Однополые браки: церкви Швейцарии прогрессивнее политиков

На протяжении вот уже более 40 лет защитники прав гомосексуалов в Швейцарии пытаются добиться признания однополых браков. И хотя их требования вступают в противоречие с позицией ультраконсервативных христианских кругов, в реальности как раз церкви и были всегда куда более открытыми к этой идее, нежели представители политического истеблишмента. Таково, по крайней мере, мнение швейцарского историка Тьерри Делессер (Thierry Delessert). Согласны с ним? Ниже разговор с экспертом.

Перевод Нины Шуляковой, редактор Надежда Капоне.

Швейцарские группы, в основном левых, активистов, профилирующиеся в качестве защитников прав гомосексуалов, уже сейчас считают, что, если 26 сентября швейцарцы проголосуют в пользу соответствующей правовой реформы, то это станет победной кульминацией их многолетней борьбы. Как доказывает в своей монографии Sortons du ghetto («Давайте уже выйдем из гетто!») швейцарский историк и социолог Тьерри Делессер из Лозаннского университета, эта борьба началась еще в 1960-1970-х годы.

Тогда правозащитники стали обращаться к церквям с просьбой давать благословение заключению однополых тогда еще не браков, но гражданских союзов. Тем самым они, отыскав для себя эффективный формат правозащитной деятельности, начали, при поддержке некоторых церковных общин и конгрегаций, обращать на проблемы ЛГБТ-сообщества внимание всего общества.

Сегодня Швейцария — одна из последних четырёх западноевропейских стран, где гомосексуальным парам пока отказано в праве на вступление в брак со всеми вытекающими юридическими правами и обязанностями, связанными с правовой формой брака. Как показывает в своем исследовании Т. Делессер, швейцарское общество, двигаясь постепенно в сторону признания гомосексуальности как нормы, постоянно опережало процесс законотворчества.

SWI swissinfo.ch: Швейцария традиционно считалась страной либеральной и передовой страной, ведь тут, мол, декриминализация гомосексуальности произошла аж уже в 1942 году. А так ли это на самом деле?

Тьерри Делессер: Действительно, гомосексуальные отношения и соответствующие интимные телесные действия между взрослыми людьми одного пола тогда в Швейцарии были декриминализованы. Однако в реальности полиция продолжала «во все глаза» следить за «чистотой нравов», проводя специальные рейды и следя за гомосексуалами, а их личные дела хранились в специальных архивах. Так что даже несмотря на эту частичную декриминализацию во времена холодной войны Швейцария почти ничем не отличалась от других стран мира.

Здесь крайне настороженно относились к гомосексуалам, их воспринимали как некую сомнительную общественную группу, участники которой постоянно что-то скрывали, чего-то стыдились и, предположительно, они могли быть опасными для окружающих, а может быть они даже были «иностранными агентами», шпионившими в интересах иностранных держав.

В армии гомосексуалы считались потенциальными предателями родины, поскольку однополые отношения в рядах Вооружённых сил были запрещены. Короче говоря, так называемая «передовая Швейцария», разработавшая в 1942 году такой прогрессивный, на первый взгляд, новый Уголовный кодекс, вышла из Второй мировой войны полностью сосредоточенной на себе и своих интересах (а не на интересах сексменьшинств).

SWI swissinfo.ch: Какова была правовая ситуация геев и лесбиянок после послаблений, внесенных в УК в 1942 году?

Тьерри Делессер: Согласно этим новым нормам наступление правового совершеннолетия применительно к гомосексуалам совершалось в 20 лет, в то время как гетеросексуалы считались совершеннолетними уже с 16 лет. Таким образом, однополые отношения с участием лиц моложе 20 лет, равно как и гомосексуальная проституция, были запрещены и преследовались по закону.

Кроме того, полиция проводила в «подозрительных случаях» широкомасштабные следственные мероприятия. Людей заставляли называть имена своих сексуальных партнёров, которые затем тоже подвергались допросам. Совершеннолетние к ответственности не привлекались, но их имена вносились в специальный реестр. Лесбиянок такие меры касались, правда, гораздо реже.

SWI swissinfo.ch: Правовые послабления, насколько нам известно, сопровождались формированием общественного дискурса, в рамках которых гомосексуалы становились просто невидимыми, их как бы выносили за скобки?

Тьерри Делессер: Вы правы — они на самом деле стали своего рода людьми-невидимками. Их высмеивали, особенно в этом деле поднаторела полиция. Принято было считать, что их всех просто не существует. Лесбиянок при этом «выносили за скобки» дважды: и как женщин, и как лиц гомосексуальной ориентации.

SWI swissinfo.ch: Когда гомосексуальность была все-таки полностью декриминализована в Швейцарии, как формально, так и неформально?

Тьерри Делессер: Свою роль сыграла прямая демократия: на национальном референдуме в 1992 году народ выступил в пользу декриминализации гомосексуальности как в гражданской, так и в военной сфере. При этом еще в 1970-е годы комитет экспертов во главе с профессором уголовного права Бернского университета Хансом Шульцем (Hans Schultz) издал заключение, в котором содержался четкий вывод: гомосексуальность является природной сексуальной ориентацией, с которой не следует бороться и которая так же естественна, как и гетеросексуальность.

