"Оставят без куска хлеба за исполнение своих обязанностей". Десятки адвокатов Беларуси лишились лицензий из-за защиты протестующих

Как минимум 20 человек уже лишены адвокатских лицензий в Беларуси. Они фактически лишены права на профессию. И это те, кто защищал политических заключенных: Виктора Бабарико, Марию Колесникову, юриста Максима Знака. С теми адвокатами, которых уже лишили лицензий, и теми, кто в условиях преследования продолжает работать, встретился корреспондент Настоящего Времени в Минске Роман Васюкович.

"Ко мне в центре города подскочили трое мужчин в масках. За руки меня схватили. Без всяких предисловий, объяснения причин, претензий ко мне – затащили в автомобиль", – так адвокат Марии Колесниковой Людмила Казак рассказывает о своем задержании в сентябре.

Тогда ее обвинили в неподчинении милиции, составили протокол и отправили в изолятор на Окрестина. Позже Людмилу Казак оштрафуют, а протокол станет формальной причиной для лишения ее адвокатской лицензии.

"Я, конечно, не ожидала, что может быть вот такое дикое безобразие, которое произошло, – говорит она. – Но то, что разного рода неприятности будут, это было очевидно, поскольку в принципе в предыдущие годы сталкиваюсь с защитой по резонансным делам, я уже лично на себе претерпевала определенное внимание того же Министерства юстиции".

Без права на профессию осталась и адвокат Елена Шинкаревич, которую вызвали на внеочередную аттестацию в марте и лишили адвокатской лицензии: формально из-за недостаточной квалификации. Сама она считает – за то, что в судах защищала участников мирных акций протестов и публично осуждала насилие и репрессии.

"Еще только когда начинался политический процесс…Мы ведь не глупые люди и знаем, чем у нас заканчиваются любые политические дела, – говорит Шинкаревич. – В принципе, мы с коллегами обсуждали, что мы должны понимать, что мы сейчас рискуем лицензией. Готовы мы рискнуть или не готовы? Выбор был еще до августа, хотя я уже тогда пошла защищать желающих попасть в участковые комиссии. Но после того, что произошло в августе, лично для меня моральных вариантов уже не было".

Лишилась работы и Ольга Баранчик – за то, что отказалась исключать из адвокатуры своего коллегу Михаила Кирилюка, который занимался политическими делами и комментировал происходящее в стране. В марте Ольгу вызвали на комиссию, которая лишила адвоката лицензии с формулировкой "недостаточная квалификация".

"Мы не можем адвокатов исключать только за то, что он высказал свое мнение на личной странице в фейсбуке. Материалы, которые прислало Министерство юстиции, это было три публикации, – говорит Ольга Баранчик. – Я попросила к заседанию подготовить лингвистическую экспертизу: было ли что-то оскорбительное в данных публикациях? И лингвисты дали это заключение. И когда мы говорили, что у нас есть заключение, как мы можем говорить о том, что он совершил поступок, несовместимый со званием адвоката. Было такое, что ваше заключение это".

Репрессии в отношении адвокатов затронули в первую очередь тех, кто защищал политических заключенных и открыто высказывал свое мнение. Давление на адвокатов усилилось еще и после того, как Александр Лукашенко потребовал от чиновников навести порядок в адвокатуре.

"Что сделано для наведения порядка в адвокатуре? Основная задача этого правового института – защита законных интересов граждан, субъектов хозяйствования, как они здесь неукоснительно соблюдают закон. Поэтому и здесь давайте на этот вопрос посмотрим. Но еще раз подчеркиваю: без попыток поставить кого-то на колени и наклонить. Виноват – отвечай, не виноват – иди работай", – заявлял Лукашенко.

Выговор за пост в фейсбуке, в котором раскритиковал проект изменений в законодательство об адвокатуре, уже получил и защитник Виктора Бабарико Дмитрий Лаевский.

"В сегодняшних условиях органы власти – и в данном случае имеется в виду Минюст – наделены такими широкими полномочиями, при которых любой адвокат может быть лишен статуса", – сказал Лаевский.

Законодательство об адвокатуре, которое планируют изменить чиновники, может полностью уничтожить независимую адвокатуру Беларуси, считает Людмила Казак.

"Независимость – это основной принцип существования адвоката. Если адвокат под государством и жестким контролем государственных органов, то будет, естественно, бояться за то, что завтра его оставят без куска хлеба, за то, что он честно исполняет свои адвокатские обязанности. Наверное, этого и добиваются: бойтесь, иначе не будете работать", – говорит она.

"Будет запрещено действовать адвокатам индивидуально и действовать адвокатам в составе бюро адвокатских. Данная форма деятельности будет устранена. Если так брать, то для адвокатуры это крах", – говорит Ольга Баранчик.

"Этот проект предусматривает то, что человек, который хочет стать стажером адвоката, должен пройти согласование с Минюстом. Если Минюст человека не согласовал, человек не может прийти на стажировку, и путь в адвокатуру для него закрыт", – говорит Лаевский.

"Для адвокатуры ничего хорошего в целом не светит, потому что законы у нас работают очень плохо. Полезность для граждан, в первую очередь для юрлиц, нам приходится все время обосновывать и доказывать, почему нужен адвокат, почему он не лишний", – говорит Шинкаревич.

За последние несколько месяцев адвокатских лицензий по политическим мотивам лишилось более 20 человек, и их количество продолжает увеличиваться.