России нужен блицкриг, иначе ее ждёт крах – Бадрак о возможном нападении на Украину

Радіо Свобода

Какова вероятность, что Россия действительно готовит зимнее наступление на Украину? Угрозу, о которой беспрестанно пишет американская просса, признала и украинская разведка: по словам главы ГУР Минобороны Кирилла Буданова, Москва сосредоточила на своих западных границах более 92-х тысяч военных и готовится к новому нападению на Украину в конце января или в начале февраля 2022 года. По словам Буданова, оценка сроков этой атаки одинаковая у разведок США и Украины, хотя ранее Минобороны и секретарь СНБО отрицали наращиваение численности российских войск у границы.

А уже 22 ноября еще одно американское издание, Bloomberg, со ссылкой на свои источники сообщило, что США предоставили своим союзниками разведданные и карты, которые подтверждают подготовку Путина к удару по Украине со стороны Крыма, российской границы и из Беларуси. Россия, по данным источников Bloomberg, проводит тайную мобилизацию десятков тысяч резервистов и готовится к «долгосрочной оккупации» Украины. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков заявил, что публикация Bloomberg – это «нагнетание напряженности» и, возможно, является камуфляжем для прикрытия «агрессивных помыслов, которые могут иметь место в Киеве».

– По данным Bloomberg, Россия задействует 100 тысяч людей, удар планируется с трех сторон: Крыма, Белоруссии и российской границы. 50 тысяч военных уже находятся на местах. РФ, по данным издания, будет применять авиацию. Ведется тайная мобилизация резервистов в беспрецедентном после СССР масштабе. Эффективен ли такой план, с вашей точки зрения?

Валентин Бадрак, директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения: Конечно, нельзя недооценивать угрозу, которая сейчас сформировалась, следует признать, что сегодняшняя угроза за все годы войны наибольшая, пиковая. Это правда. Из нехороших новостей – то, что политический расклад сейчас играет Кремлю на руку: отсутствие консенсуса внутри НАТО – Путину удалось разъединить Вашингтон и Анкару.

Германия будет играть точно не в том режиме, что раньше. Если немцы отказывались поставлять нам летальное оружие, сейчас они вообще настроены на возобновление бизнеса с Россией. На фоне того, что Путин совершил аншлюс Беларуси, Лукашенко готов к любой войне, в которую его втянет Путин, это дополнительный негатив. Кроме информации Bloomberg, я бы еще упомянул четыре воздушно-десантные дивизии, которые находятся в достаточной близости к нашим границам и готовы осуществить быструю переброску войск. В каждой из дивизий есть такие батальоны, которые могут осуществлять переброски на вертолетах.

– Вы намекаете, что более, чем о 100 тысячах российских солдат может идти речь?

Валентин Бадрак: Да, мобильность армии РФ очень высока. Плюс за последние годы Россия отработала автоматизированную систему управления войсками и вооружениями, на этом большой акцент. Это из плохо.

Но есть еще вещи, которые мы должны учесть. Путин прекрасно понимает, что сильный, но не смертельный, удар будет означать смерть для того, кто его нанес. Поэтому либо блицкриг, либо он приведет все к полному краху. На длительную войну Россия сейчас не способна, более того, если будут слаженные действия не говорю НАТО, но хотя бы некоторых групп государств. Например, сейчас можно сформировать очень хорошую ситуацию для сотрудничества с США, Великобританией, Швецией. Британия и Швеция заявили о возможности послать в Украину контингенты. Если это случится, это будет серьезная и важная поддержка, которая может расшатать ситуацию насчет полномасштабной войны.

– Даже символически? Ведь речь шла о 600 десантниках.

Валентин Бадрак: Да, потому что просто наличие контингентов или баз, или временных военных представительств – это может здорово повлиять на Путина, его решения. Ведь Путин решился на захват Крыма, когда увидел, что не будет реакции. Его психика очень хорошо видна, когда был сбит в 2015 российский самолет Су-24 турецкими ПВО, Путин сразу же откатился назад. Когда речь идет о применении сильного отпора, он всегда отходит.

– Вы говорите, если блицкриг не удастся, то это крах для России, почему крах?

Валентин Бадрак: Потому что Россия уже сейчас является технологически истощенной страной. Об этом говорят множество проектов, например, самолет Су-57 пятого поколения. Проблемы с созданием новых систем вооружения очевидны – РФ уже пять лет демонстрирует неспособность создать беспилотники оперативно-тактического уровня.

