Судебный дневник Ремзи Бекирова: Первое заседание по существу

Продолжение дневника, предыдущий блог здесь.

Где: Россия, город Ростов-на-Дону, Окружной военный суд, старое здание.

Когда: 16.03.2021, вторник, 10:00-14:00.

Судьи были строгие. Председательствующий судья Олег Волков показался нам с Ризой уставшим, чем-то больным. Судья, как ледокол, начал суд, явно показывая, кто здесь хозяин.

Волков опрашивал наши анкетные данные. Последним из нашей группы выступил Базаров Фарход, выразивший желание изъясняться на родном крымскотатарском языке.

Судья: «Делопроизводство в РФ ведется на русском языке, говорите на русском, не нарушайте регламент, правило суда!» Фарход продолжал говорить на крымскотатарском языке: «Меним халкъым бар, ана тилимде лаф этмеге истейим. Не ичун сиз манъа разы олмайсыз?!»

Сделав несколько замечаний, суд удалил Фархода из зала судебного заседания. В перерыве мы начали совещаться с адвокатами о нашей дальнейшей позиции. Эдем Семедляев предложил вариант, который всех удовлетворил: «Ребята, скажите судье, что раз вы лишаете нашего друга его законного права, в солидарность с ним мы тоже будем разговаривать на родном крымскотатарском языке. Можете удалять нас всех!»

Мы так и поступили. Изетов Риза озвучил нашу позицию на русском языке и предупредил судью: «Если вы не вернете нашего друга, которого вы именуете подельником, и не дадите ему переводчика, мы в солидарность с ним также будем говорить на крымскотатарском языке». Судья проигнорировал наши слова, продолжая заседание. В перерыве я спросил у Ризы: «Как думаешь, чья возьмет? Судья даст заднюю?»

«Неа, не думаю. Он серьезно настроен», – ответил Риза.

Мы начали отвечать на вопросы судьи на крымскотатарском языке. Волков, спокойно опросив одного, ничего не поняв, спрашивал следующего. Итог был очевиден. «Так как подсудимые нарушают правила судебного заседания, удалить их всех из зала суда!» – таков был вердикт судьи. На наших лицах мелькнули улыбки… Нас вывели. Через какое-то время конвоир говорит: «Вас возвращают в суд, сейчас поведем, готовьтесь».

Не понятно, для чего нас вызывают. В очередной раз мы прибыли в аквариум. Адвокаты пояснили, что наше нахождение на суде продлится недолго. Мы здесь для согласования позиции. Пока длилось это «согласование», всем удалось сказать пламенные речи журналистам, пришедшим осветить наш процесс. Изетов Риза: «Я благодарен всем, кто меня сюда посадил. Ведь именно здесь, в тюрьме, я понял многие вещи. Я убедился в исламском братстве, понял в очередной раз силу единства». Раим рассказал журналистам историю своего попадания в тюрьму, о тех пытках, которым он подвергся. Базаров Фарход и Умеров Шабан на крымскотатарском языке выразили благодарность народу, который, несмотря ни на что, поддерживает своих единоверцев. Я также присоединился к друзьям и поблагодарил всех неравнодушных за поддержку, напомнил хадис пророка Мухаммада (с.а.с.) о единстве, о том, что мусульмане – это единый организм. Помимо этого, поблагодарил всех, кто освещает наш процесс и борется за наше освобождение.

В очередной раз нас повели в одиночные камеры. Я помолился. Спустя какое-то время наш суд закончился. Без нас!

Выехали на автозаках обратно в СИЗО. Хвала Всевышнему, нашу симферопольскую и алуштинскую группу мусульман поместили в одно отделение автозака. Мы радостно обсуждали разные темы со своими единоверцами из Крыма. Вечером, часов в 6-7, мы вернулись в СИЗО...

(Продолжение следует)

Ремзи Бекиров, крымский блогер, гражданский журналист, признан правозащитными организациями политическим узником

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции