«Это позиция, которую занимает Путин»: что стоит за статьей Медведева об Украине

Крым.Реалии

Бывший президент России Дмитрий Медведев, который сейчас является зампредседателя Совета безопасности, написал статью об Украине и отношении к украинскому руководству в газете "Коммерсант". Статья написала в довольно резком тоне, Медведев там не стесняется в выражениях, говоря про "ублюдочные" инициативы, называя Украину "вассалом" стран Запада и заявляя, что вести переговоры с ее руководством "бессмысленно".

Почему именно сейчас Медведев решил в столь нехарактерно резкой для него форме высказаться об Украине, его ли это была инициатива и должна ли Украина отвечать на это, телеканал Настоящее Время (создан компанией RFE/RL при участии Голоса Америки) обсудил с украинским политическим обозревателем Виталием Портниковым и российским политологом Федором Крашенинниковым.

Виталий Портников: "Оскорбительные интонации нужны для того, чтобы показать ничтожность и никчемность Зеленского в глазах российского политического руководства"

— Что, по-вашему, произошло, что Россия в лице Медведева позволила себе написать вот такой экспрессивный текст?

— Очевидно, что это не сам Медведев этот текст придумал, потому что мы уже знаем, что есть реакция пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова, который этот текст одобрил. И это еще один сигнал того, что по большому счету это та позиция, которую занимает президент Владимир Путин. Но потому, что он является действующим главой государства, в подобной форме не хочет ее высказывать.

То, что в офисе президента Украины не хотят понимать очевидные вещи и, вероятно, пытаются доказать самому Владимиру Зеленскому, что он еще имеет какие-то шансы разговаривать с Путиным, а сам Зеленский в это время говорит о том, что это путинское окружение мешает его переговорам, – это тоже очень тревожный факт. Я бы сказал, неадекватность Владимира Зеленского и его окружения – это не менее тревожный факт, чем агрессивность и наглость окружения Владимира Путина, которое отражает настроение самого президента России.

А что произошло? Мы знаем, что произошло. Ведь эта статья появилась в момент нового подозрения Виктору Медведчуку, которого в Кремле считают смотрящим за Украиной и которого не собираются оставлять на произвол судьбы. Она появилась в день, когда президент Макрон и федеральный канцлер Меркель проводили параллельные видеоконференции с Зеленским и с Путиным, пытаясь как-то разморозить нормандский саммит и даже добиться проведения встречи на высшем уровне. И она появилась как раз тогда, когда в Москве ожидают приезда в российскую столицу заместителя государственного секретаря Соединенных Штатов Виктории Нуланд.

И в этой статье есть совершенно четкий сигнал, помимо оскорблений. Он звучит простым образом: "Мы не хотим разговаривать с вассалом, мы хотим разговаривать с сюзереном". Проще говоря: "Мы хотим разговаривать о судьбе Украины с Западом. С самим Зеленским разговаривать не о чем", – это первое, о чем хотел сказать Медведев в этой статье, первое, что хотел сказать Кремль.

— Зачем нужны оскорбительные интонации?

— Оскорбительные интонации нужны для того, чтобы показать ничтожность и никчемность Зеленского в глазах российского политического руководства. Это то, что хорошо понимает Запад, опять-таки, когда появляются такого рода тексты. Мы и не будем с ним разговаривать не потому, что он наш враг. Он предатель – это очень важный момент, потому что в этой статье Зеленский изображен предателем "русского мира". И он не субъект переговоров. Такая тональность не должна оставлять сомнений в серьезности намерений. И это тоже нужно понимать.

— А эти оскорбительные слова, почему их поручают произнести именно Дмитрию Медведеву? Просто потому что пока, по мнению Кремля, из уст Путина такие слова звучать не должны?

— Из уст Путина такие слова звучать не должны в любом случае. Они могут в более мягкой форме, как мы знаем, звучать из уст Сергея Лаврова. Правда? И Лавров нередко высказывается в подобных интонациях.

Почему Медведев? Потому что всегда можно сказать, что это его частное мнение. Как это сделал господин Подоляк. В случае если российская позиция захочет смягчиться, есть путь к отступлению. Это же очень простая российская технология. Ну Медведев написал текст, это его такое эмоциональное видение. А на уровне президента и министра иностранных дел мы можем разговаривать, если захотим, конечно. Это с одной стороны.