Это большие проблемы, которые свидетельствуют, что Россия находится на грани. Возможно, эта истощенность и толкает Путина к более решительным действиям: попытаться сыграть в авантюрный план, чтобы изменить ситуацию в диалоге с Западом. Украина может стать полем боя, решающее значение будет иметь способность мобилизовать структуры территориальной обороны, мобилизовать население и создать условия, в которых все национальное сопротивление станет идеологически «Правым сектором». Необходимо использовать традиции украинских подразделений – это Силы спецопераций, морская пехота, наши воздушно-десантные войска. Все это в режиме ускоренной подготовки нужно готовить к войне. К сожалению, мы очень много потеряли за годы войны, и на восьмом году мы можем констатировать, что реального перевооружения так и не произошло. Хотя мы рассчитывали, что до 20-го года будет идти активное перевооружение на новые системы. А сейчас мы только в 22-ом планируем получить первый дивизион крылатых ракет «Нептун». В небольшом количестве имеем ракетные системы залпового огня «Ольха», «Ольха-M». Хотя в начале 21-го должна была быть принята эта система на вооружения. Поэтому вся нагрузка будет идти на солдат, сержантов, офицеров — на людей. Все будет зависеть от того, насколько слаженной будет наша подготовка. Из хорошего: у нас уже появились генералы нового поколения с новыми взглядами и мышлением. Пример – применение беспилотников «Байрактар ТБ2».

– Россия планирует применять авиацию: учитывая слабую систему ПВО Украины, это позволит совершить блицкриг?

Валентин Бадрак: Трудно давать прогнозы. Все зависит от двух вещей: решительности и слаженности. У нас есть очевидные проблемы в области перевооружения, но не нужно списывать наши системы еще советского производства, которые есть: «Бук», «Бук-300». Действительно, российская авиация является достаточно большой угрозой, но в этих условиях молодое поколение украинцев, рожденных после 91-го, – это почти 100% антироссийские настроения, готовность защищать свою землю. Это может создать волну патриотизма, которая повлияет на ход решений России и на ее позиции. В любом случае, когда российский солдат идет на оккупацию, он приходит на чужую землю, также они придут необстрелянными, неопытными. Мы же имеем более 300 тысяч ветеранов АТО, ООС – это серьезная сила, чтобы наносить российской армии удары.

– Почему наступление готовится зимой?

Валентин Бадрак: Я думаю, что главное тут – это политический момент. Путин готовился к атаке на Украину практически с 2015-го. Мы ждали каждую осень атаки, ожидали диверсий, провокаций, но для него крайне важным является политический момент. Также стоит добавить полную готовность Беларуси, поэтому все это совпало именно сейчас.

– Говорят военные обозреватели еще – это чтобы земля замерзла для тяжелого вооружения.

Валентин Бадрак: Это тоже фактор, но я не думаю, что самый главный. Во всей нашей истории с Россией главным фактором всегда была политика. Если мы действительно увидим на нашей территории не только озабоченность Запада, но и военные контингенты, то всю эту игру мы выиграем. Путин спешит, потому что понимает, что еще три-четыре года – и Украина выскользнет из этой угрожающей ситуации, она перестанет быть уязвимой мишенью. Наше руководство и времен Порошенка, и Зеленского мало сделало, чтобы армия перевооружалась и получила новейшие системы. Украина, оставаясь уязвимой мишенью, до сих пор привлекательна для российской военной машины. Путин надеялся делать это бескровно, но не получается, ведь в Украине только нарастают проукраинские настроения и готовность жить без России.

Валерий Кравченко, эксперт Национального института стратегических исследований: Не стоит недооценивать решительность врага. Меня пугает, что мы должны готовить оружие под партизанскую войну. Я не уверен, что общество у нас к ней подготовлено в полной мере: в восточных областях, если спросить обычных людей, никто не хочет умирать за Украину. Все хотят в ней жить, но не умирать за неё. И это то окно, которое хочет использовать Путин, пока оно ещё не закрылось.

