“Есть что скрывать”: почему власть отключила россиян от наблюдения за выборами

Выборы, которые должны определить состав 450-местной Думы, пройдут на фоне низкой популярности правящей партии «Единая Россия». Избиратели пойдут на участки в условиях информационного вакуума из-за давления на независимые СМИ, социологов, наблюдателей и другие институты, которые представляют собой систему сдержек и противовесов кремлевской линии и могут помочь оценить реальный политический ландшафт и результаты выборов, пишет “Радио Свобода”.

Выборы, которые должны определить состав 450-местной Думы, пройдут на фоне низкой популярности правящей партии «Единая Россия».

Избиратели пойдут на участки в условиях информационного вакуума из-за давления на независимые СМИ, социологов, наблюдателей и другие институты, которые представляют собой систему сдержек и противовесов кремлевской линии и могут помочь оценить реальный политический ландшафт и результаты выборов.

В избирательных процедурах за последний год были отмечены значительные изменения, и одно из них касается доступа общественности к каналам видеонаблюдения. Представители избирательных комиссий объяснили ограничение доступа мерой экономии, вызванной продлением периода голосования до трех дней. Решение продлить сроки, как было заявлено, продиктовано пандемией, но критики рассматривают это и как возможность подтасовки голосов.

В результате наблюдать за голосованием в онлайн-режиме разрешат только кандидатам, политическим партиям и членам ЦИК, что закроет общественности одно из немногих окон для выявления потенциальных нарушений.

Единственная в России независимая организация по наблюдению за выборами, «Голос», — среди тех, кто резко раскритиковал решение ЦИК закрыть общественности доступ к видеотрансляциям с избирательных участков.

«Это решение не что иное, как попытка скрыть от общества те события, которые будут происходить три дня и две ночи на избирательных участках. Они явно страхуются от того, что видеонаблюдатели зафиксируют фальсификации, которые снова облетят интернет. Так что теперь нам демонстрируется новая логика — не смотрите, нам есть что скрывать», — говорит сопредседатель «Голоса» Григорий Мельконьянц.

На выборах не будет и другого важного элемента — мониторинга со стороны Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Российские власти, сославшись на озабоченность по поводу COVID-19, отклонили запрос ОБСЕ о работе миссии в составе 420 краткосрочных и 80 долгосрочных наблюдателей и группы аналитиков. ОБСЕ, не получив разъяснений относительно требований к международным наблюдателям и необходимости множественных ограничений, вообще отказалась от отправки наблюдателей.

Между тем в августе «Голос» был объявлен «иностранным агентом» за получение финансирования от гражданина Армении. Это де-факто лишило организацию возможности эффективно наблюдать за выборами, хотя она обещает попытаться следить за процессом. Ярлык «иностранный агент», который требует от юридических и физических лиц указывать этот «статус» повсюду, в том числе в публикациях СМИ и соцсетях, всё чаще используется по отношению к кандидатам от оппозиции и иностранным медиа, включая Радио Свободу.

На сегодняшний день Минюст России внес 47 юридических и физических лиц в реестр «иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента», 37 из них — за последние семь месяцев.

На фоне усиления риторики Кремля, утверждающего без каких-либо доказательств, что Запад пытается повлиять на избирательную кампанию через наблюдателей, медиа и поддержку движения находящегося в тюрьме оппозиционного политика Алексея Навального, Роскомнадзор недавно заблокировал шесть VPN-сервисов, которые пользователи могли использовать для обхода блокировок в Сети.

Критики выразили обеспокоенность по поводу того, что они расценивают как попытку Москвы значительно сузить возможности выбора и ограничить освещение кампании в СМИ, критически настроенных к «Единой России» и Путину.

«Это так называемый полномасштабный авторитаризм, такой режим, который Путин закрепил в Конституции год назад, — говорит Андрей Колесников, старший научный сотрудник Московского центра Карнеги, в комментариях Азаттыку относительно изменений, внесенных в избирательные процедуры в прошлом году. — Репрессии и бесстыжее прямое подавление общества — это не тактическая линия, а стратегическая».

