"Наименее вероятной возможностью является полномасштабное вторжение." Западные медиа об Украине

ОСТРОВ

Переговоры между представителями стран НАТО и России, проходившие в течение текущей недели, прогнозировано не привели к результатам: требования Москвы изначально называли невыполнимыми. В западных медиа все больше рассуждают о войне.

"Россия не демонстрирует никаких признаков отступления. Ее наращивание остается медленным и пока недостаточно велико для “серьезного” наступления, говорит европейский чиновник из разведки. Россия развернула преимущественно оборудование, а не полностью укомплектованные части; персонал потребуется доставить позже. Но факт, что эта страна начала отправлять войска из своего восточного военного округа, за шесть тысяч километров от Украины, - “ужасный знак”, предупреждает Конрад Музыка из Rochan Consulting, отслеживающий российские военные перемещения. “Мой прогноз таков, что эти переговоры завершатся безуспешно через несколько месяцев, - говорит Руслан Пухнов, директор аналитического центра CAST в Москве. - Риск войны с Украиной очень высок,”" - написали, в частности, в The Economist.

В The New York Times отметили, что в местах размещения российских войск у границ Украины не развернуты полевые госпитали. Это означает, что если в Кремле и принято решение о вторжении, то реализовано оно будет не в ближайшее время.

Угроза вторжения

Тем не менее, обозревателей интересовал уже не столько вопрос о том, будет ли вторжение, сколько вопрос о том, каким оно будет.

"Чиновники разведки недавно сообщили, что, по их мнению, наименее вероятной возможностью является полномасштабное вторжение, при котором россияне попытаются захватить столицу, Киев. Многие оценки, однако, включают более избирательные шаги Путина, которые могут включать захват большей территории на Донбассе, где война зашла в тупик, или сухопутного моста в Крым. Несколько чиновников, посвященных в повестку, сказали, что администрация смотрит, какие европейские страны могут предоставить больше помощи украинским войскам перед каким-либо конфликтом, а также на начальных этапах российского вторжения," - написали в The New York Times.

В The Washington Post https://www.washingtonpost.com/world/2022/01/07/what-putin-wants-in-ukraine/, ссылаясь на эксперта по России в Center for Strategic and International Studies Эндрю Лохсена, отметили, что "Путин вызвал в своей стране столько шума в связи с кризисом, что, возможно, зашел слишком далеко для того, чтобы просто пойти на попятную. Если он не добьется уступок, у него есть несколько вариантов. Они могут включать ракетные удары, кибератаки, более широкое вторжение на Донбасс или, как опасаются некоторые, полномасштабное вторжение. “России нужно выйти из этого кризиса с какой-нибудь победой; ей нужны какие-нибудь уступки со стороны США и НАТО,” - сказал Лохсен."

"Путин преуспел также в кое-чем другом: в повышении цены западной поддержки Украины, - говорилось дальше в тексте WP. - Даже если российские сапоги никогда не промаршируют по Киеву, продолжающаяся угроза вторжения будет вынуждать Вашингтон и ЕС вести себя там полегче, а также признать некоторую меру российского влияния, нравится это украинцам или нет. “Разговор сместился от того, как разрешить кризис в Украине, к тому, как предотвратить войну в Европе, - сказал Лохсен. - Я думаю, условия сейчас гораздо шире и, что бы ни случилось, Украина окажется в результате в худшем положении, чем раньше.”"

The Guardian, в свою очередь, описал еще более подробные, и этим ужасающие, варианты развития событий, ссылаясь, в частности, на Фреда Кагана, старшего научного сотрудника в American Enterprise Institute.

"Каган, соавтор серии отчетов, которые привели к наращиванию войск США в Ираке, сказал, что настоящим вызовом для Путина будет удержать наверняка враждебную Украину в случае сопротивления после захвата Киева, - говорилось в тексте британского издания. - Решительная операция потребовала бы одного подавителя восстания на 20 жителей, отметил Каган в статье, которую он написал с другими экспертами из Institute for the Study of War. Для удержания Киева и крупных украинских городов на юге и востоке это “предполагало бы около 325-тысячного войска для борьбы с повстанцами.” По данным International Institute of Strategic Studies (IISS), украинская армия насчитывает 145 тысяч человек, но есть также примерно 300 тысяч ветеранов вялотекущего конфликта в этой стране на Донбассе, который начался в 2014 году. Опросы свидетельствуют, что каждый третий гражданин Украины намерен оказывать “вооруженное сопротивление”."