Возможно, его стратегический замысел – это не оккупация, а создание альтернативной Украины, которая войдёт в союз с Беларусью и Россией. То есть это создание «прокси», которое даже не поменяет название, оставит украинский язык и жителей, но будет аккумулировать возможности Украины. А сейчас эти возможности усиливаются. Просто посмотрите на фрустрацию населения и падение рейтингов правящей партии при повышении рейтингов ОПЗЖ. А они риторику ставят простую: подписываем плохой мир вместо хорошей войны.

– Как раз недавно украинское издание «Зеркало недели» сообщало, что, по его источникам, в аннексированном Крыму российский спецназ отрабатывал сценарий захвата админзданий на юге и востоке Украины. По вашему мнению, «российская весна 2.0» в будущем сработает?

Валерий Кравченко: В тех местах, где децентрализация была проведена не очень разумно, она сработала в феодализацию. То есть России там проще договориться с местными феодалами, так как центральной вертикали государства у нас пока нет. Но Москва сейчас видит, что Украина может оторваться, и окно возможности закроется. Я не исключаю, что есть какие-то договорённости с олигархами, которые сдерживают Россию, пусть ей на руку и играет поляризованность общества в соседних регионах. Я также согласен, что есть внешние условия, которые могут развязать руки Путину.

– Мы видим, ставки действительно высоки со всех сторон. Каков ваш прогноз, действительно ли Джо Байден не пойдёт на увещевания Путина и не привезёт, так сказать, мир в Вашингтон после разговора с ним?

Валерий Кравченко Я думаю, что россияне изначально предполагали такую вариацию с задумкой провести как раз такие переговоры, которые закончатся ничем. Понятно, что американцы как либералы и демократы будут поддерживать Украину. Но Россия задумывает эту игру, чтобы потом сказать: «Мы вам предлагали, вы ничего не сделали – мы пошли вперёд». Тут вопрос такой: либо россияне сильно блефуют, либо из запугивания – это то, что они реально готовы забрать. То есть созданное прокси отойдёт к России, а остальная часть Украины, условно – запад, будет буфером части «будущего Советского Союза» и лишится всяческого развития по статусу-кво, который Путин готов реализовать в случае блицкрига. И если этот блицкриг не будет реализован, то это не просто смерть Путина внутри страны – это большой сигнал тому же Китаю. Россия потеряет всю свою сферу влияния, страх перед ней со стороны всего мира. Поэтому у Путина сейчас последний шанс «либо сейчас либо никогда», чтобы доказать, что Россия ещё чего-то стоит в геополитике.

– Есть какие-то возможности, чтобы спастись Украине?

Валерий Кравченко Срочно нужно сооружать коалицию воли. Это единственный вариант. То есть нужно ездить, как Зеленский в апреле, по столицам, которые могут быть нашими стратегическими союзниками. Давайте говорить с Варшавой, Вильнюсом, маленькими странами, которые могут помочь. С Анкарой, с Лондоном. Нам срочно нужна международная поддержка, потому что, если мы останемся одни, то Украина рискует прекратить существования в том суверенитете, который мы имеем. Времени мало, а готовиться надо к худшему.

– Почему так активно американские СМИ освещают и сообщают о скоплении войск (все уже, наверное, американские СМИ авторитетные сообщили об этом)?

Иван Яковина, журналист: У меня самый простой ответ на этот вопрос: я думаю, это потому, что войска действительно там есть, и действительно в распоряжение американских СМИ попали какие-то планы по наступлению на Украину со стороны России.

– Касательно этой будущей встречи Байдена и Путина: намекал Владимир Путин во время своего выступления, что требует неких гарантий безопасности для России. Что он будет просить у Байдена по поводу Украины, с Вашей точки зрения?

Иван Яковина: Он будет просить, чтобы американцы ему просто отдали Украину и забыли о том, что Украина может когда-либо вступить в НАТО. Он хочет получить полное право распоряжаться Украиной по своему усмотрению, хочет сделать так, чтобы Украина была ограничена в суверенитете.

У стран Варшавского блока при СССР был ограничен суверенитет, они не могли в полной мере распоряжаться собственной судьбой. Чего-то подобного Путин хочет и для Украины, и он будет об этом просить Байдена, может даже не просить, а требовать. Кстати, не уверен, что их встреча состоится, потому что все сообщения о том, что «вот встреча будет, что вот-вот она готовится» идут с российской стороны, американцы ни о какой встрече вообще ничего не говорят.

– То есть больше, чем гарантия невступления Украины в НАТО, а именно полный карт-бланш для Кремля на территории Украины?

