман, все окончится очень хорошо. Деборра молча смотрела на мужа и ободряюще улыбалась. Она верила в него. Значит, все действительно будет хорошо.

Хью легко перенес достаточно несложную операцию и уже через несколько дней опубликовал в «Инстаграме» свое фото с пластырем-нашлепкой на носу. Он был полон решимости вернуть здоровье, а заодно предупредить всех об опасности. «Вот к чему приводит пренебрежение кремами для загара!» – написал актер и призвал двадцать пять миллионов своих подписчиков не делать глупостей.

За следующие два года Хью удалили еще четыре таких же опухоли – три на носу и одну на плече, каждые три месяца он проходит обязательное обследование.

«Я реалист, трезво смотрю на вещи. Мне повезет, если опухоли появятся еще один или два раза, но, вероятнее всего, это будет случаться чаще. Теперь я не ленюсь и более ответственно отношусь к своему здоровью, ведь успех лечения во многом зависит от ранней диагностики. Если у вас есть опухоль или что-то, что выглядит, по-вашему, странно, то проверьтесь», – уговаривает Джекман своих фанатов. View this post on Instagram

A post shared by Hugh Jackman (@thehughjackman) on Aug 5, 2017 at 7:57pm PDT К счастью, за его здоровье можно не беспокоиться. Тем более что он ведет исключительно правильный образ жизни: не курит, практически не пьет, утро начинает со стакана теплой воды с лимоном, каждый день занимается медитацией (совсем как Клинт Иствуд, с которым Хью все чаще сравнивают). И, кстати, медитации ему очень помогли: «Это полностью изменило мою жизнь. Я же долго был типичным психопатом – в том смысле, что постоянно находился в состоянии беспокойства, граничащего с манией. Наверное, сыграли роль все мои детские травмы. И теперь я научился сохранять спокойствие в любой, даже самой нервной ситуации, медитирую перед спектаклями и началом съемок».

Семья Джекман несколько лет назад полностью перебралась в Нью-Йорк. На Манхэттене, в престижном богемном районе Вэст-Виллидж, прохожие ежедневно видят Хью, который гуляет со своим бульдогом и тщательно за ним убирает, совершенно не смущаясь папарацци.

Собственно, Дали является сейчас главной звездой «Инстаграма» актера: примерно половина постов посвящена именно этому милому кривоногому песику персикового окраса, названному, кстати, в честь Сальвадора Дали – за внешнее сходство. Да уж, в чувстве юмора Хью не отказать.

О Джекмане говорят, что он «хороший парень». Звучит скучновато, но, в сущности, это же здорово, если звезда мирового класса всегда здоровается с окружающими первым, ни на кого не повышает голоса, одинаково мил с официантками и фанатками, всегда пропускает спутников вперед и улыбается фотографам, хотя, видит бог, они надоели до чертиков.

Даже в папарацци способен разглядеть людей, а не только представителей ненавистной профессии. Однажды, еще в Сиднее, «сумасшедший папаша» отправился на пляж с детьми. Хью увлекся разговором с пятилетней дочерью и упустил из виду сына. Когда Оскар не объявился через пару минут, Джекман вскочил, схватил дочь на руки и побежал по пляжу. Вслед ему щелкали затворы фотокамер.

Хью думал о том, что стервятники пытаются запечатлеть ужас на его лице, чтобы продать фото подороже. И вдруг кто-то позвал его по имени, – как показалось актеру, чтобы сделать удачный кадр. Он обернулся, наливаясь яростью, и вдруг понял, что зовут его не за этим: кто-то из папарацци обнаружил Оскара в кустах, мальчик просто решил поиграть с отцом в прятки.

«Впервые в жизни я был благодарен судьбе за наличие папарацци в моей жизни», – сказал актер тогда. View this post on Instagram

A post shared by Hugh Jackman (@thehughjackman) on Jan 12, 2018 at 4:23am PST Опыт этот, кстати, пригодился Хью, когда он получил предложение сняться в фильме «Пленницы» – сыграть обычного работягу, доброжелательного провинциала, у которого похитили дочь, и это событие превращает обезумевшего отца в монстра.

За последние годы Хью сыграл несколько интересных ролей, и, похоже, опыт борьбы с болезнью обогатил его драматическую палитру. А еще Джекман попрощался с Логаном. Пора идти вперед. Пора взрос­леть.

Росомаха, хотя и явится из будущего, останется в марте 2017-го и будет с завистью наблюдать за Хью, освободившимся от своего «генетического дефекта». Теперь он не супергерой – просто человек.