Фронтовые будни защитников Украины: эксклюзивное интервью измаильчанина Валерия Пейкова (фото)

БессарабіЯ.UA

Имя Валерия Пейкова хорошо известно читателям Измаила и Бессарабии по многочисленным публикациям в местной прессе. Но журналистика, которой он отдал немало времени, периодически работая в редакциях, – его увлечение и призвание, тогда как гражданским долгом и главным делом жизни является служба в армии. Кроме нескольких должностей в строевых частях, он приобрел и опыт мобилизационной работы в системе военкоматов. Подполковник В.М. Пейков – очевидец и участник событий в Югославии. В прошлом году на протяжении шести месяцев ему довелось служить в населенном пункте Пески близ оккупированного Донецка в качестве офицера штаба мотопехотного батальона. Одним словом, был на войне, как и большинство военнослужащих армии, Нацгвардии и Госпогранслужбы за несколько последних лет. Сегодня интернет-издание Бессарабия.UA делится с читателями его военными впечатлениями.

– Валерий Михайлович, дорогой коллега, для начала примите поздравления с государственным праздником – Днём защитников и защитниц Украины! В вашем лице хочется пожелать всем вашим сослуживцам-однополчанам дальнейших боевых успехов по защите Украины от посягательств извне и, конечно же, крепкого здоровья. А тем, кто служит прямо сейчас – вернуться домой живыми и невредимыми. Кто бы мог подумать, что воевать придётся и нашему послевоенному поколению! Казалось, трагедии Второй мировой больше не повторятся, человечество получило эффективную прививку от развязывания вооружённых конфликтов. Но нет, разномасштабные военные столкновения в мире вспыхивают постоянно. Прискорбно, что в «тренде» оказался и наш «братский» северный сосед с его воинственной политикой «собирания земель». В сложившейся геополитической обстановке миссия вооружённых сил, защищающих территориальную целостность страны, поистине судьбоносна. А что вы думаете о переносе праздничной даты с 23 февраля на 14 октября?

– Ностальгия по этому поводу меня абсолютно не мучает. Я спокойно распрощался с советским прошлым. 14 октября – дата для Украины символическая, праздник Покрова Пресвятой Богородицы. Она укрывает нас с небес, военные же защищают страну на земле. Это был большой праздник для запорожского казачества, в этот день избирались новые старшины. Так что подоплёка смены даты – историческая. Я её принял во всех смыслах: в личном, идеологическом, политическом.

– Что вы увидели и поняли на фронте? Где и как несут службу наши солдаты?

– Непосредственно на передовой, на том последнем рубеже, за которым начинается нейтральная полоса, а дальше уже противник, круглосуточно несут боевое дежурство тысячи солдат, сержантов и офицеров. Так называемая линия разграничения тянется от Мариуполя до Станицы Луганской почти 400 км. До вражеских позиций в зависимости от характера местности – от 300 до 800 метров. Это недосягаемое расстояние для стрелкового оружия или минометов? В мои обязанности не входило пребывать в окопах, но за время командировки пришлось раз тридцать с разными задачами выходить на наблюдательные и взводные опорные пункты и понять, что риск там есть всегда. Просто по сравнению с 2014-15 годами, когда велись интенсивные обстрелы, действовали диверсионные группы, с боями отдавались или освобождались населенные пункты, обстановка изменилась, стала спокойнее. Поэтому сейчас задачи другие: это препятствование проникновению противника на контролируемую нами территорию, минированию им местности, оборудованию новых огневых позиций. Минометные обстрелы, перестрелки из укрытий там обыденность. А сравнивая реальность и сообщения в центральной прессе, можно сделать вывод, что более половины случаев противостояния остаются без выхода в информационное пространство. Если оставить эту линию фронта, отступить, уйти, то десятки сел и небольших городков, где живут люди, не закрылись школы, больницы, где есть ещё какая-то работа, окажутся беззащитными в условиях российско-оккупационного режима, который установлен на той стороне. Это недопустимо.

– Как бы вы описали непосредственное место вашей фронтовой командировки?

– Посёлок Пески – некогда многолюдный пригород Донецка, отстоящий от областного центра всего лишь в полутора-двух километрах. Линия разграничения в том районе проходит фактически вдоль черты города и дальше тянется по флангам в сторону Авдеевки и Красногоровки. Бывший элитный благоустроенный посёлок с началом войны был буквально расстрелян вражеской артиллерией. Сейчас в нём выживают 10-12 жителей, которые не захотели или не смогли покинуть свои дома. Или вернулись, потому что, уехав, не нашли жилья.

На снимках, которые я там сделал, видны ужасающие гримасы войны. Войны, которая из нашего мирного благополучия кажется телевизионно-виртуальной, потусторонней, хотя на самом деле она реальная, жестокая и беспощадная, терзающая страну уже семь лет! Нет ничего печальнее разгромленных, некогда уютных жилищ. Полуобрушившиеся дома с пустыми глазницами окон, с брошенной в спешке бегства мебелью, утварью, воспринимаются как символ крушения жизни, надежд, планов. Можно только представить глубину семейных потрясений и чувство отчаяния людей, которые, вынужденно покинули нажитое и в одночасье потеряли всё. Этого бы не было, если бы не Российская Федерация со своей идеологией «защиты славян» от влияния Запада, со своим вооружением, боеприпасами, топливом, военными из своих необъятных просторов, которые навязчиво показывают, как надо бороться с «бандеровской» Украиной.

