«Ситуация взрывоопасная». Минск наращивает поток мигрантов в ЕС

Крым.Реалии

В Германии расследуют причастность Александра Лукашенко к контрабанде мигрантов с территории Беларуси через Польшу в ФРГ. Об этом сообщает в воскресенье, 10 октября, газета Bild am Sonntag со ссылкой на источники. Официально факт расследования против Лукашенко не подтверждён.

По данным германской полиции, с августа 2021 года из Беларуси в Германию незаконно перебрались почти 4000 мигрантов, у которых отсутствовали необходимые документы. Их поток увеличивается, в октябре таких мигрантов было зафиксировано более тысячи. Как правило, речь идёт о молодых мужчинах из Ирака и Сирии, которым белорусские власти выдают студенческие визы. Они прилетают в Беларусь и отправляются на границу, чтобы попытаться попасть в ЕС и попросить об убежище.

Жители Минска видят беженцев ежедневно. Они как правило поодиночке или группами с багажом чего-то ждут на улицах, либо сосредоточены рядом с центральными гостиницами. Многие из них выглядят опрятно, некоторые – с виду не сильно богаты. Однако они не попрошайничают. Со стороны складывается ощущение, что речь идет об организованном потоке, так как люди знают, что делать и как себя вести.

Страны ЕС возлагают на власти Беларуси и лично Лукашенко ответственность за организацию нелегальной миграции – в ответ на санкции, которые Евросоюз ввел против официального Минска. Кризис на границе возник несколько месяцев назад – сначала мигранты направлялись главным образом в Литву, сейчас главное направление для них – граница с Польшей.

8 октября польский пограничный патруль обстреляли со стороны Беларуси, предположительно, холостыми патронами. Об этом сообщила в эфире радио RMF24 пресс-секретарь польской пограничной службы Анна Михальская. В результате стрельбы никто не пострадал.

Вероятно, патроны были холостые, а белорусский патруль умышленно стрелял мимо – чтобы спровоцировать ответ, заявила пресс-секретарь польской госпогранслужбы. Накануне польскую границу пыталось пересечь рекордное количество мигрантов – 667 человек за сутки. О стрельбе в районе границы сообщили и литовские пограничники. В ночь на пятницу на территории Беларуси были слышны выстрелы, а затем выпущено семь сигнальных ракет у Друскининского самоуправления Литвы.

Госпогранкомитет Беларуси, впрочем, опровергает утверждение польских коллег, заявляя, что за минувшие сутки оружие не применялось ни на одном участке границы.

Ранее, 27 сентября, во время пресс-конференции в Варшаве министр обороны Польши Мариуш Камински заявлял о частых провокациях с белорусской стороны:

– Если белорусский солдат целится в нашего солдата из автомата, перезаряжая его, наш может подумать, что сейчас раздастся выстрел. Пока этого не случилось… В солдат, которые устанавливают заграждения на границе, бросают петарды, оставляют подозрительные пакеты. Когда сделавший это белорусский солдат быстро убегает, то можно предположить, что произойдет взрыв. С такими ситуациями мы сталкиваемся каждый день.

В тот же день, 27 сентября, и Александр Лукашенко принял руководство силового блока с докладом обстановки на государственной границе.

Он подчеркнул, что страны Запада сами виноваты в возникшем миграционном кризисе: "Вы их туда звали. Вы разорили там эти страны. Вы – первопричина того, что люди бегут от войны на Запад, поэтому надо разбираться там. И я уже не раз подчеркивал, что это международная банда, которая оттуда людей перевозит не только через Беларусь. Через Средиземное море еще больше идет в ЕС народа. Валом идут. И это все организовано соответствующими людьми".

На фоне ухудшения отношений Беларуси с западными соседями весной этого года Литва, а затем также Польша и Латвия столкнулись с растущим потоком мигрантов из стран Ближнего Востока и Африки. Если за весь 2020 год в Литве задержали 81 мигранта, то с начала 2021 года – более 4000 человек, а скольким беженцам удалось незаметно пересечь границу – неизвестно. Из-за миграционного кризиса Польша объявила чрезвычайное положение (2 октября Сейм проголосовал за продление чрезвычайного положения до начала декабря), а Литва – режим экстремальной ситуации, одновременно запросив помощь европейского агентства по охране внешних границ Frontex. В частности, министр внутренних дел Литвы Агне Билотайте заявила, что установление ограждения и системы мониторинга может стоить более 500 млн евро.

Все эти процессы сопровождаются информационной кампанией. В Беларуси создают пропагандистские телесюжеты и обвиняют Литву и Польшу в насилии против мигрантов. А жизни мигрантов оказываются разменной монетой в региональном кризисе.

7 октября в Беларуси было обнаружено очередное тело умершего беженца в 500 метрах от границы с Литвой. 29-летний Ригавану Кирушантану являлся гражданином Шри-Ланки. В связи с наступлением холодов все чаще беженцы умирают на границе от истощения и переохлаждения. 19 сентября информационное агентство БелТА сообщило, что на участке белорусско-польской границы обнаружен труп 39-летней гражданки Ирака. Еще два беженца были обнаружены мертвыми в приграничной с Беларусью зоне Польши. Варшава и Минск взаимно обвиняют друг друга и параллельно расследуют эти смерти.

