"Военный коммунизм с ручным управлением". Покинувший Беларусь экономист рассказал о последствиях санкций

Белорусский экономист Ярослав Романчук покинул страну. Неделю назад силовики пришли к нему с обыском, сообщил он в эфире Настоящего Времени. Сейчас Романчук проживает в Киеве.

— Прежде всего хочу расспросить вас об обстоятельствах вашего отъезда. У вас был обыск, вас задерживали. Как вам удалось выехать из Беларуси?

— Нет, меня не задерживали. Обыск был, поэтому для того, чтобы не попасть в неприятную ситуацию, я вынужден был переехать в свободную страну.

— В связи с чем был обыск?

— Никто не знает. Вот это особенность Беларуси, что обыск может быть с любой позиции, а в контексте принимаемых законодательств о национальной и информационной безопасности я нарушаю такого рода положения практически десять раз в день.

— То есть к вам приходят силовики, что-то ищут, но при этом не сообщают, что у вас ищут?

— Да, не сообщают. В Беларуси это уже, к сожалению, норма поведения властей.

— Как вы покидали Беларусь? Было ли это беспрепятственно?

— Поскольку я покидал все через Россию, то это относительно беспрепятственно, но дорога продолжалась 48 часов.

— Александр Лукашенко утверждает, что западные санкции не нанесли ущерба белорусской экономике, что ВВП за первые полгода только вырос. Вы же месяц назад предрекали обвал белорусской экономики и потерю до 15% ВВП в случае секторальных санкций. Кто прав в этом случае?

— Когда мы говорим про секторальные санкции, мы говорим вот так – нефтепродукты, калийные удобрения, металлы – тот список, который циркулировал. И эти товары с 1 июля не в состоянии будут продаваться никак. То, что было принято, на самом деле является легким предупреждением, секторальными они являются условно, санкции – решето. А показатели, на которые ссылается Александр Лукашенко – это показатели за первое полугодие. За первое полугодие действительно еще есть экономический рост. Я не уверен, что он 3,3%, потому что у нас особая методология расчета индикаторов, оценки инфляции, поэтому у меня есть основания не доверять этим показателям.

Но, с точки зрения того же экспорта, санкции вроде бы [касаются экспорта в] Европейский союз, а за пять месяцев экспорт Беларуси в Евросоюз увеличился более, чем в два раза. Вот все, что нужно знать по поводу эффективности предыдущих пакетов санкций, потому что новый пакет начнет действовать только во второй половине 2021 года. Промышленное производство – плюс 10, опять-таки, из-за того, что шлюпка глобальной экономики поднимает в том числе и белорусских экспортеров. И основы белорусского экспорта сегодня, как и 5-10 лет назад, составляют все те же сырьевые ресурсы, нефтепродукты, калийные удобрения, химические товары, автомобили. Но здесь это не приводит ни к улучшению занятости, ни к улучшению финансового положения предприятий и положения банков. Поэтому это такой валовый анаболический рост, последствия которого будут очень плачевны для нашей страны.

— Последствия секторальных санкций. Я правильно понимаю, что [они ударят по] Беларуси уже в начале следующего года?

— Я думаю, что, может быть, даже раньше, в зависимости от того, как будут вести себя власти в плане макроэкономического регулирования. В первом полугодии Национальный банк провел очень дисциплинированную жесткую денежную политику, пришло увеличение денежной массы, Минфин говорил о том, что "да, нам нужны будут новые заимствования", но из-за того, что такой бурный рост экспорта – экспорт товаров за первые пять месяцев увеличился на 35%, это уникальный для белорусской экономики показатель в последние 10-15 лет. Но, опять-таки, это все за счет тех товаров, которые я назвал. И воспроизвести такую же конъюнктуру и такие же показатели во второй половине будет невозможно, поэтому, безусловно, будет ухудшение, будет холодный душ на экономику. И все те анаболические источники роста, которые были задействованы в первой половине 2021 года, естественно, испарятся.

Как работают секторальные санкции?

— Одна из последних экономических новостей: из Беларуси запретили вывоз гречки и пшеничной муки. Причину Совет министров Беларуси не уточнил. Как это можно объяснить?

— Система управления для белорусской экономики – это такой военный коммунизм с ручным управлением. У нас почти 60% цен на потребительские товары регулируются вручную, хотя одно дело – говорить, а другое дело – делать. Это экономическая безграмотность, это попытка не допустить роста цен внутри страны, потому что, по ощущениям людей – это данные Национального банка, – инфляционные ожидания составляют 22%. Это рекорд. И когда власти говорят, что инфляция "всего-то не дотягивает до 10%", а люди видят в магазинах на те товары, которые они покупают, рост цен до 80%, вот и создается дополнительный источник недоверия к власти и недоверия к тем источникам информации, которые сами власти поддерживают. Отсюда вот такое решение. Понятное дело, гречка не исчезнет, она будет дороже, она будет упакована по-другому, но белорусы в этом плане давным-давно научились адаптироваться к безумиям ручного регулирования цен.