"Российской Федерации придется довольно тяжело доказывать эти обвинения". Иван Лищина – об иске против Укаины в ЕСПЧ

Россия намерена судиться с Украиной. Москва подала жалобу на Украину в Европейский суд по правам человека, в которой обвиняет Украину в нарушении Конвенции Совета Европы о защите прав человека и основных свобод.

Россия обвиняет Украину в крушении самолета малайзийских авиалиний MH17, дискриминации русскоязычных, а также российских компаний, преследовании инакомыслящих, поощрении националистов, лишении жителей юго-востока Украины возможности участвовать в выборах.

Каковы шансы России выиграть, в эфире Настоящего Времени рассказал заместитель министра юстиции Украины Иван Лищина.

– Иван, как вы оцениваете шансы России на выигрыш?

– Давайте будем осторожными. Я заявления еще не видел. Все, что я видел, это объявление на сайтах генеральной прокуратуры и министерства иностранных дел Российской Федерации. То есть пока мы не видели все документы, нам в министерстве юстиции Украины пока трудновато заранее что сказать. Но то, как сформулированы описания этих заявлений на сайтах, мне кажется, Российской Федерации придется довольно тяжело доказывать те обвинения, которые она выдвигает.

– Ну вот, например, конкретно звучит обвинение, что по малазийскому боингу, который был сбит из российского "Бука", главное обвинение в том, что Украина не закрыла воздушное пространство. Какова позиция украинского государства по этому вопросу?

– Опять же, мы пока заявления не видели. Это то, что просто заявляют пиарщики генпрокуратуры. Но с другой стороны интересный момент: у этой истории есть предыстория. В 2017 году было подано заявление от группы граждан ФРГ, которых представлял немецкий адвокат, который, случайно так совпало, также работает на "Газпром". В этом заявлении Украину не обвиняли в том, что она сбила боинг. Но ее обвиняли именно в той же самой формулировке, что Украина не закрыла пространство, и таким образом это привело к знаменитой катастрофе. То есть эту позицию как бы сама Российская Федерация никогда не высказывала, а теперь значит решила высказать.

И тут, конечно, много вопросов и в причинно-следственной связи между действиями Украины и тем, что действительно, как вы правильно говорите, российским "Буком" российские военные сбили самолет. И вопрос, связанный с шестимесячным сроком, который должен отсчитываться от момента исчерпания национальных средств. И какие тут Россия будет указывать национальные средства – совершенно непонятно. А если нет национальных средств, то скорее всего она будет говорить: "То тогда в шестимесячный срок наступает с момента события", то есть он прошел уже очень-очень давно. То есть как бы особых шансов у этого заявления, наверное, нет, но опять же будем смотреть.

– Я тут скорее по сути хотела бы услышать ваш ответ. Почему Украина не закрыла небо?

– По этому поводу никто вообще никогда не закрывал полностью небо. Даже во времена сирийских бомбардировок вооруженными силами США и союзников в Сирии небо над Сирией не было закрыто. Украина закрыла небо в пределах действия известных ей средств ПВО у террористов "ДНР" и "ЛНР". На тот момент самое продвинутое средство, о котором мы знали, у них было – это были стрелы. И соответственно небо было закрыто на определенной, если честно, сходу уже не помню, высоте. Более того были разосланы соответствующие предупреждения авиакомпаниям о том, что ведутся боевые действия. И многие авиакомпании изменили маршруты. А вот соответственно Малайзийские авиалинии не изменили маршрут, и их сбили средством ПВО, о существовании которого в руках террористов Украина не знала. То есть в принципе я не думаю, что даже если Европейский суд будет рассматривать по сути, хотя не думаю, что он вообще будет рассматривать этот аргумент по сути. Но если будет, то в этом случае будет признана вина Украины.

– Иван, как вам кажется, вообще почему эта жалоба подана сейчас?

– Мне тоже интересно, почему она подана сейчас. То есть мы занимаемся этой историей, моя команда занимается этой историей с 2016 года. До этого часть этой команды работала в минюсте еще раньше, с 2014 года. То есть мы этим занимаемся постоянно, много лет. И мы все думали, а почему же, собственно говоря, Россия… то есть позиция России в Европейском суде по украинским заявлениям в основном сводилась к позиции "сам дурак", "а у вас там негры не доедают", "то есть вы нас в чем-то обвиняете, а у вас там тоже все плохо". И мы думали: "Давайте подавайте встречное заявление или отдельное". И вот, наконец, через 7 лет после начала всех событий Российская Федерация решила все-таки подать. Возможно тут есть некая связь с тем, что функционал по представительству РФ в ЕСПЧ был передан от минюста к генеральной прокуратуре. Я не знаю, это прямая или непрямая связь, но это как-то совпало, эти два события совпали.