По заявлению польской стороны, белорусы дают мигрантам неизвестные субстанции и таблетки, убеждая, что эти средства помогут при пересечении границы. Один из мигрантов, тело которого было найдено на территории Польши, мог принимать такие таблетки. В Литве в больницу попал ребенок, который отравился такой таблеткой. Выяснилось, что это был метадон. Польские власти говорят, что эту информацию подтверждают и литовские коллеги.

По словам представителя польских спецслужб Станислава Жарина, как пишут белорусские СМИ, мигранты пожаловались польским пограничникам, что не могут разбудить детей, а еще рассказали, что один из белорусских пограничников дал для детей по две таблетки, чтобы они не плакали во время перехода границы. Детей госпитализировали и тем самым им спасли жизнь – оказалось, что это был метадон.

В начале июля Александр Лукашенко заявил, что Беларусь больше не будет сдерживать нелегальных мигрантов в страны Евросоюза: "Я честно сказал, что мы не будем больше держать тех, кого вы гнобили в Афганистане, Иране, Ираке. У нас нет на это ни денег, ни сил в результате ваших санкций. И, понимаете, никто не знает, что происходит в Литве и на границе, это просто факт".

Если в первые месяцы миграционного кризиса Литва принимала мигрантов, незаконно пересекших границу, и размещала их в специальных центрах и палаточных лагерях до рассмотрения их прошения о предоставлении статуса беженца, то позже стала отправлять обратно в Беларусь. Такое же решение приняли Латвия и Польша.

В сентябре Литва разрешила мигрантам просить убежища в своем посольстве в Минске. До этого такой запрос иностранцы могли оставить в пунктах пропуска на границе.

Литовские власти не раз заявляли о том, что с белорусской стороны неопознанные силовики "выталкивают мигрантов" в Литву с применением спецтехники, щитов". Пограничная служба Польши опубликовала в Twitter видео, на котором, как утверждается, белорусские пограничные службы подвозят мигрантов к разным участкам границы.

В конце сентября Европейский суд по правам человека обязал Польшу выдать застрявшим на границе мигрантам еду, воду, одежду, обеспечить их медицинской помощью, а также предоставить временное жилье и доступ адвокатов. Польша в ответ указала, что заявители – афганские мигранты – остаются на территории Беларуси.

Аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Вадим Можейко полагает, что нынешний миграционный кризис, организованный белорусскими властями, – это просчет Лукашенко, который рассчитывал надавить на слабое место ЕС.

– С чем, по вашему мнению, связана стрельба 8 октября на белорусско-польской границе? Кому выгодны эти провокации?

– Сейчас на границе очень нездоровая ситуация. С одной стороны, на границе стоят польские силы, которые пытаются не пустить туда мигрантов. С белорусской стороны тоже не только пограничники, но разные стянутые силовики, которые мигрантов направляют и не дают им пройти назад. А в середине эти самые мигранты. Это история взрывоопасная. Чем больше на границе вот так будут ходить люди с оружием в руках и заниматься непонятно чем, стреляя в воздух, тем больше риск, что кто-то в кого-то выстрелит. Специально или не разобравшись – неважно. Чем дольше длится кризис, тем выше риски неконтролируемой эскалации конфликта, в том числе с человеческими жертвами. Надо понимать, что занимаясь вот такими вещами, белорусские власти играют с огнем, это очень опасно и рискует плохо закончиться. Белорусским властям выгодна контролируемая эскалация, она помогает поддерживать градус внутреннего политического напряжения. Показывать, что вот, вокруг нас враги, смотрите, поляки опасные, украинцы опасные. Там даже был инцидент, когда якобы с территории Украины обстреляли пограничный знак – тоже очень мутная история (11 сентября Госпогранкомитет Беларуси заявил, что неизвестные обстреляли белорусский пограничный знак с территории Украины. Предположительно, столб обстреляли из охотничьего ружья. – Прим. РС).

Но с каждым днем все выше риск, что ситуация будет приводить к неконтролируемым последствиям и жертвам. Пока мы видели человеческие жертвы со стороны мигрантов, но могут быть жертвы со стороны пограничников со всех сторон, со стороны мирных жителей, которые просто живут на приграничной территории. Конечно, это все не шутки.

– Каков был изначальный план белорусских властей, когда они решили развязать нынешний миграционный кризис? Неужели в самом деле "насолить Западу"? Ведь и для Беларуси это ничего хорошего не означает.

