Мир упущенных возможностей. До какой жизни довели нас Facebook, Instagram и WhatsApp

internetua

Прошлой весной друзья уехали в отпуск без меня. Так получилось, что на несколько недель я выпала из общения в соцсетях и пропустила момент, когда они запланировали совместную поездку. Узнала о ней лишь постфактум и здорово расстроилась, что выпала из тусовки. Кажется, таких упущенных возможностей со временем становится все больше. Вот бывшая коллега хвастается, что прошла курс по ораторскому искусству, и я злюсь, что не знала о наборе раньше. Знакомая зовет на день рождения, но на это время у меня назначена встреча, и я не знаю, как все совместить. Каждый день Facebook засыпает меня приглашениями на мероприятия, встречи, выставки, и я чувствую, как жизнь проходит мимо.

Социальные сети и страх упущенных возможностей

В 2004 году американский венчурный капиталист и писатель Патрик Макгиннис ввел в обиход новое понятие — Fear Of Missing Out (FОMO), то есть страх упущенных возможностей. Синдром FOMO особо актуализировался спустя несколько лет, став логичным следствием массового распространения соцсетей, особенно Instagram.

В свежей книге "FOMO Sapiens" Макгиннис так поясняет термин: "Вас когда-нибудь угнетали восхитительные (то есть тщательно отобранные, кадрированные и улучшенные всевозможными фильтрами) снимки, которые друзья, родные и знаменитости выкладывают в соцсетях? Прокручивая ленту новостей, вы начинаете испытывать странное чувство, больше всего похожее на беспокойство. Вы тут уставились в телефон, а люди тем временем живут куда более интересной, увлекательной, успешной и, что греха таить, "инстаграмной" жизнью, чем вы". Другими словами, пока твой друг проходит десятый обучающий курс онлайн, занимается триатлоном и путешествует, ты чувствуешь себя абсолютным неудачником.

Может показаться, что FOMO — лишь красивый эвфемизм для самой банальной зависти.

Мария Фабричева, психотерапевт и консультант-медиатор, подчеркивает, что это совсем не так: "Зависть зафиксирована на другом человеке. По сути, это подавленный гнев: я злюсь, потому что у кого-то есть то, чего нет у меня. FOMO же больше направлен на самого себя, это ощущение, что именно я упустил некую возможность".

Синдром упущенных возможностей Фабричева в первую очередь связывает с состоянием тревожности и описывает это как внутренние "качели": ты видишь что-то, загораешься желанием иметь то же самое, понимаешь, что не можешь, и уходишь в депрессию. Как отмечает психотерапевт, людям свойственно много фантазировать, и соцсети усиливают это. "Человек погружается в чью-то красивую картинку, визуализирует это для себя и ощущает приток энергии, а потом переключается на реальность, видит, что ничего не произошло, и вся эта энергия резко падает вниз", — объясняет эксперт суть FOMO.Цепляясь за прошлое. "У всех в Facebook все такое яркое и красочное…"

Пять лет назад жизнь 36-летней киевлянки Ксении Кравченко была максимально насыщенной — она посещала туристический кружок, занималась танцами и верховой ездой, ходила в походы, путешествовала, но с рождением сына от некоторых хобби пришлось отказаться. В первые годы материнства Ксения начала проводить больше времени в соцсетях. "Мне казалось, что у всех в Facebook все такое яркое и красочное, жизнь кипит — один устроился на новую работу, другой улетел в новую страну, а я что-то упускаю. Это нагоняло тоску, иногда мне казалось, что я просто падаю на какое-то эмоциональное дно", — вспоминает собеседница Фокуса.

Анализируя ситуацию и накатывающие на нее чувства, Ксения отдавала себе отчет в том, что ее жизнь во многом остается такой же активной и интересной, как и раньше, но справиться с постоянно нараставшей тревогой она не могла.

"Часто случалось такое, что я совершенно не хотела идти на какое-то мероприятие — дружескую встречу или открытие выставки, но я пересиливала себя, все равно заставляла туда отправиться, потому что боялась пропустить что-то важное и интересное", — рассказывает женщина.