Иван Яковина: Да, именно этого они хотят: чтобы Украина превратилась для России в примерно то же самое, чем сейчас является Беларусь, а еще лучше в какое-то подобие «ЛДНР», в территорию, которая формально является независимой, но на самом деле полностью управляется из Москвы.

– Пойдет Байден на это? Мы сейчас видим, что Америка предупреждает своих союзников, делится планами вот этой операции готовящейся, то есть готовится каким-то образом отвечать.

Иван Яковина: Я думаю, что не пойдут они не это, потому что это будет слишком уж явным отступлением от своих позиций, это будет позорно просто. Одно дело – бросить пару сотен афганцев, а совсем другое – бросить крупнейшую европейскую страну, это несопоставимые вещи.

– И на что пойдут? Как ответит Америка на эти приготовления?

Иван Яковина: Америка уже сказала. Во-первых, они готовят совместный пакет санкций с Европейским союзом, то есть они вместе будут бить в случае начала наступления. Во-вторых, самое главное, на мой взгляд, – в Киев постоянно прилетают самолеты с боеприпасами и военным оборудованием, то есть любое нападение России на Украину будет гораздо более сложным с военной точки зрения, чем планирует российский Генштаб. И третье, совсем недавно, буквально пару дней назад, Боб Менендес в Сенате предложил целый пакет санкций антироссийских, чисто американских, – территориальные санкции, которые придушат российскую экономику в течение пары месяцев.

Или резолюция о непризнании Владимира Путина президентом после 2024 года, поскольку для российского президента суперважно всегда, чтобы он мог представлять интересы своей элиты на западе, и если запад не признает его президентом России, то в этом случае он, президент, становится не нужен для своей собственной элиты, это подрывает его легитимность в Кремле, в Москве, и это для него может быть даже самое опасное.

– Почему именно сейчас Владимир Путин взъелся на Украину, почему зима этого года, многие обозреватели говорят: или сейчас, или никогда. Вы согласны с тим, что либо нападет сейчас, либо не нападет потом, потому что Украина окрепнет, поменяется в ней настроение, пропадет некое окно возможностей для такой военной операции?

Иван Яковина: Я думаю, дело не в том, что Украина как-то особенным образом окрепнет. Думаю, вряд ли. Сейчас из-за энергетического кризиса Украина, скорее всего, не окрепнет, а, наоборот, ослабеет. Я думаю, дело немножко в другом. Дело в том, что Владимир Путин чувствует, что его личное время уже уходит, а его самая главная мечта, его самый главный гештальт не закрыт никак, и он думает, что сейчас самое время. Во-первых, Байден очень слаб, во всех смыслах, в том числе и в буквальном. В Германии Ангела Меркель ушла в отставку, по сути, в ближайшие дни уйдет. Нет лидера в Европе. И тем временем Европа очень сильно зависит от России в плане газа, нефти и всего такого прочего, потому что цены на все это бьют рекорды. Поэтому он считает, что суперудачный момент. Кроме того, он не очень высокого мнения о текущем руководстве Украины и считает, что сейчас можно это все провернуть наименее болезненным способом для него самого.

– Недавно Владислав Сурков, бывший советник Путина, опубликовал статью, в которой мудрено подсказал тому, что пора нападать, чтобы сбавить «социальную энтропию», как он выразился, в России, «экспортировать хаос» из своей страны на территории, окружающие ее.

Иван Яковина: Как говорят, 50 на 50 – либо нападет, либо нет. Но судя по тому, как готовились – готовились очень-очень серьезно, то есть и мобилизация проведенная. Это не пустяки, не игрушки, это действительно большие мероприятия.

Еще в сентябре эта мобилизация началась. На самом-то деле, она была не такая явная, проводилась немного тайным образом, и только в некоторых регионах России, например, на юге: как раз в тех регионах, которые граничат с Украиной, не по всей стране, поэтому многие эту мобилизацию не заметили. Но, как оказалось, она все-таки была проведена, и вот эти 100 тысяч, которые необходимы были для начала операции, уже есть в распоряжении Минобороны России.

ОСТАННІЙ ВИПУСК РАДІО ДОНБАС.РЕАЛІЇ ТУТ.

Ми працюємо по обидва боки лінії розмежування. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім'я не буде розкрите. Матеріал опубліковано мовою оригіналу