"Обжегшись советским опытом в Афганистане, Россия обычно смотрела на попытки США удерживать страны против восстаний как на ошибку. “Путин изучал, что случилось с США в Ираке после 2003 года. Трудности в противодействии деятельности партизан дают мне основания допускать возможность того, что российский президент не намерен вторгнуться и завоевать Украину,” - сказал Каган The Guardian. Тем не менее, у Москвы есть ошеломляющие преимущества для начального вторжения, особенно в плане ракет и авиации. В случае полномасштабного нападения Украине грозят ужасные последствия, которые подорвут боевой дух страны и вынудят миллионы бежать на запад, а не воевать."

"Роб Ли, бывший солдат морской пехоты США и научный сотрудник Foreign Policy Research Institute, сказал: “Оружием вроде баллистических ракет “Искандер” Россия способна опустошить украинские военные части с дальнего расстояния. Нам почти не доводилось видеть подобного современного оружия в свободном использовании; оно дает России возможность наносить тысячный урон каждый день,”" - продолжал The Guardian.

"Военное наступление будет иметь также трансформирующий эффект на международное мнение. Гражданские жертвы в значительном числе будут почти наверняка, означая операцию, отличающуюся от всех тех, что Путин проводил до сих пор, включая войну с Украиной в 2014 году, когда ответственность за боевые действия отрицалась. Самир Пури, старший научный сотрудник в IISS, проведший ранее год как наблюдатель за конфликтом в Украине, сказал: “Сложно вообразить полномасштабное вторжение без использования авиации, но это огромный предел, через который Россия должна перешагнуть.”"

"Много было сказано о недавних приобретениях Украиной оружия у Запада, но противотанковые ракеты Javelin имеют диапазон 2,5 км и могут только отсрочить механизированное продвижение. У страны есть пока относительно скромное количество турецких беспилотников ТВ2, полдесятка или десяток, - микроскопическое в сравнении с имеющимися у России тысячами танков, основы любых сухопутных сил," - подытоживал корреспондент британского издания.

Обязательства, которых не было и которые были

Реагируя на неудачные переговоры, в США опубликовали вероятный перечень санкций, которые ожидают Россию в случае вторжения в Украину. Как сообщили в The Wall Street Journal,

"законопроект, предложенный сенатором-демократом от Нью-Джерси Робертом Менендесом, требует санкций в отношении российских военных и политических лидеров, нацеливаясь на президента России Владимира Путина лично, а также на его внутренний круг. Он предоставляет Украине еще $500 оборонной помощи на случай российского вторжения и просит департамент обороны и Госдепартамент упростить переправку оружия и военного оборудования в Украину немедленно. Он также вводит санкции в отношении провайдеров услуг по передаче финансовых сообщений в России, таких как SWIFT, всемирная система банковских транзакций, и запрещает транзакции, касающиеся суверенного долга России. Он также побуждает администрацию пересмотреть майское решение о невведении санкций против трубопровода “Северный поток-2”, построенного для поставки российского природного газа в Германию."

А The New York Times опубликовал подробную историю переговоров между президентом СССР Михаилом Горбачевым и государственным секретарем США Джеймсом Бейкером и обязательствах "нерасширения НАТО на восток", на выполнении которых настаивает Москва, но которых перед ней никто на самом деле не брал.

Как говорится в статье NYT, "хотя через несколько месяцев после падения Берлинской стены Бейкер и советский лидер Михаил Горбачев действительно обсуждали ограничение юрисдикции НАТО в случае воссоединения Восточной и Западной Германии, ни одно из такого рода положений не было включено в финальное соглашение, подписанное американцами, европейцами и россиянами. “Суть в том, что это нелепый аргумент, - сказал Бейкер в интервью в 2014 году, через несколько месяцев после того как Россия захватила Крым и вторглась на восток Украины. - Это правда, что на начальных стадиях переговоров я сказал, “а что, если”, но затем Горбачев сам принял вариант, расширявший границу, которая включила Германскую Демократическую Республику,” или Восточную Германию, в рамки НАТО. Поскольку россияне подписали этот договор, спросил он, как они могут полагаться “на что-то, что я сказал месяцем или около того ранее? Это бессмысленно.”"

