"Оперативники СИЗО-1 передавали видеорегистратор, на него снимали пытки и изнасилования". Экс-заключенные – о расправах в тюрьме Иркутска

Настоящее время

Несколько заключенных, которые содержались в последние годы в следственном изоляторе №1 Иркутска, подтвердили журналистам проекта Сибирь.Реалии информацию о применявшихся там пытках и изнасилованиях, жертвами которых свыше сотни арестованных и осуждённых. Данные о пытках в СИЗО-1 в Иркутске некоторое время назад распространил основатель правозащитного проекта Gulagu.net Владимир Осечкин, которому удалось вывезти за границу 40 Гб видеоархива пыток из тюрем в Саратовской, Владимирской и Иркутской областях. Это в том числе видеозаписи с камер наблюдения и видеорегистраторов, которые должны носить все сотрудники ФСИН в тюрьмах и колониях.

Осечкин подчеркивает, что пытают и насилуют заключенных в учреждениях ФСИН команды негласных агентов агентов ФСБ и ФСИН. Они снимают происходящее на видео, которым затем сотрудники ФСИН шантажируют заключенных – чтобы добиться от них покорности, чтобы склонить к сотрудничеству или просто для того, чтобы получать с них деньги.

Предприниматель из Иркутска Владимир Матушкеев, которого содержали в СИЗО-1 в Иркутске, рассказал, что более года просидел в подобной "пресс-хате и из-за угроз насилия тоже согласился участвовать в пытках свыше сотни человек. Все происходящее, по его словам, курировал оперуполномоченный СИЗО-1.

"Больше года я находился в "пресс-хате" изолятора и был соучастником пыток. Видел, как оперативники СИЗО-1 передавали Денису Голикову видеорегистратор через окно-"кормушку" (отверстие в двери камеры, через которое передается еда - ред.). И на него Голиков и его сообщники снимали пытки и изнасилования, – рассказывает бывший арестант. – А после они отдавали видеорегистратор обратно оперативникам "как отчёт о проделанном спецмероприятии с целью сбора компрометирующей информации".

"Запись делали для шантажа пострадавшего, чтобы он выполнял любые поручения под угрозой его дискредитации. Если другим заключённым станет известно об изнасилованиях, он перейдет в "касту униженных". Такие весь срок в СИЗО и ИК делают самую грязную и унизительную работу – чистят туалеты, канализацию и т. п, – объясняет Матушкеев.

"Чтобы выжить самому и не быть изнасилованным, я каждую неделю платил больше 30 тысяч рублей местному оперативнику, сотруднику ФСИН. И еще давал по 30 тысяч рублей на питание и покупку стероидов для старшего "разработчика" камеры Дениса Голикова и других участников пыток", – говорит он.

Упомянутый экс-заключенным Денис Голиков ранее рассказал Gulagu.net, что его завербовал для избиений и пыток сокамерников тот же оперуполномоченный СИЗО-1 Иркутска. После этого Голиков остался в изоляторе в Иркутске, хотя как осуждённого его должны были этапировать в исправительную колонию для исполнения наказания.

На видео, опубликованном Gulagu.net, Голиков рассказывает, что "заехал в СИЗО-1 Иркутска весом 56 кг при росте 173 см".

"За счёт жертв пыток при поддержке кураторов оперативников и стероидов, которые приносили ему, он раскачался до 117 кг веса, – рассказывают авторы видео. – Его намеренно расчеловечивали с помощью наркотиков и превращали в машину для пыток, накачивая стероидами".

"Меня оставили в качестве внутрикамерного "разработчика"-прессовщика в сформированных "пресс-хатах" СИЗО-1 Иркутска по постановлениям следователей Следственного комитета, – рассказал Голиков в видеоопросе правозащитникам и под протокол письменного опроса адвокату Елене Севастьяновой. – В "пресс-хатах" изолятора находится свыше 30 "разработчиков", к ним отправляли по заданию следователей тех арестованных, кто отказывался "сотрудничать" со следствием".

"Нас вынуждали с ними "работать" так, чтобы они давали "нужные" и удобные следователям показания. Взамен меня обещали "не трогать", и следователь как-то обещала "решить вопрос" с судьёй по предоставлению мне условно-досрочного освобождения, – признался Голиков. – Взамен я должен был добиться у осуждённых Павлова, Глухих и Рязанцева признательных (показаний). Как-то раз она (следователь) намекнула на то, чтобы я организовал нападение на адвоката Дмитрия Дмитриева, когда он придет на встречу с подзащитным".

Адвокат Дмитриев защищал пострадавших от пыток заключенных Тахиржона Бакиева и Кежика Ондара до тех пор, пока их не вынудили подписать отказ от его услуг.

"После насилия заключенных заставляли подписывать фальшивые признательные, самооговор, а также сотрудничать со следствием дальше. То есть давать ложные показания не только против себя, но и против других заключенных. Их шантажировали тем, что издевательства над ними записывали на камеру, и этот "компромат" угрожали раскрыть", – подтверждает слова Голикова бывший заключенный Матушкеев.

Владимир Осечкин утверждает, что сводные данные по показаниям свыше десятка "разработчиков", таких как Голиков, а также трех сотрудников изолятора и более 30 пострадавших от пыток в иркутском СИЗО-1 позволяют утверждать, что только в этом изоляторе пыткам подвергли более 400 человек.

"Свыше сотни из этих 400 были подвергнуты насильственным действиям в извращённой форме, причём часть из этих пыток по заданию оперативников фиксировались на служебные видеорегистраторы ГУФСИН и передавались оперативникам Голиковым и другими разработчиками в качестве отчёта о выполненном приказе", – утверждает Осечкин.

Слова правозащитника подтверждает еще один бывший заключенный, который не хочет раскрывать своего имени. Он дважды побывал в СИЗО-1 (в 2014 и 2018 гг.), а также сидел в ИК-14 и ИК-15 в Приангарье. В последней колонии он находился в том числе во время стихийного бунта в апреле 2020 года и несколько месяцев спустя. Родные заключенных ангарской ИК-15, где был бунт, рассказывали правозащитниками, что в течение 2020 года их родственников вывозили в другие колонии и СИЗО, в том числе иркутские СИЗО-1 и СИЗО-6, где пытали с целью добиться показаний об организаторах беспорядков.

"Оба раза в СИЗО меня сразу закидывали к разработчикам. Выбивать у меня ничего не нужно было – я уже был осужден за кражу, в изоляторе ждал, когда приговор вступит в силу и меня переведут в колонию. Несмотря на это, разработчики "пресс-хаты" избивали меня до гематом, пинали. Низачем им это не нужно было, просто так, агрессию сбросить, – рассказывает он. – Когда нужно было "выбить" показания, там совсем другие пытки были – люди кричали несколько часов так, будто их убивают. Их и убивали фактически. Там на любой оговор можно согласиться, просто даже слушая эти крики. Что уж говорить о том, когда над тобой начинают измываться?"

****

Опубликованное Осечкиным видео изнасилования из туберкулезной тюремной больнице Саратовского управления ФСИН привело к тому, что ФСИН назначил проверку в больнице, а Следственный комитет возбудил семь уголовных дел в связи с издевательствами над заключёнными. Глава областного ФСИН ушел в отставку.

Однако в отношении сотрудников СИЗО-1 в Иркутске и других учреждений ФСИН по Иркутской области пока никаких дисциплинарных мер не принято.