– Просто сделать гадость – это эмоциональная мотивация. Но есть и вполне прагматическая мотивация. Эскалация миграционного кризиса была призвана расколоть Европу, организовать проблемы для Вильнюса и Варшавы (вначале так и было – им банально не хватало офицеров, колючей проволоки для заборов) и действительно спровоцировать кризис в соседних странах. В Литве – экстренное положение на границе, в Польше – чрезвычайное положение уже во второй раз. Это впервые за все время существования независимой Польши. Насолить соседям удалось. Предполагалось, что это создаст раскол между Литвой, Польшей и Брюсселем. Именно эти страны отстранялись от миграционного кризиса в 2015 году, который был на юге Европы. У Минска была надежда, что теперь остальная Европа будет отстраняться от Восточной. Вместо этого мы видим европейскую солидарность. Литву и Польшу поддерживали и словесно, и материально, поддерживали системно относительно санкций. Сейчас миграционный кризис включается как одна из мотиваций в пятый санкционный пакет. Этот кризис должен был также провоцировать внутреннее политическое напряжение в Литве и Польше. Чтобы они вместо того, чтобы поддерживать противников Лукашенко, были вынуждены пойти с ним на диалог для урегулирования этой проблемы. Помогать мигрантам или наоборот – строить заборы? Хотя такой диалог идет, ни в Литве, ни в Польше нет серьезных политических сил, которые бы говорили, что нужен диалог с Лукашенко. Именно поэтому никаких реальных целей Минск не добился, хоть и пытался.

– А почему власти Ирака, например, позволили втягивать своих граждан в эти авантюры? Еще в начале лета было понятно, к чему это ведет.

– Власти Ирака просто не препятствуют миграции и не имеют для этого возможности. Грубо говоря, им безразлично, уезжают ли куда-то желающие уехать. Уезжают, и слава Богу. Но на Ирак все-таки удалось воздействовать. Это было одно из направлений дипломатии Вильнюса. Литовское министерство иностранных дел контактировало с властями Ирака. Это тоже был не учтенный Минском момент. Минск привык, что со странами вроде Ирака и вообще Ближним Востоком договориться проще, чем с Западом, но оказалось, что нормальные отношения с Европой для властей Ирака сейчас куда важнее, чем отношения с Минском. Именно поэтому началось сворачивание этого направления. Многим авиакомпаниям запретили напрямую так летать, начали сворачивать чартерные рейсы из того же Эрбиля (власти Ирака приостановили все рейсы в Беларусь Iraqi Airways и других национальных авиаперевозчиков. – Прим. РС). С одной стороны, Минску пришлось перенаправлять в Латвию и Польшу мигрантов, которые сначала направлялись в Литву, с другой стороны, пришлось искать новые направления, откуда этих мигрантов импортировать и расширять географию, что, конечно, повышает риски.

– Чем объясняется интерес самих мигрантов к белорусскому направлению?

– Есть достаточно востребованные разные серые схемы, как бы им попасть в Европу. И эти люди пытаются найти, кто и как их провезет. Беларусь выглядит адекватнее, чем шанс плыть на лодке через Средиземное море и утонуть. А тут – прилетаешь на самолете, по визе, живешь в отеле, а потом аккуратненько переходишь просто лесом границу. Со стороны для них это выглядит достаточно спокойным и безопасным направлением. Мигрантам нравится, что власти Беларуси сами им помогают. Вряд ли такое есть в каких-то других странах. Мы неоднократно слышали, в том числе от польских пограничников, истории о том, как белорусские погранслужбы вместо того, чтобы охранять границу, наоборот, помогают мигрантам ее перейти. Вы знаете еще на границах с ЕС такие интересные страны?

– Каковы пути выхода из этого кризиса?

– Этот кризис был блицкригом. Конечно, в первые недели не хватало людей и средств: эти материальные проблемы постепенно решаются. В целом, колючая проволока – не дефицитный в мире товар, нет проблем ее поставить и научить литовских и польских пограничников реагировать. С каждым днем граница все больше укрепляется. В то же время белорусские власти уже видят, что добиться успехов тут совсем не удается. Более того, этот кризис рискует стать проблемой для самой Беларуси, потому что те мигранты, которым не удается пройти на территорию Литвы и Польши, начинают скапливаться на белорусских территориях в лагерях. Понятно, что такое скопление людей, которые зависли in between, может стать проблемой для местных жителей и с точки зрения криминала. Если это случится, белорусским обществом это будет воспринято очень негативно, поскольку мигранты не оказались тут случайно, а их целенаправленно привезли белорусские власти. И они, конечно, не хотят создавать самим себе проблему на приграничной территории. Поэтому в ближайшей перспективе все это будет сходить на нет и в конечном счете закончится тем, что тех, кто не сможет проехать в Европу, просто депортируют домой. Европа останется укрепленной и еще больше понимающей риски от соседства с Лукашенко, а белорусский режим ничего толком не добьется, кроме каких-то минимальных материальных бонусов. Мигранты же платят за визы, проживание, платят проводникам. Но это несопоставимо с ущербом все равно. Крайними окажутся мигранты, которые потратили свои деньги, время, а многие поплатились здоровьем и жизнью. Так происходит, когда автократы эскалируют миграционный кризис для собственных интересов. В итоге страдают обычные люди, которые ни сном ни духом об истории Лукашенко не знают. Если сравнивать с миграционным кризисом 2015 года, то в Беларусь мигранты приехали только потому, что белорусские власти сами этому способствуют, речь не идет о естественных путях беженцев в Евросоюз. До сих пор поток нелегальной миграции через Беларусь измерялся десятком человек в год, а здесь речь идет о тысячах каждый день, – говорит аналитик Вадим Можейко.