Что нашли в телефоне канцлера Курца?

Хартия'97

В стране разразился правительственный кризис.

Австрийская политическая жизнь последних лет была какой угодно, только не скучной. Пять канцлеров за пять лет — это непривычно для любой страны. Особенно для той, что еще помнит 13-летнее правление Бруно Крайски и десятилетнее пребывание у власти Франца Враницки. Однако в октябре 2021 года Австрия получит уже шестого канцлера. Им может стать соратник Себастьяна Курца, недавний министр иностранных дел Александер Шалленберг.

Сначала немного истории

Основанная в 1955 году Вторая Австрийская Республика (первая была до прихода Гитлера) привыкла к стабильности. И стабильность эта покоилась на двух столпах, двух крупных партиях, которые либо поочередно, либо, чаще всего, совместно держали руль в государстве в рамках большой коалиции.

У Социал-демократической партии Австрии был красный флаг, у Австрийской народной партии — черный. Соответственно, карта страны (политическая и не только) в течение десятилетий выглядела, как красно-черное лоскутное одеяло. Страна была разделена на зоны влияния: должности, футбольные клубы, государственные и частные корпорации. Одни были красными, другие — черными. Часто неформально, неофициально, но неизбежно. Были, конечно, и более мелкие партии: на левом фланге — «зеленые», на ультраправом — основанная бывшими функционерами национал-социалистического режима Австрийская партия свободы. Однако погоду делали не они.

Так продолжалось до 2000 года, когда тогдашний «черный» канцлер Вольфганг Шюссель отказался формировать правительство с «красными» и создал черно-синюю коалицию со «свободовцами». Еще раз напомню, формально с потомками национал-социалистов.

Приход такой партии к власти вызвал тогда общеевропейский скандал. Европейский Союз ввел против Австрии санкции. Кто-то говорит, что именно с тех пор идея политических санкций против любой страны вызывает у Австрии неприятную икоту.

Первое пребывание «свободовцев» у власти сопровождалось коррупционными скандалами. В 2007 году Австрия опять была вынуждена вернуться к традиции красно-черных союзов. Но табу было нарушено: после десятилетий изоляции «синие» перестали быть нерукопожимаемыми. Коалиция с ними перестала быть политической непристойностью.

Как Курц спас партию

В 2016–2017 годах Австрия пережила довольно непривычный политический кризис. Нет, не было каких-то уж очень громких скандалов или разблачений. Все в стране шло как по накатанному. Но шло вниз. По крайней мере, для двух крупных партий — «красных» и «черных». В первом туре президентских выборов 2016 года они получили скандально низкий результат: по 11%. Тем временем кандидат от Австрийской партии свободы набрал 35% и едва не допрыгнул до президентства во втором туре.

Стало очевидно, что красно-черная реальность окончательно отошла в прошлое. Обе партии начали искать своего Моисея, который бы вывел их из рабства негативной исторической инерции. Для Народной партии таким «Моисеем» стал 31-летний на тот момент Себастьян Курц, юный министр иностранных дел, без высшего образования, но с выраженным талантом публичного политика.

Курц согласился стать спасателем партии при одном условии: «старые дураки» (именно так он в переписке называл динозавров своей партии) не будут ему мешать. Он хотел иметь полный карт-бланш… и получил его. Начал с того, что в буквальном смысле перекрасил партию из «черной» в «бирюзовую».

Именно так: с приходом Курца флаг партии стал бирюзовым. Партийные списки на выборах наполнились юными, но уже весьма амбициозными политиками. «Черные динозавры» на местах, которым было суждено пережить эту бирюзовую волну, радовались, что под руководством молодого главы партия снова вышла в «топы».

«Австрийский» остров Ибица

История, как известно, не лишена чувства юмора. Именно то, благодаря чему Курц так быстро всплыл на поверхность в 2016 году, стало для него камнем преткновения в 2021-м. Но не будем забегать наперед…

В 2019 году австрийская политика пережила одно из крупнейших потрясений в своей истории. Во время разговора с якобы «племянницей российского олигарха» на знаменитом испанском курорте Ибица вице-канцлер и лидер Австрийской партии свободы Хайнц-Кристиан Штрахе предложил продать ей если не всю Австрию, то большую ее часть. На тумбочке стояло записывающее устройство. После публикации видео в мае 2019-го правительство за считанные часы ушло в отставку, а на репутации австрийских ультраправых (и, по совместительству, больших поклонников Путина) появилось очередное пятно. Было назначено временное правительство. Потом состоялись выборы, по результатам которых Курц создал коалицию с «зелеными».