Кремль нанес ответный удар, выступив в защиту избирательных процедур, подвергшихся тщательному пересмотру после изменений Конституции, которые позволили Путину потенциально оставаться у власти до 2036 года, отправить в тюрьму его главного политического соперника Навального и пресечь деятельность сторонников оппозиционера, наложив запрет на его политическую организацию.

Большая часть гнева Москвы была направлена на ОБСЕ. Эта организация заявила, что некоторые участники ее группы по оценке потребностей наблюдения за выборами в России рассматривали продление периода голосования «как позитивную меру для предотвращения переполненности избирательных участков и снижения риска передачи COVID-19», но также предположили, что это может негативно повлиять на «честность и прозрачность процесса [голосования]».

В ОБСЕ высказывались опасения, что дополнительное время может использоваться для давления на избирателей с целью вынудить их явиться на участки. Кроме того, звучали сомнения по поводу «безопасности хранения избирательных материалов в ночное время» на участках. Большинство представителей политических партий, которые встречались с ОБСЕ, заявили, что продление срока голосования «создает дополнительные проблемы с рекрутированием наблюдателей на длительный период».

После решения ОБСЕ не отправлять группу наблюдателей министр иностранных дел России Сергей Лавров, баллотирующийся в Госдуму по списку «Единой России», обвинил Запад в использовании «международных организаций для того, чтобы всячески затруднить проведение выборов».

Глава ЦИК Элла Памфилова, со своей стороны, попыталась заверить, что «иностранным агентам» не будут препятствовать в усилиях по мониторингу или журналистскому освещению выборов, заявив, что «иноагенты» пользуются теми же правами, что и любой другой гражданин России.

Недавно в Сеть просочилась аудиозапись, на которой представитель местной администрации, похоже, инструктирует руководителей избирательных комиссий в пригороде Москвы, как подготовиться к фальсификациям. Памфилова, комментируя запись, заявила: «Мы создали настолько прозрачную систему, что всё тайное моментально становится явным».

«В конце концов там надо навести порядок, чтобы тени подозрений не было, чтобы ни у кого и в мыслях не было творить такие вещи, которые можно назвать преступлением против избирателей», — цитируют Памфилову в telegram-канале Центризбиркома.

Однако это вряд ли развеяло опасения оппозиции и экспертов. Подозрения по поводу того, что власть собрала немало рычагов для фальсификаций, особенно с учетом электронного голосования и голосования по почте (как предупреждают критики, это удобно для манипуляций), нарастают.

В России нет независимых опросов общественного мнения. Всего за несколько недель до выборов в законодательные органы в 2016 году, на которых победила «Единая Россия», известный исследовательский центр «Левада» был назван «иностранным агентом». Этот шаг назвали «разрушительным» для работы организации во время электоральной кампании и охарактеризовали как проявление «политической цензуры».

Но социологические опросы даже тех организаций, которые тесно связаны с государством, показывают низкие рейтинги правящей партии. В 2016 году «Единая Россия» набрала 54 процента голосов. 10 сентября ВЦИОМ опубликовал прогноз, согласно которому партия получит 42 процента голосов.

Аннексия Крыма в 2014 году помогла «Единой России» компенсировать апатию избирателей и экономические проблемы на прошлых выборах в Думу, но в этом году правящая партия столкнулась с более серьезной проблемой.

Андрей Колесников из Московского центра Карнеги говорит, что у нынешних выборов много общего с ситуацией 2016 года. Это в том числе «низкое доверие к Думе, скучная и предсказуемая кампания, желание властей избежать скандалов и показаться честными». Но если на предыдущих выборах сработала ставка на Крым, то сейчас «Единой России» будет “тяжелее”», считает эксперт.

На этот раз положение партии обременено экономическими проблемами, продолжающейся пандемией коронавируса, общественной реакцией на решение властей в 2019 году повысить пенсионный возраст, недовольством по поводу подавления массовых протестов после отправки Навального в тюрьму.