Как связаны российский беженец, новый премьер Японии и пропаганда Кремля

Newssky.com.ua

Руководство Японии вновь подтвердило намерение заключить с Россией мирный договор только в случае решения территориального спора, пишет обозреватель отдела международной политики «ДС» Владислав Гирман. Новый премьер-министр Японии Фумио Кисида отступил от политики примирения с Россией по вопросу Южных Курил.

Его предшественник Синдзо Абэ какое-то время был готов к компромиссу — заключить, наконец, с Москвой мирный договор и удовлетвориться лишь двумя из четырех остров.

Россию такой компромисс, естественно, не устраивает. Москва, как известно, предпочитает не возвращать чужое, а брать еще больше.

Поэтому возвращение японского правительства к традиционной позиции в вопросе островов было вполне прогнозируемо. Как и сегодняшнее заявление Кисиды, который подчеркнул, что суверенитет Японии распространяется на все Северные территории, а именно на острова Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи, т.е. на Южные Курильские острова, аннексированные СССР после Второй мировой войны.

Избранный 4 октября глава японского правительства, имеющий огромный опыт общения с Москвой, демонстрирует решимость и жесткость словами о том, что без решения территориальной проблемы мирного договора с Россией не будет.

Ужесточение позиции обусловили как личное отношение Кисиды к вопросу Северных территорий, так и недавние действия России. В частности, речь о новой гибридной тактике Кремля, направленной на подтверждение его контроля над Южными Курилами и нивелирование притязаний Токио.

Сейчас Москва активно продвигает идею создания на архипелаге свободной экономической зоны, зазывая, в том числе, и японских инвесторов.

Реализация проекта началась с визита на Итуруп российского премьера Михаила Мишустина, где он, собственно, и озвучил идею с таможенной зоной. Затем ее подхватил и лично Владимир Путин, который пообещал японскому бизнесу и другим иностранным инвесторам освобождение от уплаты НДС сроком на 10 лет.

Токио предложения Москвы понял правильно. Как заявил в начале сентября генеральный секретарь Кабинета министров Японии Кацунобу Като, план создания беспошлинной торговли на Курилах противоречит ранее заключенным между Японией и Россией экономическим соглашениям, а также противоречит позиции Токио по Северным территориям, потому как при создании ОЭЗ на островах все равно продолжили бы действовать российские законы, что ущемляет «правовую позицию Японии».

Соответственно, попытки Москвы подкупить японский бизнес Токио отверг. Тем более, помимо японских инвесторов (прежде для пропагандистского, чем коммерческого и политического эффекта) на острова Россия вполне могла бы пустить и иностранных. Первым делом из Китая — главного регионального соперника Японии. Впрочем, не факт, что Москва оставит попытки провернуть этот сценарий — но уже без участия Японии.

И здесь прослеживается очевидная параллель с Крымом, также оккупированным Россией. На полуострове, заметим, Москва сразу после оккупации тоже создала свободную экономическую зону.

Однако никто особо не рвется инвестировать в Крым под оккупацией Москвы. Если это и происходит, если те или иные иностранные компании заходят на полуостров, то это всегда приводит к скандалу ввиду комплексных международных санкций.

К тому же сейчас формируется довольно выгодная как для Украины, так и для Японии конъюнктура: администрация Джо Байдена в пику Китаю укрепляет свои позиции в Индо-Тихоокеанском регионе. Токио уже активно участвует в совместных с Вашингтоном проектах вроде альянса QUAD (США, Япония, Австралия, Индия) и, по всей видимости, намерена развивать сотрудничество с новоиспеченным американо-австралийско-британском союзом AUKUS.

Это мощные механизмы для усиления собственной региональной политики. В том числе касаемо Южных Курил — в контексте подтверждения японского суверенитета над ними.

И в этой связи весьма примечателен случай с гражданином России, переплывшим в августе пролив между Кушаниром и Хоккайдо, чтобы попросить убежища в Японии.

Ваас-Феникс Нокард, в прошлом уроженец Владимир Мезенцев, перебравшийся на Курилы из Ижевска, своими силами добрался до японских берегов.

Сделал он это то ли полностью вплавь, преодолев 24 км, то ли также с использованием лодки. Информация на сей счет по-прежнему противоречива. Но факт в том, что этот, как выяснилось, фанат японский культуры добрался до Хоккайдо, сбросил гидрокостюм, купил вещи и попросил власти об убежище.

Нокард (с японского «Дракон») на самом деле стал важным символом для японо-российских отношений, в контексте спора вокруг Курил.

Токио отказал Нокарду в предоставлении убежища, но россиянин не унывает и в сентябре подал новое прошение. И по-прежнему пребывает на территории Японии, в Центре иммиграционного контроля регионов Восточной Японии, в Усику (префектура Ибараки).

Это уже вторая его попытка поселиться в Японии. Ранее, в 2011 г., Нокарда депортировали из Японии за нарушение «режима пребывания».

Но ситуация сегодня несколько отличается от сложившейся 10 лет тому назад. В этот раз первоначальное намерение его экстрадировать было обусловлено нарушением режима пребывания — но уже на Кунашире, который Япония, повторим, считает своим. Российская же пропаганда уже отработала нарратив: если Нокарда вновь депортируют, Токио, таким образом, как раз признает Курилы российскими. Поэтому очень интересно, чем эта история завершится.

Россиянину, в случае экстрадиции, в России грозит лишение свободы сроком на два года за нарушение режима пересечения границы. Однако в Японии ему таких обвинений не выдвигали. И это весьма и весьма показательно. Особенно в свете как раз заявления Фуомо Кисиды.