"На самом деле, хотя Путин обвиняет Соединенные Штаты в нарушении соглашения, которого они никогда не заключали, россияне нарушили соглашение в отношении Украины, которое они заключили, - подчеркнул автор статьи. - В 1994 году, после распада Советского Союза, Россия подписала соглашение вместе с Соединенными Штатами и Британией, названное Будапештским меморандумом, по которому недавно получившая независимость Украина отдавала 1900 ядерных боеголовок в обмен на обязательства со стороны Москвы “уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины” и “воздерживаться от угрозы применения силы” против этой страны."

В американском издании поясняли, что "администрация Буша намеревалась закрепить объединенную Германию в НАТО, но западные чиновники пытались успокоить тревогу Советов относительно их безопасности. 31 января 1990 года Ганс-Дитрих Геншер, министр иностранных дел Западной Германии, сказал в своей речи, что “расширения территории НАТО на восток, иными словами, ближе к границам Советского Союза,” не будет. Он говорил о том, будут ли войска НАТО размещаться на территории, которая была в то время Восточной Германией, а не о том, будет ли когда-либо рассматриваться членство других стран в альянсе. Тем не менее, Бейкер воспользовался формулировкой Геншера во время визита 9 февраля в Москву. В качестве побуждения к согласию на объединение Германии Бейкер предложил то, что он назвал “твердыми гарантиями, что юрисдикция или силы НАТО не будут продвигаться на восток,” следует из рассекреченного меморандума с записью обсуждения. “Юрисдикция или силы НАТО не расширятся на восток ни на дюйм,” - сказал Бейкер Горбачеву, трижды вернувшись к этой формулировке во время разговора."

"В Вашингтоне персонал Совета национальной безопасности забил тревогу, - продолжался текст NYT. - Слово “юрисдикция” могло означать, что доктрина коллективной безопасности НАТО будет касаться только части территории Германии, ограничивая немецкий суверенитет. Одно дело договориться не перемещать на восток войска прямо сейчас, насколько это касалось американских чиновников, но вся Германия должна была быть частью НАТО. “СНБ связался с ним весьма быстро и сказал, что этот язык может быть истолкован неверно,” - вспоминала в интервью к биографии Бейкера Кондолиза Райс, в то время - советница Буша по вопросам Советского Союза, позже - государственный секретарь при президенте Джордже У. Буше (Джордже Буше-младшем. - “ОстроВ”). Бейкер понял послание и начал отказываться от своих слов, исключив слово “юрисдикция” из всех последующих обсуждений. Канцлер Западной Германии Гельмут Коль таким же образом отверг формулировку Геншера. “Возможно, я поторопился в этом, но они это изменили и он знал, что они это изменили, - вспоминал Бейкер о Горбачеве. - Во все последовавшие месяцы он никогда больше не поднимал вопроса о расширении юрисдикции НАТО в восточном направлении. Затем он подписал документы, по которым НАТО расширяла свою юрисдикцию.”"

"Когда Бейкер вернулся в Москву в мае, он предложил то, что было названо девятью заверениями, включая обязательство позволить советским войскам в Восточной Германии остаться на переходной период и не вводить силы НАТО на ту территорию до того, как они уйдут. Это вряд ли было обещанием не расширять альянс на восток, но он настаивал перед Советами, что это большее, что могут сделать Соединенные Штаты. Горбачев в конце концов согласился. Финальное соглашение об объединении Германии, подписанное позже в 1990 году, запрещало присутствие иностранных войск в прежней Восточной Германии, но немецкие войска НАТО могли быть задействованы там после вывода советских войск к концу 1994 года. Помимо этого, ничто в договоре не касалось расширения НАТО. “Стоит помнить, что в этот момент не было очевидно, что Советский Союз распадется, - вспоминала Райс. - Не было даже очевидно, что Варшавский договор распадется. Речь шла об объединении Германии.” Она добавила: “Расширение НАТО попросту не было предметом обсуждения в 90-91 годах.”"

"С этим как свидетель согласился никто другой как Горбачев. “Вопрос “расширения НАТО” не обсуждался вообще, в те годы его не поднимали,” - сказал он интервьюеру после вторжения России в Украину семь лет назад. Вопросом, который обсуждали, были иностранные войска в восточной Германии. “Заявление Бейкера” о ни едином дюйме “было сделано в том контексте,” сказал Горбачев. “Все, что можно было сделать и что нужно было сделать для укрепления этого политического обязательства, было сделано. И выполнено,”" - процитировали в The New York Times.

Обзор подготовила Софья Петровская, "ОстроВ"