Для расследования скандала в парламенте создали следственную комиссию, которая, среди прочего, занялась анализом переписки юного канцлера. Думали найти что-то связанное с Ибицей. Но поскольку Курц не менял номер телефона с 2012 года, то есть со времени, когда он еще был не «Моисеем», а просто юным посетителем дискотек, то объем работы у комиссии вырисовался немалый. И вот здесь начинается самая интересная часть истории.

Испорченный телефон

Парламентская следственная комиссия, в которую входили, в том числе, и заклятые враги Курца, получила доступ ко всем тайнам его жизни. Она принялась за работу на совесть, вытребовала все: и сам айфон канцлера, и предоставленные телефонной компанией протоколы переписки (на тот случай, если что-то было стерто).

Уже с конца 2020 года в Вене поползли слухи о том, что в телефоне нашли деликатные приватные моменты, точно не предназначенные для чужих глаз. Однако ни один политик, ни одна газета, ни один анонимный аккаунт в Телеграме или Твиттере эти компрометирующие вещи не опубликовал.

Еще раз подчеркну: похоже, что кнопка, которая могла если и не уничтожить, то значительно усложнить карьеру самого влиятельного политика страны, находилась в руках десятков людей, в том числе его ненавистников. И никто, ни один человек, ею не воспользовался. Потому что частная сфера не должна использоваться против человека. Потому что личная жизнь — это личная жизнь. По моему мнению, это самый впечатляющий момент этого скандала. Момент, за который Австрию нельзя не уважать.

За что же поплатился Курц

Однако в телефоне было не только частное, но и общественное. И вот за это Курц должен был заплатить высокую цену — и в виде беспрецедентных обысков в ведомстве федерального канцлера, и в виде вынужденной (хоть и частичной) отставки.

Две вещи поразили австрийскую прессу. Первая — это тон, высказывания, к которым Курц и его окружение прибегали, обсуждая не только своих противников, но и соратников. Именно здесь и прозвучала фраза о «старых дураках». Детская, по меркам украинской политики, но мало приемлемая, по меркам австрийской.

Вторая (и самая главная) — из телефонных сообщений возникло подозрение, что в 2016–2017 годах молодой политик заказывал благоприятные для него социологические опросы в благосклонных к нему изданиях. Которые, в свою очередь, становились благосклонными за счет рекламы, размещаемой в них правительством. А вот это уже, если подтвердится, вполне подпадает под коррупционную мерку.

Кроме того, существует подозрение, что в 2016 году Курц и его окружение по политическим соображениям саботировали финансирование по всей стране школы полного рабочего дня (больной вопрос для многих австрийских родителей).

Коррупция Шрёдингера

Снова повторю: никакие доказательства коррупции предъявлены не были. Речь идет о вещи смехотворной, по меркам циничной политики, но не по меркам приличной: о потере доверия. Причем доверия даже не со стороны избирателей, а со стороны прессы и оппозиционных партий (которые канцлеру, естественно, и так не особо доверяли). Характерно, что едва ли не самой первой недоверие выразила газета Kurier, считающаяся едва ли не самой близкой к Курцу.

Канцлер за тональность переписки извинился, но коррупционные обвинения отрицает. Коалиция «бирюзовых» с «зелеными» не развалилась. Поэтому и отставка вышла частичной: с должности канцлера, но не с должности главы партии. А поскольку предложенный им преемник — карьерный дипломат Александер Шалленберг — является близким соратником Курца и не очень публичным человеком, то оппозиция туманно подозревает, что «система Курц» останется неизменной.

Одним словом, в старушке-Австрии интересно. Можно не сомневаться, что подробно, придирчиво изучать телефонную переписку теперь уже бывшего канцлера будут с удвоенной силой. Если же, несмотря на это, уровень доказательной базы останется таким же, как сейчас, то вполне возможно, что нынешняя коалиция продержится даже до выборов 2023 года. В таком случае Курц действительно будет закулисным канцлером.

Но если скандал не утихнет и появятся новые «разоблачения», то можно прогнозировать крах коалиции и, как следствие, либо ее переформатирование во главе с «красным канцлером» Памелой Рэнди-Вагнер, либо досрочные выборы.

И вот тут напоследок еще один важный, типично австрийский, момент. Так сложилось, что досрочных выборов никто особенно не хочет. Как и возвращения «синих» во власть. Как и возвращения в «красно-черное» прошлое. То есть врагов у Курца много, но положительной альтернативы нет. Момент, когда «низы хотят, а верхи уже не могут», еще не наступил. А когда момент для изменений не наступил, то и изменения могут не произойти. Тем более, а не достаточно ли уже их, этих изменений?

Александр Щерба, «Зеркало недели. Украина»