– Бытовую составляющую наших воинов можете описать?

– Подразделения батальона в Песках размещаются в уцелевших квартирах, в брошенных домах, гаражах, подвалах. Кто-то держит оборону в поле, окапывается в блиндажах и посадках. Ни о каком комфорте говорить не приходится. Весь быт – баня, кухня, места отдыха – зависит от сноровки бойцов и организационных способностей их командиров. Но продобеспечение и медпомощь всегда и везде хорошее. Вода привозная. Электричество с перебоями. Обогрев – буржуйками. Я, например, жил с сослуживцами в разбитой трёхкомнатной квартире, в комнате, окно которой было заложено кирпичом. Дымовая труба буржуйки сквозь пробитую в потолке дыру выходила на открытый всем ветрам третий этаж. С вечера в зимнее время нужно было прогревать помещение до 30 градусов, чтобы к утру температура не падала ниже пяти-семи. Элементарная мебель и всё подручное было из соседних квартир, которые уцелели после обстрелов и нашествия мародёров.

– Валерий Михайлович, каков контингент сегодняшних защитников Украины?

– Все бригады и батальоны из разных регионов Украины выполняют задачи на Донбассе на ротационной основе по несколько месяцев. Поэтому наши защитники – это личный состав воинских частей, дислоцирующихся в Николаеве, Житомире, Краматорске, Болграде, под Одессой и Львовом, на Херсонщине и Волыни, в Сумской и Днепропетровской областях. В списках моего батальона, пункт постоянной дислокации которого Мариуполь, видел даже земляков из Килии, Измаила, Болградского района. С некоторыми успел познакомиться. «Срочников» в составе боевых подразделений нет, только контрактники. Возрастной диапазон – от 20 до 60 лет.

– Что можно сказать о морально-психологическом состоянии, о настроениях и эмоциях солдат?

– Я бы сказал, что они настроены прагматично. Служба – это их работа. Цели и задачи ставятся командованием. Никакой митинговости, особых политических дискуссий и никакого пафоса: мы, мол, герои, защищаем здесь Родину. Абсолютное большинство профессионалов-военных делают своё дело патриотично, но не напоказ. В батальоне служит тридцатилетний прапорщик, который принципиально отвергает все награды, медали, грамоты, даже не хранит их. Он ещё с 2014-го был мотивирован своей внутренней системой ценностей, которая не нуждалась ни в какой мишуре. Никакой агитации в подразделениях в зоне боевых действий не ведется. Бойцы сами знали, с кем воюют, кого защищают. Своего сознания им вполне достаточно для выработки собственной позиции в развернувшемся противостоянии. А в часы короткого отдыха обычно говорят не о войне, но о мирной жизни, семьях, планах.

Понятно, что идеальных армейских будней, тем более на фронте, не бывает. Сказывается ограниченность пространства и круг общения, однообразие и усталость, сталкиваются характеры, порою вспыхивают недоразумения. Иногда, когда трудно проконтролировать, «помогает» этому и алкоголь. Но негативные моменты – ничто по сравнению с делами и поступками, вызывающими гордость. Дружба, фронтовое братство, единство в устремлениях, взаимопомощь уже «на гражданке» – это навсегда.

– Если вернуться к теме защиты Украины, как бы вы обосновали её необходимость?

– Воспользуюсь для наглядности бытовыми аналогиями. Те, у кого на этой счёт есть сомнения, пусть зададутся вопросом: зачем двери дома они запирают на ключ, возводят заборы, держат во дворе собаку, устанавливают видеонаблюдение, сигнализацию, нанимают охранную фирму на случай появления злоумышленников? И почему таким же образом на опасность извне не должно реагировать государство? Государство, армия, правоохранительная система – это аналог нашей пространственной безопасности, охраны внутреннего жизнеустройства. Каждая семья как отдельная социальная группа хочет жить своими интересами, выбирать свои приоритеты, и тем самым отличается от соседей уровнем благосостояния, стилем жизни, традициями. Поэтому и наш северо-восточный сосед по ту сторону границы пусть живёт, как хочет, и мы – тоже, сами по себе.

– А какой вы видите перспективу этой затянувшейся войны?

– Фактическое пребывание Украины в состоянии войны с Россией, но в рамках правового поля мирного времени, создаёт положение, которое не приведёт к тому, что можно с гордостью назвать победой. Ведь то, чего ждут очень многие, называя это «окончанием войны» или «достижением мира», окажется просто самообманом без нанесения врагу военно-политического удара сокрушительной силы, – такого, чтобы на десятилетия вперёд отбить у него желание бряцать оружием. Для восстановления территориальной целостности страны мы не можем уповать только на время, санкции или смену кремлёвской верхушки, а должны сами проявлять активность и настойчивость. Поэтому завершение конфликта силовым способом исключать нельзя. Во всяком случае, я всегда буду сторонником этой идеи.

На снимках В. Пейкова: Донбасс, посёлок Пески… Лики войны.