The Guardian: Столкновения Запада с Китаем не избежать

Напряжение обостряется и обе стороны готовы к противостоянию.

Действительно ли обострения всестороннего противостояния между Китаем и западными демократиями не избежать? Недавно «примирительная» речь китайского лидера Си Цзиньпина заставила некоторых аналитиков предположить, что президент Китая, возможно, захочет наладить отношения с Западом. Но изменение риторики в Пекине не пробьет лед в Вашингтоне, если китайские власти не откажутся от агрессивной политики, цитирует The Guardian издание «Зеркало недели. Украина».

С момента прихода к власти в 2012 году Си Цзиньпин начал заметный переход к авторитаризму в Китае и усилению внешнеполитических амбиций. Он установил настолько мощное доминирование над Коммунистической партией Китая, которого не наблюдали во времена Мао Цзэдуна.

Когда китайский лидер на прошлой неделе пытался представить миру более «сдержанный» образ Пекина, он на самом деле раскритиковал себя и собственный стиль управления.

Си Цзиньпин «лишился» всех серьезных политических соперников. Он поддерживает «однообразие», руководит государством с помощью запугиваний, политической хитрости и грубой силы. Китайский лидер считает, что ключевой проблемой является не его агрессивная политика, а невозможность объяснить ее суть.

Китай должен расширить свой «круг друзей», сказал Цзиньпин.

Государственные СМИ Китая попытались «объяснить», что партия не хотела «ничего, кроме счастья и благополучия для китайского народа». Он верит, что люди поверят в такую риторику. Его слова рассчитаны на наивность мира.

Широкие государственные программы контроля, направленные «рассказать правильную историю Китая» и расширить его влияние, в любом случае уже готовы, сообщает Национальный фонд демократии в Вашингтоне.

«В течение последнего десятилетия партия контролировала расширение усилий, направленных на формирование медиа-контента во всем мире», - заявили в организации.

Используя пропаганду, дезинформацию и цензуру, «Пекин ввел свое влияние на иностранные медиа-рынки многими тонкими способами, например, с помощью соглашений о совместном доступе к контенту. Сотни миллионов читателей новостей во всем мире регулярно просматривают, читают или слушают информацию, созданную под влиянием КПК, часто, не зная ее происхождения».

Пекин прекратил освещение событий на площади Тяньаньмэнь 1989 года, СМИ Гонконга сказали не вспоминать об этом. Однако нынешнее нарушение свобод Гонконга стали слишком публичным «преступлением», которое Си Цзиньпин не сможет скрыть.

Также Пекин не скрывает свои амбиции относительно Тайваня, где китайские военные силы регулярно проводят провокации. Си Цзиньпин рассматривает «воссоединение» с Тайванем как завершающее достижение своего правления. Пассивность Запада в защите Гонконга подбадривает его, и растет опасение, что Пекин может вскоре прибегнуть к силе.

Вокруг границ Китая, начиная от Индии и Южной Кореи, заканчивая Малайзией, Филиппинами и Австралией, разворачивается мрачная история запугивания и агрессии. Список жалоб западных стран на Китай, которые часто переливаются в нескрываемый гнев, почти с каждым днем становится все шире.

Даже предположив, что риторика Си Цзиньпина действительно изменится, избежать столкновения Запада и Китая, скорее всего, уже не получится. Переломный момент достигнут, а терпимость к агрессивной политике Китая почти исчерпана.

Кроме того, Си Цзиньпин вряд ли сможет изменить курс, даже если он этого захочет. Почти десять лет он формировал то, что аналитик Сульман Васиф Хан называет «оборонным национализмом - политическим, экономическим и военным».

Китай, по его словам, «отравил себя собственной риторикой, как обнаружили США в годы президентства Дональда Трампа, нельзя разжигать националистический пожар так, чтобы он в конце концов не вышел из-под контроля».

Запад должен на это реагировать. Президент США Джо Байден придерживался жесткой линии своего предшественника и неуклонно ее усиливает. Саммит G7, вероятно, поддержит его. Союз США, Японии, Индии и Австралии возрождается. С обеих сторон расходы на оборону растут. Великобритания, вслед за другими государствами НАТО, направила корабль в Южно-Китайское море.

Расширяются санкции, обостряются шумные дипломатические столкновения и торговые споры, существует множество взаимных обвинений. К тому же, Байден недавно приказал ускорить расследование теории о том, что COVID-19 стал результатом утечки из лаборатории в Ухане.

Такое решение Байдена является правильным как с «пандемической», так и с политической точки зрения. В то же время для Си Цзиньпина и его политического наследия, угроза, которую создает история о лабораторном происхождении коронавируса, является экзистенциальной.

Напряжение с Западом обостряется, и, вероятно, сам Си Цзиньпин готов к противостоянию, несмотря на «мягкую риторику», резюмирует издание.

В противостоянии с Китаем Америка имеет большую географическую проблему: ее самый мощный блок союзников - страны НАТО, находится в другой стороне мира. Это привело к трансатлантической несогласованности в отношениях с Китаем, и вызвало дискуссию о том, как европейские страны должны защищать соотношение сил в Индо-Тихоокеанском регионе.