Однажды Ксения устроила для себя диджитал-детокс — неделю провела без интернета, и это дало ожидаемый результат. Ей удалось замедлиться, почувствовать себя спокойнее и увереннее. Но стоило вернуться к соцсетям, как позитивный эффект тут же исчез. Полгода назад Кравченко начала лечиться от депрессии, антидепрессанты неожиданно для нее помогли справиться и с зависимостью от соцсетей. Просматривая ленту Facebook сейчас, Ксения чувствует себя спокойно, словно исчезли все раздражители, беспокоившие ее раньше. Однако до конца справиться со страхом упущенных возможностей у нее не получилось, теперь его чаще вызывает общение со знакомыми в реальной жизни.

"У меня есть старая приятельница, когда-то она совершенно не знала английского [Ксения — учительница английского языка по образованию]. Но она успела его выучить и получить благодаря этому хорошую работу. Когда я смотрю на нее, думаю: "А ведь на ее месте могла быть я". И мне кажется, что-то в своей жизни я сделала не так, что-то упустила", — рассказывает Кравченко.

Мария Фабричева подтверждает, что синдром FOMO с возвратом коррелирует с прошлым. Человек цепляется за минувшие события и печалится о том, что пошел не тем путем, когда-то сделал неправильный выбор.

"Очень часто страх упущенных возможностей — это про побег от реальности в прошлые неудачи, — комментирует психотерапевт. — Когда я работаю с клиентами, которые живут прошлым, задаю вопрос: "А что вы там забыли?" — и предлагаю им мысленно вернуться туда, забрать весь необходимый опыт и после этого начать жить в настоящем и планировать будущее".

Собеседница Фокуса приводит пример FOMO из собственной жизни. На 40-летие супруг подарил ей автомобиль. Получить права и водить собственную машину было давней мечтой, но когда Фабричева наконец оказалась за рулем, ее стали накрывать неприятные мысли.

"Мои подруги уже ­10–15 лет водили авто и делали это так круто. Мне казалось, что я уже не смогу их догнать, не смогу водить так же профессионально. Вместо того чтобы кайфовать от машины, я все больше погружалась в эти переживания об упущенной возможности", — говорит она.

Мария стала сознательно выбираться из состояния печали: специально выходила полюбоваться на машину, выезжала за город, собрала плейлист из любимых песен. "Как-то я ехала по трассе и из проигрывателя заиграла песня моей молодости. В этот момент для меня все сошлось, это было настоящее удовольствие", — вспоминает психотерапевт.

Соцсети и забота о себе

"Когда я пропускаю очередную тусовку путешественников или полезную встречу, меня это всерьез угнетает: будто остаюсь на обочине, в стороне от активного мира", — рассказывает 33-летняя Ирена Журавель, цифровая кочевница и тревел-блогер из Львова [заняла ­101-е место в рейтинге украинских блогеров сайта ­focus.ua]. По ее словам, триггером может стать что угодно: отчет о чужом путешествии, анонсы событий, чужие достижения, пропаганда "успешного успеха" в соцсетях.

"Кто-то рассказывает, что к 25 годам уже купил себе квартиру или открыл салон, и ты думаешь о том, что не успел чего-то сделать, был не в том месте и не в то время. Или узнаешь о конференции, где будут все путешественники, но ты на нее не попадаешь и злишься на них всех, злишься на себя", — признается Журавель. В такие моменты она хочет подписаться на анонсы всех мероприятий, чтобы случайно не пропустить очередную встречу.

Синдром FOMO преследует Ирену и в путешествиях. Когда приезжает в большой город, начинает беспокоиться о том, что не успеет обойти все интересные места. Это не позволяет расслабиться, полноценно отдохнуть, просто позволить себе бессмысленно гулять по улицам. Из-за этого девушка полюбила маленькие, компактные городки, где страх упустить что-то отступает.

"Когда я впервые отследила [у себя признаки синдрома], мне помог банальный побег: улетела в Азию на полтора года с билетом в один конец. Там я понимала, что все самое важное и значимое происходит именно здесь и сейчас, а не в каких-то упущенных встречах и событиях", — говорит блогер. У девушки получилось сместить центр своих приоритетов и замедлиться. Сейчас она справляется с FOMO, лимитируя скроллинг лент в соцсетях и устраивая для себя выходные без интернета. В путешествиях старается выбирать компактные города либо ездит в новые места как минимум на месяц, чтобы точно все посетить и посмотреть.

