Игроки рыдали, умоляя его закончить тренировку: Шевченко - о работе с Лобановским

Сегодня.ua

Андрей Шевченко в своей автобиографической книге "Тихая сила. Моя жизнь. Мой футбол" описал свои отношения с легендарным наставником Валерием Лобановским, под руководством которого работал с 1996 по 1999 год в Динамо и в 2000-2001 годах в сборной Украины.Сегодня ровно 20 лет, как умер Лобановский.Читайте также: "Все мои друзья мертвы. Не из-за радиации, а алкоголя, наркотиков": Шева – о детстве в СССРБез него не было бы меняЕго называли Полковником. А я был его верным солдатом на поле. Он поразил меня, околдовал. Я слушал его приказы, выполнял, трудился, рос, становился лучше. Без него не было бы меня. Я сражался за него, работал до последней капли пота, пробирался по грязи, ведь не существует простого пути к славе. Его тренировки были проверкой на прочность, до изнеможения. Когда каждый мускул тела просил о пощаде, когда ты хотел умереть, но возрождался. Он дарил тебе спортивную вечность.Что сказал Лобановский во время первого разговораЯ видел, как ты играешь. У тебя есть класс, ты можешь стать игроком высокого уровня. Но ты должен быть более организованным на поле. Готовым психологически и физически, чтобы стать частью моего Динамо. Посвящай футболу всего себя, старайся расти, думай о других. Я в тебя верю, но требую дисциплины.Сборы с Лобановским. Все были в шокеПервые сборы с Валерием Васильевичем мы проходили в Германии. Перед отлетом начали заниматься в Киеве: две тренировки в день. Утром собирались на базе, команда делилась на две группы: бег и атлетика на улице, в десятиградусный мороз, для одной, аэробика внутри для другой. Мы были в шоке: для чего футбольной команде заниматься аэробикой? Сорок минут, без пауз, под очень громкую музыку. Потом группы менялись. Днем появлялся мяч. Интенсивность росла, но никто не подавал голос. Часто приходилось сдавать тесты: 4 раза по 400 метров, 5 раз по 300 метров. Бег, бег, бег. В Германии нагрузки выросли, ежедневных тренировок стало три. На протяжении месяца мы проходили военную подготовку.6:45 - будильник. 7:00 - пробежка на 45 минут или занятия в зале. 10:00 - завтрак. 10:30 - тренировка. 16:00 - работа с мячом, два часа. Вечером мы падали на кровати, абсолютно уничтоженные. Только Ребров возился со своим радио (Ребров - чемпион Европы и мира по радиоспорту).Кто не блевал - выходил в основеЛобановский требовал от нас максимума. Чем больше ты уставал, тем больше становились нагрузки. Он придумал множество упражнений. Например, так называемый смертельный подъем - рывки по наклонной поверхности (уклон - 15%/8,5 градусов). Блевали почти все, я - никогда. Кто не блевал - выходил в основе. Если блевали все, то в основе выходили те, кто блевал меньше. Я никогда не думал о том, чтобы сдаться. Мне нравилось работать. Мне это было необходимо.Игроки умоляли закончить тренировкуЛобановский читал философские труды, говорил, что без тренировок не будет счастливого завтра. Кто не знаком с ним, не поймет, что упустил. Гений. Визионер. Бунтарь. Перфекционист. Изобретатель машины времени. Я видел, как состоявшиеся игроки рыдали, умоляя его закончить тренировку. Он никогда не соглашался. Лобановский стал моей религией. Была жизнь до него и после, цитирует Шеву tribuna.com.