Слежка и давление, разоблачения и краудфандинг. Как выживают независимые расследовательские проекты в России

Расследование фактов коррупции, поиск спрятанной недвижимости, связей чиновников с крупным бизнесом. Журналистские публикации с доказательствами фактов коррупции и кумовства собирают миллионы просмотров, но, как правило, их игнорируют власти и надзорные органы. Именно независимые расследователи, а не силовики установили личности "Чепиги и Мишкина", искали и находили отравителей Алексея Навального или тайную вторую жену Рамзана Кадырова. Но после публикации расследований авторы таких материалов получают угрозы, а на редакции оказывают давление.

"Куда палку ни воткни – вырастет расследование"

"В России есть: А – почва для этого, Б – спрос. Под почвой [я подразумеваю, что] куда палку ни воткни – вырастет расследование. В том смысле, что можно расследовать-перерасследовать, это специфика нашей страны в ее нынешнем состоянии. Очень много коррупции. Все это поставляет непрерывные, бесконечные темы для нашей работы", – говорит главный редактор издания "Проект" Роман Баданин.

Журналист Роман Баданин запустил "Проект" в 2018 году. До создания собственного медиа он в разные годы возглавлял журнал Forbes, руководил объединенной редакцией РБК, был главным редактором телеканала "Дождь". Журналист Роман Анин возглавляет медиа "Важные истории". В 2017 году Анин в составе группы журналистов-расследователей получил Пулитцеровскую премию за расследование "панамского архива". Роман Доброхотов – главный редактор издания The Insider. Главное расследование 2020 года о предполагаемых отравителях Навального Инсайдер подготовил вместе с Bellingcat, CNN и Der Spiegel.

Все три редакции: "Проект", The Insider и "Важные истории" – существуют за счет частных пожертвований, разовых или регулярных донатов. "Расследования это дорого, но это того стоит", – так "Проект" призывает читателей участвовать в его работе. The Insider на своем сайте также призывает оформлять донаты, в примечании сказано: миллион рублей в месяц обеспечит стабильную работу, два миллиона – развитие проекта и расширение команды.

Расследования на деньги читателей

"Расследования стоят денег. Стоят денег они потому, что это не только зарплаты журналистов: это еще и работа с базами данных, это еще и командировки, это еще и съемки видео – потому что современное расследование не может быть просто текстом", – объясняет заместитель главного редактора "Проекта" Михаил Рубин.

"Мы хотим провести краудфандинговую кампанию новую в этом году, этим летом, – говорит главный редактор The Insider Роман Доброхотов. – Наш план такой: если хотя бы каждый сотый из наших читателей подпишется на донаты, средний донат – это 5 евро. Если это случится, то в принципе это закроет все вопросы. Не надо будет думать о рекламе и еще способах получения доходов".

"Важные истории" намерены со временем перейти на полную окупаемость работы редакции через пожертвования читателей. Главный редактор Роман Анин говорит, что для этого потребуется около пяти лет: "Мы некоммерческая организация, мы живем на пожертвования читателей и институциональных доноров – это организации и люди, которые жертвуют большие суммы денег, чем читатели. Имена этих институциональных доноров мы не называем, по той причине, что мы знаем: это грозит опасностью в России. Мы видели это на примере ФБК, на примере других проектов: как только российские власти узнают, кто финансирует проекты, которые им не нравятся, проекты независимые – они начинают давить на тех людей, которые готовы на эти проекты жертвовать деньги, чтобы обрезать источники финансирования".

"Слежку просто выставляют – и все, за вами ездит машина"

В "Проекте" вышли десятки материалов о влиятельных политиках и функционерах, их незадекларированных доходах, недвижимости и личных отношениях, которые демонстрируют возможные конфликты интересов. Среди героев публикаций Сергей Нарышкин – директор службы внешней разведки, Юрий Ковальчук – акционер банка "Россия", Адам Делимханов – депутат Госдумы от Чечни, Дмитрий Медведев – зампред Совета безопасности.