Теологи, психиатры, юристы и все прочие заинтересованные лица наконец пришли в этой сфере к полному консенсусу. Было решено, что это абсурд, устанавливать для гомосексуалов возраст совершеннолетия, отличный от других категорий граждан, или же запрещать гомосексуальную проституцию, в то время как проституция гетеросексуальная была в стране разрешена. Это и была базовая логика, лежащая в основе декриминализации гомосексуальности.

SWI swissinfo.ch: Что касается религиозной сферы, то она, получается, и в самом деле развивалась быстрее сферы законодательства?

Тьерри Делессер: Так и есть! Это самый большой сюрприз, с которым я столкнулся по итогам своего исследования. Первые требования начать благословлять однополые союзы зазвучали в адрес церквей и различных конфессий уже в 1960-х и 1970-х годах. Несмотря то, что в ответ на все эти требования всегда приходили отказы, такие прецеденты не остались без последствий, именно они и заложили основу для дискуссий о нормальности гомосексуальности вообще, и для идеи, в частности, о том, что церковное благословение однополых союзов вообще возможно.

Синод швейцарской католической церкви (серия консультаций о порядке реализации швейцарской поместной церковью решений Второго Ватиканского собора, проводилась с 1972 по 1975 годы, — прим. ред. рус.) в своих решениях в этой сфере пошел очень даже далеко, хотя потом все они были позже отменены Ватиканом. Церкви Швейцарии показали, что они более прогрессивны и открыты, чем политики или правоохранительные органы, которые продолжали опираться на логику тотальных запретов. Более того, сегодня дела обстоят так же: однополые браки в Швейцарии пока по-прежнему не легализированы, но некоторые церкви уже сейчас проводят церемонии благословления союзов между людьми одного пола.

SWI swissinfo.ch: Но ведь еще даже в 1990-е годы идея гомосексуальных браков постоянно вызывала в обществе бурную реакцию, вплоть до применения физического насилия, о чем свидетельствуют, в частности, архивные материалы франкоязычного общественного телерадиоканала RTS. Что произошло с тех пор? Почему общественный менталитет в этой сфере вдруг так быстро и качественно поменялся?

Тьерри Делессер: Менталитет начал меняться и в самом деле чрезвычайно быстро, особенно в крупных городских центрах. Сегодня, когда ребёнка в ясли приводят две матери, это вообще уже не проблема. Швейцарское общественное телевидение также сыграло важную роль в этом процессе. После легализации зарегистрированного партнёрства в 2005 году в электронных СМИ начали активно распространять подчеркнуто позитивные материалы об однополых семьях. Да и вообще, любые изменения такого рода в гражданском обществе всегда происходят быстрее, чем на законодательном уровне.

SWI swissinfo.ch: Какую роль в этой эволюции сыграли группы ЛГБТ-активистов?

Тьерри Делессер: Они сыграли решающую роль. Уже в 1972 году они связывались с упомянутым профессором Хансом Шульцем, требуя полной декриминализации гомосексуальности. В итоге их услышали и они смогли наконец очертить характер своих социальных проблем и своих представлений относительно природы гомосексуализма как естественного явления. Из группы ненавидимых и игнорируемых всеми изгоев они превратились в полноправных социальных партнеров, признанных на уровне органов власти.

SWI swissinfo.ch: Но референдум по вопросу о «браке для всех» был инициирован, в том числе, как раз клерикальной партией «Федеральный демократический союз» (Eidgenössische Demokratische Union EDU). Как показывает Ваше исследование, это не случайность: данная партия имеет уже длинный послужной список проведения референдумов по вопросу прав ЛГБТ-сообщества.

Тьерри Делессер: Действительно, тут наблюдается некая система. Эта маленькая ультраконсервативная партия уже организовывала такие голосования, в том числе тот самый референдум по вопросу декриминализации гомосексуальности в 1992 году. Представители партии утверждали, что (при позитивном исходе голосования) молодёжь станет неуправляемой, что новая свобода толкнет молодых людей чуть ли не к постоянному участию в сексуальных оргиях. Эта же партия вынесла на референдум вопрос о введении в законодательство правового статуса «зарегистрированное партнёрство» (eingetragene Partnerschaft).

В Цюрихе она выступила с инициативой вообще запретить «брак для всех». Еще один референдум они организовали по вопросу расширения «антирасистской нормы» в Швейцарии и признания гомофобии уголовным преступлением. При этом они аргументировали идеалами свободы слова, мол, теперь и анекдот о «голубых» рассказать будет нельзя. На самом же деле эту партию интересует не, скажем, благополучие усыновленных детей, а возможность постоянно подвергать сомнению естественность гомосексуальности как таковой. Не забывайте, что эта партия близка к ряду евангелических церквей, до сих пор предлагающих применять к гомосексуалам «конверсионную терапию».