"Скрывают свои лица, подписи и имена". Как в оккупированных городах тайно правят военные коменданты и кого назначают публичными "властями"

Настоящее время

В оккупированных российскими войсками городах начинают появляться новые "власти" - коллаборанты, которых военные "назначают" мэрами и руководителями. Зачастую это и вовсе случайные люди: так, например, в Бердянске "заместителем мэра" назначили дворника - в новом статусе он будет отвечать за вопросы архитектуры.

Журналистка Bihus.info Алиса Юрченко изучала "назначения" на оккупированных территориях. Она рассказывает, что случайные люди - по сути лишь прикрытие для военных комендатов, которые скрывают свои имена и фамилии и стараются быть максимально непубличными.

— Вы посмотрели на несколько городов Запорожской области. Вы вообще поняли, как так вышло, что оккупационные власти назначают руководителями в оккупационную администрацию даже дворников?

— Очевидно, что это от безысходности. Но на самом деле не только люди, которые не смогли реализовать себя в Украине, попадают на такие должности. На должности более высокого уровня в оккупированных городах все-таки попадают, судя по Запорожской области, местные хозяева жизни, местные князьки, например, как [бывший депутат ВР] Евгений Балицкий. Он долгое время публично не хотел признавать, что он сотрудничает с оккупационной властью. Но буквально неделю назад стало публично известно, что его назвали так называемым "губернатором Запорожской области" с "центром" в оккупированном Мелитополе. А Галину Данильченко, которую вы показывали в материале еще до этого, назвали самоназванным мэром Мелитополя. Она работала раньше как раз на его предприятии. Он долгое время не афишировал, что попадет на эту якобы высокую должность у оккупантов, но попал.

Я буквально вчера или позавчера читала откровения для российских медиа другого коллаборанта Олега Царева, который сказал, что он встречался с Евгением Балицким еще до этого официального назначения. И говорит, что непублично давно было известно, что его назначат. Хотя при этом Балицкий в комментариях BBC еще полтора месяца назад утверждал, что он просто случайно остался в оккупированном городе и просто возит туда продукты.

Поэтому, к сожалению, такие примеры как уборщица, парикмахер или дворник – это не только они. Более высокие должности все же занимают люди, казалось бы, солидные, с деньгами, люди, которые могли без проблем выехать в то же Запорожье и там наладить бизнес на помощь Украине, однако они остаются и занимают эти должности псевдогубернаторов, псевдоруководителей военно-гражданских администраций и так далее.

— Вы понимаете, почему, например, в Мелитополе назначают человека, который все-таки был депутатом местного совета, а в Васильевке или в Бердянске – это какая-то предпринимательница и некий дворник, которые вообще никогда в политической жизни этого региона участия не принимали?

— Мне, к сожалению, неизвестен ответ на этот вопрос. Но с Бердянском действительно самая странная ситуация. Если еще в Васильевке это хотя бы предпринимательница, которая чего-то в жизни добилась и сумела построить как минимум модельное детское агентство. То здесь назначение дворника заместителем – совершенно непонятная вещь. Там еще и руководителем ЗАГСа назначили уборщицу. Поэтому в Бердянске ситуация, совсем не поддающаяся никакой логике. И этот якобы дважды судимый псевдомэр, по крайней мере, эту информацию про судимость публиковали и в офисе президента Украины, и на "Миротворце" она опубликована. Поэтому, скорее всего, это правда. Но объяснить, что такое случилось у оккупантов в Бердянске, что они вообще никого адекватного там не могли найти, я не могу. Но это факт.

— Расскажите подробнее, почему это так происходит? Если я правильно понимаю из вашего расследования, там есть некие военные российские коменданты, которые таких людей используют в качестве витринной власти. Это люди, которые сами не принимают решений, а решения принимаются военными комендантами?

— Совершенно точно. Из того, что я анализировала, я вижу это так. Во-первых, туда приходят военные, которые назначают военную комендатуру, и они максимально непубличны, они скрывают свои имена. Я вчера анализировала уже Херсонскую область и в очередной раз убедилась, что даже приказы, которые военная комендатура публикует в оккупантских телеграм-каналах, они иногда даже без фамилий – не то что без инициалов. Без дат и подписей. Только какая-то странная печать с двуглавым орлом и подписью: военный комендант такого-то города или области. Они максимально скрывают свои лица и свои имена.

Я говорила с одним из мэров, которому через два месяца оккупации пришлось выехать из города в Запорожской области, который он возглавляет. Он тоже рассказывал, что у них комендант за это время ему ни разу не представился. Он называл только свой порядковый номер. То есть эти военные преступники, которые захватили власть в городах на юге страны, они боятся сейчас назначать кого-то с открытыми лицами. Но тем не менее они действительно подбирают таких коллаборантов на украинской стороне для того, чтобы те выступали публичными лицами, записывали какие-то видеообращения, ходили клали цветы на памятники и так далее.

Плюс в этой схеме есть еще одно звено. Это украинские коллаборанты, которые ранее выехали с территории Украины после 2014 года. Как правило, все они строили мифическую сепаратистскую Новороссию на украинском Донбассе. В первую очередь я имею в виду Олега Царева, который сперва ехал с российскими войсками захватывать Киев. А сейчас он регулярно приезжает в захваченные города Херсонской и Запорожской областей и там общается в том числе с теми, кого назначают этими витринными начальниками городов и заместителями. Кроме Царева, это еще несколько менее известных фамилий – Рогов, Шарлай. Они все строили эту так называемую Новороссию после 2014 года. Они уехали из подконтрольной нашим властям Украины, курсировали то в оккупированном Крыму, то в оккупированном Донбассе, то в Москве.