В ноябре 2020 года "Проект" выпустил расследование про таинственную мультимиллионершу из Петербурга Светлану Кривоногих. Авторы выяснили, что близкая знакомая Владимира Путина в начале 2000-х стала акционером банка "Россия". Кроме многомиллионных активов журналисты обнаружили, что у Кривоногих есть дочь с отчеством "Владимировна", которая невероятно похожа на президента России. Это расследование посмотрели больше 2,6 миллионов раз.

Подготовка таких материалов в современной России сопряжена с рисками. На редакции и авторов пытаются оказать давление, за журналистами ведется слежка, они получают угрозы.

"Что касается слежки: ее просто выставляют – и все, за вами ездит машина. Тут все более-менее понятно, – рассказывает Роман Баданин. – Сигналы они посылают через третьих лиц, наших знакомых, источников. Иногда – прямо в почту или в сообщения авторам в телефон или мне. Главный залог безопасности – это максимальная публичность и заметность того, что мы делаем. Если кто-то думает, что не писать что-то, что тебя просят не писать, лучше, чем писать, – это ошибка. Нужно рассказывать. И саму историю и факт давления в связи с этой истории нужно публичить. Таков мой подход".

"Что происходило с нами: массово пытаются взломать ваши аккаунты, оказывают психологическое давление, когда показывают, что за вами ходят и следят, – перечисляет Роман Анин. – Но если за нами ходят и мы это видим – значит, они показывают: смотрите, мы за вами постоянно наблюдаем".

В начале апреля этого года дома у Романа Анина и в редакции "Важных историй" прошли обыски. Уголовное дело о нарушении неприкосновенности частной жизни возбудили из-за расследования Романа, которое вышло в 2016 году в "Новой газете". Это история про яхту бывшей жены главы "Роснефти" – Игоря Сечина.

"По совершенно абсурдному поводу обыски, изъятие всей техники – и постоянно нависает меч, что ты из статуса свидетеля можешь превратиться в подозреваемого. С совершенно понятным исходом – у нас же суды не оправдывают", – рассуждает Анин.

Самый популярный ролик на ютубе "Важных историй" – расследование о бывшем зяте и дочери Владимира Путина. "Текст про бывшего зятя Владимира Путина – Кирилла Шамалова, – это огромный текст, когда я его написал, мне было страшно, что я вывалю этот поток информации на головы читателям. Был уверен, что его никто не прочитает . Его прочитало на сайте более полумиллиона человек, в ютубе посмотрело более двух миллионов человек, время прочтения на сайте – около 9 минут. Это огромное время, которое люди тратили и читали".

Статус иностранного агента как способ давления

В декабре 2020 года Госдума утвердила поправки к закону об иноагентах. Как сказано на сайте Думы, это "установление дополнительных мер противодействия угрозам национальной безопасности". В конце апреля 2021-го в список внесли издание "Медуза". После получения статуса иноагента "Медуза" потеряла рекламодателей, урезала зарплаты сотрудникам на 30-50% и вынужденно объявила сбор денег на спасение медиа. Главреды "Проекта", "Важных историй" и The Insider не исключают, что и их издания могут попасть в список иноагентов.

"Да, конечно, всех могут [признать иноагентами] и, видимо, признают. Даже начальных знаний истории и политологии достаточно, [чтобы понять], что это будет только нарастать. Нет такого сценария, закона политологического, по которому будет "оттепель", которая позволила бы нам всем работать дальше. Так или иначе мы все под этим риском – вы, мы, много кто другой", – говорит Роман Баданин.

"Инструмент с признанием иностранным агентом – чтобы штрафовать людей, которые перепосты делают, – это тоже будет рычагом, – считает Роман Доброхотов. – У государства есть много возможностей по подавлению всех формальных структур связанных с юрлицами, которые зарабатывают деньги на рекламе – как это было у "Медузы".

Сейчас в списке Минюста уже 19 СМИ и людей, которые маркированы как "выполняющие функции иностранных агентов". Работу над новыми расследованиями журналисты "Проекта", The Insider и "Важных историй" останавливать не планируют.