Холодильник побеждает телевизор? Россияне отказываются верить в пропаганду

Флот2017

Уровень доверия россиян к телевидению существенно снизился за март-апрель 2022 года. Об этом свидетельствуют результаты исследования международной рекламной группы GroupM «Accelerate research» о медиапотреблении в россии, с которыми ознакомился «Коммерсант». Опрос проводился среди более 1,7 тысячи респондентов в возрасте от 18 до 60 лет в российских городах с населением больше 100 тысяч человек. Вопрос исследования был сформулирован так: «Если событие освещается несколькими типами СМИ по-разному, какому из них вы бы в первую очередь доверяли?». Согласно результатам, 17 марта 33% опрошенных назвали телевидение источником информации, которому они доверяют больше, чем другим. 27 апреля так считали уже только 23% респондентов. Доверие россиян к интернет-СМИ и официальным сайтам также упало: 17 марта их называли надежными источниками 26% опрошенных, а 27 апреля — 23%. При этом у респондентов выросло доверие к соцсетям, блогам и телеграм-каналам: доля тех, кто предпочитает этот источник информации, увеличилась с 19% до 23%. Под влиянием военных неудач на поле боя против украинских сил обороны россия начала менять свою пропаганду.

РосСМИ уже раздали указания о транслировании новой политической риторики, заявили в Главном управлении разведки Минобороны Украины. А российские власти резко сократили использование термина «денацификация», который владимир путин наряду с «демилитаризацией» упоминал в качестве обоснования начала войны в Украине. Ранее «Флот 2017» сообщал, что в россии в ночь с 7 на 8 мая люди забросали коктейлями Молотова военкомат, который находится в Череповце. В рф такие случаи участились из-за мобилизации. Это уже 7-й случай с начала вторжения рф в Украину, когда россияне забрасывают «коктейлями Молотова» военкомат. Также, потери российской армии только за первый месяц полномасштабного вторжения в Украину превысили количество погибших за 10 лет афганской «кампании». На сегодняшний день уже ликвидировано более 26 тыс. личного состава оккупантов, а оставшиеся (пока что) в живых всеми силами пытаются избежать участия в «специальной военной операции».