С другой стороны, надо тоже понимать, что ни один российский царедворец не напишет ничего, что не нравится Путину. Все-таки есть формула: нет Путина – не будет России. Вот они этой формулы придерживаются абсолютно.

— Вы предыдущую реакцию Владимира Зеленского назвали неадекватной. А какой вообще эта реакция должна была бы быть, по-вашему, и как вообще реагировать уже на эту статью?

— Я совершенно не хотел бы давать советов Владимиру Зеленскому, потому что, мне кажется, он вообще не очень понимает, на каком свете он находится с 2019 года. Но я вам скажу, какой должна была бы быть адекватная реакция Владимира Зеленского хотя бы после всего, что произошло между Россией и Украиной уже за время его правления. Он должен был бы отказаться от контакта с Путиным, он не должен был бы постоянно требовать встречи с Путиным. Он должен был бы четко сказать, что Путин как человек, который развязал агрессию против Украины, – это не тот человек, с которым можно иметь переговоры. Я, кстати, не раз об этом говорил.

А говорить нужно с преемником Путина. Вот когда появится следующий российский президент – тогда с ним можно разговаривать о том, как преодолеть все последствия агрессивных действий Путина: и в Крыму, и на Донбассе, и в энергетической плоскости.

Как мы видим, Медведев делает ровно зеркальную вещь. Он говорит: "Мы поговорим после Зеленского". А я считаю, что нужно перевернуть пирамиду – нужно говорить после Путина. Но я совершенно уверен, что Зеленский будет добиваться встречи с Путиным, даже если сам Путин будет называть его бранными словами. Такое ощущение, что психологически для Зеленского президентом является Путин все еще, что Зеленский по своей ментальности живет в Советском Союзе, где есть президент номер один, а он возглавляет некую взбунтовавшуюся провинцию и очень хочет договориться с падишахом. И это очень опасно для Украины, когда во главе государства в момент столь тяжелых испытаний, а мы прекрасно понимаем, что после статьи Медведева еще будут новые удары, стоит такой человек и такое руководство.

— Вам не кажется, что этой статьей Кремль как будто отвечает, например, на речь Зеленского на Генассамблее ООН, где он переходил на русский, цитировал Путина. Но, конечно, эта речь была против Москвы. Вам не кажется, что они отвечают таким образом?

— Я так не думаю. Речь Зеленского была выдержана в драматических тонах. Более того, он даже не упоминал Путина в этой речи, если вы помните, не переходил на личности, был крайне сдержан.

— Но он цитировал его слова.

— Слово "Россия" не употреблял, когда говорил о делегации, которая вышла из зала во время его выступления. Нет, я не думаю, что это ответ России на речь в Генеральной Ассамблее ООН. В Москве уже давно забыли об этой речи. Я думаю, что это ответ на общеполитический курс, на предательство, которое существует в голове кремлевских руководителей. Вот это проблема. Они искренне верят, что Зеленский предатель, потому что в 2019 году они были уверены, что президентские выборы в Украине – это поражение проукраинских сил и победа пророссийских. Мы же не знаем, о чем в Кремле разговаривали с украинскими олигархами, что они обещали Путину, какого рода развитие ситуации. И сейчас для них это не просто вражеское руководство, как после 2014 года, – для них это предатели. И это нужно понимать.

Федор Крашенинников: "Медведев очень тяготится тем, что его фактически вытеснили из публичной политики, и он радостно опубликовал свой конспект"

— Если говорить про статью Медведева, вы ее прочли? Вы поняли, зачем этот текст был написан?

— Да, я ее прочел, и мне кажется, что первое впечатление от нее довольно обманчивое. Кажется, что Дмитрий Анатольевич уподобился тем людям, которые, злоупотребив веществами, ночью пишут что-нибудь в социальных сетях, а потом утром удаляют.

Но если прочитать ее внимательно, то мы обнаружим, что не такая уж она и глупая. По сути, это, конечно, никакая не статья Медведева. По языку, по стилистике это вообще не Медведев, это абсолютно путинская статья. И ее странная структура объясняется тем, что, скорее всего, это конспект Путина.

Очевидно, Медведеву было высочайше позволено присутствовать при Путине, и Путин ему, не стесняясь в выражениях, рассказал, что он думает по этому поводу, а потом ему намекнули, что неплохо бы написать это в виде статьи. А так как Медведев очень тяготится тем, что его фактически вытеснили из публичной политики, он радостно свой конспект опубликовал в газете своего друга Усманова – в "Коммерсанте".

