Изменения климата в первую очередь затронут бедные страны

Некоторые страны, в основном представители "богатого мира", начинают отказываться от карантинных ограничений, но это еще не означает завершения пандемии коронавируса. Это может быть даже не начало конца. Об этом ссылаясь на Financial Times.

Пандемический и климатический кризис имеют много общего, отмечает эпидемиолог Дэвид Фисман. Наблюдается экспоненциальный рост (по количеству случаев коронавируса и уровню выбросов углерода), но сначала без ярко заметного вреда.

На первый взгляд кажется, что жизнь продолжается: например, в течение первых недель распространения COVID-19 люди не осознавали явной угрозы, то же самое касается изменения климата - в течение десятилетий выбросы углерода росли, однако особое значение для людей эта угроза не имела.

В обоих случаях люди начинают действовать с опозданием. Кроме того, каждая страна фактически сама решает, что делать. Следует ли закрывать школы, строить ветровые электростанции? Но глобальные проблемы требуют глобального сотрудничества, однако мировая политика дестабилизирована.

Многие лидеры стран не воспринимают серьезно советы экспертов. Между тем дезинформационная риторика - "Это просто грипп!" или "Климат всегда меняется", остается относительно популярной.

Сейчас многие готовы положить свою жизнь в культурной войне: в некоторых богатых странах смертность от COVID-19 сконцентрировалась среди антивакцинаторов, которые отказываются делать прививки.

Люди - очень сообразительный и находчивый вид. Но неравенство напоминает о себе: в кризисных ситуациях богатые люди и страны в большинстве случаев смогут спастись с помощью технических возможностей или иным способом.

Вакцины против климатических изменений нет. Однако по мере усиления наводнения Нью-Йорк и Лондон будут укреплять свои защитные барьеры.

Американцы покинут Калифорнию и Майами в случае катастрофической засухи, переехав в более прохладные регионы, подобно тому, как когда-то их предки ушли на запад. Нидерланды расположены в "низменности", поэтому, чтобы избежать затопления, местные жители могут просто покинуть страну и "переехать" в соседнее государство.

"Мы все просто переедем в Германию и будем учить немецкий", - шутят ученые из Нидерландов.

"Страны с высоким уровнем дохода "захватили" почти 44 процента доз вакцины. Страны с низким уровнем дохода получают лишь 0,4 процента всех запасов вакцины от коронавируса. Обидно, но статистика не менялась месяцами", - заявил в июне генеральный директор Всемирной организации здравоохранения Тедрос Адханом Гебреесус.

Таким образом COVID-19 фактически становится проблемой бедного мира. Англия празднует "День свободы", богатые страны уже вакцинируют подростков, а Израиль предлагает третью дозу вакцины людям со слабой иммунной системой.

Между тем в Бангладеш армия патрулирует улицы, чтобы обеспечить соблюдение локдауна, тогда как дети уже пропустили 15 месяцев обучения. Власть Туниса заявляет, что его "система здравоохранения разрушается" под новой волной коронавируса. По состоянию на начало июня 2021 года COVID-19 уже убил больше людей во всем мире, чем в 2020 году. Но смертность среди бедных людей не новость. На практике ценность человеческой жизни фактически зависит от его национальности.

Это повторение кризиса с ВИЧ. Новые лекарства начали спасать богатых жителей Запада в 1990-х годах, тогда как население Африки продолжало умирать от болезни. Общее количество погибших от ВИЧ сейчас составляет около 32 миллионов.

В связи с COVID-19 много неправительственных организаций справедливо заявляют, что богатым странам было бы выгодно помочь вакцинировать бедных. Delta не будет последним опасным вариантом вируса, который выйдет из бедной страны и попадет в "богатый мир". Это касается и состояния окружающей среды: разрушение лесов Амазонии - это вариант климатического дельта-вируса. Пока бразильские тропические леса сокращаются, богатые страны тоже чувствуют нагревание планеты.

В то же время богатый мир медленно пытается спасти Амазонию и отправить вакцины в бедные страны, ведь его план "А" проще: спасай себя, а потом думай о бедных. Путешествовать в Европу-крепость из преимущественно бедных стран с красного списка почти невозможно. Великобритания рассматривала вопрос о депортации искателей убежища в Руанду. Это жестоко, но именно так работает демократия богатых государств: политики беспокоятся о собственных избирателях.

Все это фактически сценарий развития климатического кризиса, когда бедные страны, разрушены засухой или поднятием уровня моря, будут изолированы - фактически вычеркнуты из глобальной карты. Все, что нужно богатым государствам от бедных - это сырье.

Для примера можно взглянуть на отношения богатых стран с Демократической Республикой Конго: ее ценят почти исключительно в качестве поставщика полезных ископаемых, таких как кобальт, что позволяет "питать" технологические устройства и электромобили.

Единственной надеждой на спасение является моральное пробуждение человечества. Исходя из того, что показал кризис COVID-19, лучший шанс избежать климатической катастрофы - это план, разработанный в богатой стране в собственных интересах, который спасет и остальной мир.