По словам Марии Фабричевой, абсолютно любой человек может столкнуться со страхом упущенных возможностей. Однако пытаться отслеживать у себя FOMO — не самое удачное решение, считает психотерапевт.

"Вряд ли успокоит и обрадует знание о том, что у тебя есть еще один какой-то синдром", — объясняет Фабричева. Вместо этого лучше устраивать себе периодические информационные детоксы, проводить время с друзьями и близкими, делать маленькие праздники для себя. Особенно это важно в осенне-зимний период, когда многие люди подвержены хандре и должны бережнее заботиться о себе и своем душевном равновесии, подчеркивает психотерапевт.

Страх на службе маркетинга. Как работает реклама в соцсетях

Общечеловеческий страх что-то упустить играет на руку маркетологам. Нередко реклама, особенно в онлайн-магазинах, апеллирует как раз к этим эмоциям и переживаниям.

"Часто можно увидеть информацию, сколько людей приобрело конкретный товар, их отзывы об этом и как они счастливы и довольны", — рассказывает психотерапевт Оксана Сидун.

Еще одна популярная уловка — когда магазин запускает таймер, объявляя, что товар или услугу по скидке можно купить лишь в течение ограниченного времени. Потребитель, соответственно, пугается, что может не успеть, и спешит сделать покупку, не отдавая отчет, нужно ли ему это на самом деле или нет. Таким же образом, по словам Сидун, работает ограниченное количество предложений: человек видит информацию, что на какое-то мероприятие осталось всего два места, и это заставляет его принимать решение либо приводит к состоянию беспокойства.

Лучший рецепт в такой ситуации — отложить принятие решения до завтра. Вместо спонтанной покупки спокойно поразмыслить о том, действительно ли тебе нужно прохождение очередного курса по литературному мастерству или это просто страх что-то упустить.

"Важно уметь отличать, почему ты этого хочешь: потому что это даст тебе развитие или лишь из-за того, что такой курс уже окончила твоя подруга и написала об этом в Facebook", — говорит Сидун.

Проблема еще и в том, считает эксперт, что в нашем обществе сформировался культ самообразования. В итоге изучение того же английского языка, к примеру, может превратиться в навязчивую идею и заставлять человека записываться к репетиторам, хотя это будет с трудом встраиваться в его график и не принесет удовольствия.

Мария Фабричева также говорит о том, что хаотичное прохождение всевозможных обучающих курсов может привести к эмоциональному выгоранию.

"Если бы ко мне пришел клиент, который махом записывается на 28 курсов, то мы разбирались бы с его эмоциональной сферой: что именно запускает этот процесс. Очень много раз я бы задала вопрос "зачем": зачем он ходит на эти курсы? Почему боится что-то упустить? И точно ли он там находит то, за чем пришел", — комментирует психотерапевт.

По словам Оксаны Сидун, синдром FOMO может проявляться у людей в моменты личных кризисов.

"В это время человек видит в социальных сетях то, что делает счастливыми других, и пытается перенять это поведение, стремясь почувствовать то же самое", — говорит эксперт. Однако такая формула не всегда работает, ведь то, что дает счастье одному человеку, с другим может не сработать. Если сосед купил автомобиль и радуется ему, это совершенно не означает, что приобретение машины принесет такое же счастье тебе.

Сама Сидун время от времени также сталкивается с проявлениями страха упущенных возможностей.

"Когда знакомые выставляют в своих аккаунтах красивые фотографии из отпуска и дальних путешествий, я начинаю думать: "Может, и мне надо поехать?" — делится Оксана. Чтобы справиться с соблазном, психотерапевт планирует четыре отпуска на год и сразу вписывает их в рабочий календарь. Это позволяет избежать импульсивных решений, базирующихся лишь на чужих фотографиях.

Интернет и социальные сети давно стали нашей повседневной реальностью, вряд ли человечество сможет отказаться от них. Значит, людям необходимо научиться взаимодействовать с ними без потерь и последствий для себя. Синдром FOMO превратился в неотъемлемую часть современного динамичного мира, изобилующего всевозможными предложениями, однако человек в состоянии приручить этот страх и выбирать лишь то, что ему действительно интересно, а не навязано другими.