С одной стороны, да, это конспект. С другой стороны, там содержатся исторические справки, которые явно говорят о том, что эта статья написана не второпях, а, очевидно, какую-то справочку ему Путин выдал.

— Как вы можете оценить намеки Медведева на "определенные этнические корни" Зеленского? Это не открытый антисемитизм?

— Открытый антисемитизм – это когда открыто пишут. А тут ничего открыто не написано. Во-вторых, я еще раз скажу, что это не статья Медведева. Очевидно, что благодаря Медведеву перед нами приоткрылась завеса над тем, что говорит Путин за закрытыми дверями, потому что то, что Путин говорит в открытую, его статьи, его публичные выступления гораздо более корректны. Здесь мы видим набор какой-то ругани, мы просто видим зашкаливающее количество ругательных слов и эпитетов на единицу текста. Здесь мы видим этот пассаж, очевидно смягченный при редактуре, но мы все поняли, что они хотели сказать: Зеленский никакой не украинец, а еврей и вообще не ему тут быть президентом Украины.

Очевидно, следующий шаг – это проговорить это все напрямую. Возможно, мы до этого доживем. Но, повторюсь, Путин и тут выбрал очень хитрую стратегию. Он все это выговаривает через Медведева, чтобы в случае чего всегда сказать: "При чем здесь я? Это Медведев написал". То есть Медведев оказался внезапно злым следователем, хотя, честно сказать, серьезно полагать, что Медведев – это какой-то человек, чья личная позиция по Украине хоть кому-то интересна, довольно странно.

— Что такого произошло, что Кремль перешел, по сути, к оскорблениям? Статья Путина была неоскорбительная по формулировкам. Что случилось, что теперь в статьях от российского руководства можно увидеть, например, слово "дебильный"?

— Во-первых, случилось то, что проповеди Путина не возымели какого-то действия, которое он, очевидно, ожидал. Плюс продолжаются злоключения любимого украинского политика Владимира Владимировича Путина – его кума Медведчука. И Путин это очень сильно переживает.

Я бы обратил внимание на конец этой статьи, потому что на самом деле самое интересное – я про это как раз сейчас статью пишу – это не только про Украину. Путин устами Медведева нам рассказывает, как вообще выглядит его понимание внешней политики России. Если что-то идет не так, как нравится Путину, не те люди правят, ну что ж, значит, мы не будем с ними разговаривать, а будем сидеть и ждать, пока появятся те люди, с которыми мы будем разговаривать. Это вообще, конечно, интересно открывает для нас перспективы будущего, в том числе и России, потому что фактически нам говорят: "Знаете, мы ничего не будем менять в своей политике, мы ни под кого не будем подстраиваться. Если с нами не хотят договариваться на наших условиях, значит, мы вообще не будем ни с кем договариваться. И мы никуда не торопимся", – и это тоже довольно грустное заявление, потому что, откровенно говоря, для человека, который якобы формально занимает некий выборный срок, так говорить нельзя. Что значит – вы "никуда не торопитесь"? Вы же не всю жизнь будете президентом. Но из-за этой оговорки мы как раз понимаем, что Путин собирается быть президентом всю жизнь и именно поэтому он так смело заявляет: "Мы никуда не торопимся, будем ждать. Ну поменяется Зеленский на кого-то еще, потом еще кто-то. А рано или поздно в неопределенном будущем придет кто-то, с кем мы уж, наконец-то, сядем и договоримся". А если он не придет, то Путин просто этим обоснует необходимость своего бесконечного пребывания во власти.

— Стоит ли в этом тексте искать намеки на угрозу? То есть не теоретическую, а конкретную угрозу, потому что после статьи Путина о том, что украинцы и россияне – это один народ, многие опасались, что Россия начнет войну. Тогда, правда, войска стояли на границе с Украиной. А сейчас стоит чего-то опасаться?

— А перед крымской агрессией много было предупреждений о том, что она будет? Давайте честно – если Путин напрямую чем-то угрожает, то это не значит, что он что-то делает. Скорее всего, надо ждать опасности, когда никаких выкриков и угроз не будет. Поэтому я не вижу никаких конкретных угроз, просто, мне кажется, если постоянно кричать: "Волки, волки", – то это плохо кончится. А этим, к сожалению, занимается значительная часть, в том числе украинской, элиты и людей, которые пишут на эти темы.